Российская власть меняет тактику борьбы с террористическими организациями на Северном Кавказе

9 июня 2010 года сотрудники Федеральной службы безопасности РФ провели на Северном Кавказе спецоперацию, в ходе которой был пойман главарь террористического бандподполья Али Тазиев по кличке Магас. Именно пойман, а не убит при задержании – что будут суд и наказание, – заявил председатель правительства Ингушетии Алексей Воробьев. В свою очередь, и глава государства Дмитрий Медведев, выслушав доклад директора ФСБ России А. Бортникова о поимке Магаса, прилюдно выразил в связи с этим свое удовлетворение.

9 июня 2010 года сотрудники Федеральной службы безопасности РФ провели на Северном Кавказе спецоперацию, в ходе которой был пойман главарь террористического бандподполья Али Тазиев по кличке Магас.

Именно пойман, а не убит при задержании – что будут суд и наказание, – заявил председатель правительства Ингушетии Алексей Воробьев. В свою очередь, и глава государства Дмитрий Медведев, выслушав доклад директора ФСБ России А. Бортникова о поимке Магаса, прилюдно выразил в связи с этим свое удовлетворение и дал указания «сделать все необходимое для правильного оформления показаний этого бандита, для того чтобы все необходимые процессуальные действия были совершены, ну, и впоследствии все эти преступления, которые совершались, получили соответствующую оценку со стороны суда».

Кроме этого президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заявил, что Магасу как террористу нужно дать пожизненный срок. «Даже не расстрел – это для него слишком легкая кара. Чтобы он до конца своей жизни сидел, каялся, каялся и каялся. Хотя никто его молитвы не примет – он и его сподвижники обеспечили себе место в аду», – сказал Евкуров.

Таким образом, российская власть на федеральном и региональном уровне меняет тактику борьбы и переходит от тактики тотального уничтожения террористов к их поимке и преданию суду. Скорее всего, как в Москве, так и на столицах Северокавказских республик руководители пришли к пониманию того, что лозунги «наносить кинжальные удары» и «мочить террористов» положительных результатов в противодействии террористическим организациям не приносят.

Во-первых, погибший террорист в глазах его многих сородичей и земляков выглядит как мученик, борец за веру. А значит, смерть террориста лишь облегчает вербовку руководителям террористических организаций. То есть, вместо одного погибшего бандита, ряды террористов пополняют как минимум двое-трое. Поэтому вместо ожидаемого спада террористической угрозы в результате уничтожения «борцов за веру», происходит ее рост.

Во-вторых, пойманный террорист, находясь в местах заключения, уже выглядит обычным преступником, а не «борцом с неверными». При этом он остается живым. А значит, уже меньше найдется желающих за него мстить. Ведь мстят, как правило, за убитых, а не живых. Да и самого главаря банды, скорее всего, еще покажут по телевидению в весьма неприглядном виде как жалкого опустившего человека, желающего выклянчить у власти прощения за свои преступные деяния!

В-третьих, еще не пойманные террористы начинают понимать свою незавидную перспективу. Одно дело погибнуть от рук «неверных» и остаться в глазах земляков этаким героем. Другое дело всю оставшуюся жизнь сидеть в тюрьме. При этом самим боевикам со стороны власти дан знак: сдавайтесь, мы вас не убьем, но отвечать за свои поступки будете по закону. Возможно, что кого-нибудь из рядового состава террористических организаций устроит и такая перспектива.

В любом случае, полагаем, переход от тактики тотального уничтожения террористов к их поимке и преданию суду может дать положительный результат в борьбе с террористической угрозой на Северном Кавказе и будет способствовать снижению террористической угрозы в России.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений