Бандеровцы в почёте. Почему Хрущёв добился для них амнистии в СССР

Подожгли барак

Несмотря на то, что после Победы в 1945-м ещё десяток лет советская власть отлавливала недобитых националистов по лесам Украины, большин­ство бандеровцев, не успевших сбежать за границу, были осуждены по ст. 58 УК и получили от 10 до 25 лет. С националистами, не замеченными в зверствах, разобрались так же быстро: в 1944-м началось выселение их в Россию. А в 1947-м провели операцию по переселению «Запад», главной целью которой был подрыв базы ОУН* и УПА* на Западной Украине. Те, кто оказался в лагерях, сразу показали характер. Александр Солженицын в книге «Архипелаг ГУЛАГ» так описывал сопротивление «политических» уголовникам: «Не знаю, где – как, а у нас это началось с приезда Дубовского этапа – в основном западных украинцев, ОУНовцев. Дубовский этап привёз к нам бациллу мятежа. Молодые, сильные ребята, взятые прямо с партизанской тропы, они в Дубовке огляделись, ужаснулись этой спячке и рабству – и потянулись к ножу».

Методы у них оказались знакомыми. «Коллега рассказывал и о том, как к ним в зону, где царил воровской закон, прислали большой этап бандеровцев, – писал Валерий Ронкин в книге «На смену декабрю приходит январь». – Те пошли к пахану и попробовали договориться с ворами, чтобы они не трогали политиков. Но на следующий день демонстративно был убит политический, не пожелавший делиться посылкой с ворами. После очередного убийства бандеровцы подожгли воровской барак, предварительно заколотив его двери. Выскакивавших из окон бросали обратно. С той поры воровская власть в зоне кончилась». 

Переселенцы вели себя потише. Незамужние женщины по­скорее выходили замуж, меняли фамилию, чтобы никто уже не мог сказать, что пани такая-то была пособницей бандеровских банд. Все безропотно работали в советских колхозах, леспромхозах и артелях, их дети учились в советских школах и институтах. И кстати, многие не захотели возвращаться на Украину, когда им было это позволено.

Считается, что возвращению на родину бандеровцев способ­ствовал Никита Хрущёв. Когда уроженец Курской губернии занял руководящие партийные посты в УССР, он активно пробивал амнистию. В докладных записках Сталину Хрущёв писал, какое это будет иметь огромное значение для возвращения западных областей Украины к мирной жизни. 

Переселенцы вели себя потише. Незамужние женщины по­скорее выходили замуж, меняли фамилию, чтобы никто уже не мог сказать, что пани такая-то была пособницей бандеровских банд. Все безропотно работали в советских колхозах, леспромхозах и артелях, их дети учились в советских школах и институтах. И кстати, многие не захотели возвращаться на Украину, когда им было это позволено.

Считается, что возвращению на родину бандеровцев способ­ствовал Никита Хрущёв. Когда уроженец Курской губернии занял руководящие партийные посты в УССР, он активно пробивал амнистию. В докладных записках Сталину Хрущёв писал, какое это будет иметь огромное значение для возвращения западных областей Украины к мирной жизни. 

С «чистой совестью»

17 сентября 1955 г. вышел Указ Президиума ВС СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период ВОВ». Он снимал судимость и поражение в правах, позволял бывшим прислужникам гитлеровцев вернуться из лагерей и эмиграции. Тогда не учли, что многие сбежавшие за границу уже были завербованы спецслужбами США, Британии, ФРГ. Спешили установить мир на Западной Украине…

Указ, по которому были освобождены бандеровцы, власовцы, лесные братья, полицаи и пр., снимал с них судимость и поражение в правах. По данным республиканского МВД, только в 1955–1958 гг. на ПМЖ в УССР прибыло более 25 тыс. амнистированных, из них 7 тыс. – в Львовскую обл. (до ареста там проживали только 196). А к 1972 г. на Львовщине насчитывалось уже 50 тыс. «возвращенцев». Активно селились они и в центре, и на востоке Украины.

В 1956 г. в адрес ЦК КПСС была направлена докладная запис­ка за подписью 2-го секретаря ЦК КПУ Н. Подгорного. В ней указывалось, что из мест заключения вернулись больше 40 тыс. националистов и даже «ряд бывших главарей оунов­ского и церковно-сектантского подполья». И с ними возникают проблемы. Подгорный приводил такой пример: «Возвратившийся в село Пащуки Ровенской области бывший бандит ОУН Цвях избил бригадира колхоза Кушнира, сказав при этом: «Вы наших повстанцев в тюрьму сажали, мы вас всех перережем».

В начале 1956-го стали потихоньку возвращаться и некоторые депортированные. Всем им помогали с работой и жильём, возвращали или возмещали конфискованное имущество. Кстати, многие сосланные на Урал и в Сибирь трудились там на золотодобыче и везли домой целые состояния. Их новые дома откровенно выделялись на общем фоне. Водились денежки и у вернувшихся из-за границы.

И отсидевшие, и ссыльные имели шанс устроиться на хорошую работу. А самые предприимчивые – в органы власти. Тогда появился даже анекдот про двух братьев-украинцев. «Один был Героем Советского Союза, а другой бандеровцем. Последний вернулся из лагеря, поработал год конюхом, потом стал бригадиром, ещё через год – директором колхоза, затем ушёл в райком партии. Его брат-герой при встрече спрашивает: «Как так, я все эти годы простой тракторист, а ты уже большой начальник?» А тот и отвечает: «А ты в анкетах пишешь, что у тебя брат бандеровец, а я – мой брат Герой Советского Союза». 

С «чистой совестью»

17 сентября 1955 г. вышел Указ Президиума ВС СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период ВОВ». Он снимал судимость и поражение в правах, позволял бывшим прислужникам гитлеровцев вернуться из лагерей и эмиграции. Тогда не учли, что многие сбежавшие за границу уже были завербованы спецслужбами США, Британии, ФРГ. Спешили установить мир на Западной Украине…

Указ, по которому были освобождены бандеровцы, власовцы, лесные братья, полицаи и пр., снимал с них судимость и поражение в правах. По данным республиканского МВД, только в 1955–1958 гг. на ПМЖ в УССР прибыло более 25 тыс. амнистированных, из них 7 тыс. – в Львовскую обл. (до ареста там проживали только 196). А к 1972 г. на Львовщине насчитывалось уже 50 тыс. «возвращенцев». Активно селились они и в центре, и на востоке Украины.

В 1956 г. в адрес ЦК КПСС была направлена докладная запис­ка за подписью 2-го секретаря ЦК КПУ Н. Подгорного. В ней указывалось, что из мест заключения вернулись больше 40 тыс. националистов и даже «ряд бывших главарей оунов­ского и церковно-сектантского подполья». И с ними возникают проблемы. Подгорный приводил такой пример: «Возвратившийся в село Пащуки Ровенской области бывший бандит ОУН Цвях избил бригадира колхоза Кушнира, сказав при этом: «Вы наших повстанцев в тюрьму сажали, мы вас всех перережем».

В начале 1956-го стали потихоньку возвращаться и некоторые депортированные. Всем им помогали с работой и жильём, возвращали или возмещали конфискованное имущество. Кстати, многие сосланные на Урал и в Сибирь трудились там на золотодобыче и везли домой целые состояния. Их новые дома откровенно выделялись на общем фоне. Водились денежки и у вернувшихся из-за границы.

И отсидевшие, и ссыльные имели шанс устроиться на хорошую работу. А самые предприимчивые – в органы власти. Тогда появился даже анекдот про двух братьев-украинцев. «Один был Героем Советского Союза, а другой бандеровцем. Последний вернулся из лагеря, поработал год конюхом, потом стал бригадиром, ещё через год – директором колхоза, затем ушёл в райком партии. Его брат-герой при встрече спрашивает: «Как так, я все эти годы простой тракторист, а ты уже большой начальник?» А тот и отвечает: «А ты в анкетах пишешь, что у тебя брат бандеровец, а я – мой брат Герой Советского Союза». 

Не смирились

Бывшие оуновцы, пособники нацистов, те, кто убивал украинцев, поляков, евреев, коммунистов и пр., действительно активно «перекрашивались» в коммунистов и комсомольцев. Нет, они не раскаялись и не смирились – они приспособились. Некоторые умудрялись менять биографии и фамилии. Историки утверждают, что в партийных, общественных и хозяйственных организациях УССР было не меньше трети амнистированных в ­1955–1959 гг. националистов и членов их семей. С годами в обкоме КПСС и райкомах Львовской обл. доля некогда осуждённых бандеровцев превышала 30%. А в Волынской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях их было от 35 до 50%.

По хрущёвской амнистии освободили и последнего лидера УПА* Василя Кука. Преемник Шухевича отсидел всего 6 лет и вернулся в Киев. Его устроили на работу в Центральном государственном историческом архиве УССР и Институте истории АН УССР. Говорят, вся местная партийная элита тайком ручкалась с Куком. А он ещё тогда проповедовал, что украинским националистам надо менять тактику: «Притвориться добропорядочными советскими гражданами и внедряться, занимать руководящие посты в партийном и советском аппарате, в органах культуры, просвещения, воспитывать молодёжь в национальном духе». Пока существовал СССР, за Куком присматривал КГБ. А он и не скрывал, что сотрудничает с «конторой». Но уже в 90-х в незалежной Украине издавались его работы об истории экстремистской организации, элиты встречались с ним не тайно, а нарочито показательно. Василь Кук официально стал героем, дожил в почёте до 94 лет, а теперь на его родине стоит памятник бывшему лидеру ОУН*.

Вольготная жизнь и удачное внедрение бандеровцев особенно удачно шло, когда Хрущёву удалось поставить во главе ЦК компартии Украины не скрывающего своих националистических взглядов Петра Шелеста. Именно при нём в 1970 г. начал карьеру в аппарате ЦК КПУ будущий первый президент независимой Украины Леонид Кравчук. В 1991-м, когда в Верховной раде зашла речь об «освободительной миссии» ОУН – УПА*, он с гордостью признался, что и сам в детстве, когда жил в селе под Ровно, носил в лесной схрон продуктовые передачи бандеровцам.

*Организация, запрещённая в РФ.

Мнение  эксперта

Историк, автор книги «Хрущёвская слякоть», ­советник ректора МПГУ ­Евгений Спицын:

– Хрущёв не был идейным украинским националистом. В конце 1954 г. председатель КГБ И. Серов направил ему записку о том, что в Европе проживают полмиллиона бывших граждан СССР, сотрудничавших с немецкими оккупантами, в том числе участников оуновских формирований. И что в условиях холодной войны американцы и их сателлиты в Европе могут использовать этих граждан как своеобразную ударную силу. Поэтому предлагалось принять документ, который позволил бы этим людям вернуться в СССР, покаяться и стать добро­порядочными советскими гражданами. Это стало прелюдией к амнистии, которую Хрущёв долго пробивал.

В итоге после указа от 1955 г. на территорию Украины вернулось более 200 тыс. бывших активных участников оуновского подполья. Причём они осели не только в Западной, но и в Восточной Украине – в Харьковской, Донецкой, Днепро­петровской, Херсонской и других областях.

Екатерина Мирная

Источник: https://aif.ru/society/history/banderovcy_v_pochyote_pochemu_hrushchyov_...

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений