Этносословия в советском обществе (на примере этносословия башкир в БАССР)

Процессы, происходящие в национальных автономиях России, Конституция РФ позволяет рассматривать через призму концепции национализма. С этой точки зрения в национальных республиках РФ существуют политические нации,  которые обладают зачаточными государственностями («национальными республиками  в составе РФ»), связанными с центральной властью РФ положениями федеративного договора. Элиты этих наций ведут сложную политику, цель которой – получение из центра дотаций и в то же время – максимальное дистанцирование от центра. Наиболее радикальные активисты этой элиты призывают к отделению этих республик от РФ и созданию полноценных национальных государств.

Несмотря на кажущуюся самоочевидность такой теоретической схемы, она страдает значительной оторванностью от реальности. Мы полагаем, что перед нами очередная попытка перенести на российскую почву «импортированные теории» (С.Г. Кордонский), которые описывают качественно иную западную реальность. Национализм, равно как и нации - феномены модернистского либерального капиталистического западного общества[1]. Нации появляются в XVII-XVIII вв. в Западной Европе как институты, которые собирали распавшееся, атомизировавшееся общество средневекового Запада. Национализм становится идеологией и строительства наций, и их самовоcпроизведения.

В Росссии наций в западном смысле – как форм гражданского общества, равно как и национального государства как правового государства «общественного договора», не существует. Так называемые «титульные нации» в республиках представляют сложные образования, включающие в себя этносы, племенные группы, национальные интеллигенции, созданные методами госполитики в советские времена, кланы функционеров и т.д.

Так называемые «республики в составе РФ» - никакие не национальные протогосударства, поскольку, имея второстепенные признаки государственности (Конституцию, флаг, герб, гимн), они лишены главных ее признаков, делающих социальное образование государством – собственных полиции и армии (ведь первостепенная функция государства – поддержание внутренней безопасности и защита от внешних врагов).

Наконец, национализм региональных радикальных политиков – никакой не политический либерал-национализм западного типа, например, они требуют привилегий для титульного этноса, при этом провозглашая себя демократами, тогда как один из главных тезисов либеральной демократии - равенство всех граждан перед законом.

Реальное российское общество мало изучено, поскольку, как мы уже говорили, российское научное сообщество делает это с применением западных теорий, которые созданы на основе анализа совершенно иной социальной реальности – классового эгалитарного, модернистского гражданского общества Запада. Следует взглянуть на структуры российского государства и общества, не через призму западных теорий, а объективно. На наш взгляд, это позволяет сделать теория, разработанная современным социологом С. Кордонским[2].

Теория ресурсного государства и сословного общества С.Г. Кордонского

Здесь мы не имеем возможности излагать эту теорию подробно. Коснемся только тех ее основных аспектов, которые нужны для нашего дальнейшего исследования. С.Г. Кордонский исходит из того, что в России на всех этапах ее истории – и дореволюционном и советском, и постсоветском – в значительной степени государство имело черты ресурсного государства, а общество – сословного общества. Ресурсное государство – это такое государство, которое фактически, а иногда и юридически обладает собственностью на все, что имеется на подвластной ему территории (включая землю, природные ископаемые, людей, их труд и результаты этого труда). Поскольку частной собственности как таковой здесь нет, то торгово-рыночное распределение необходимых для жизни населения средств отсутствует. Средства эти (от еды, одежды и жилья до денег и привилегий) государство распределяет между социальными группами, исходя из господствующих в обществе представлений о социальной справедливости (важности той или иной группы), взамен накладывая на эти группы определенные обязанности. Средства, которые распределяются государством, Кордонский называет ресурсами. Ресурс отличается от товара тем, что товар приобретается на рынке за деньги, при этом не играет роли, какой статус в обществе имеет покупатель. Ресурс не покупается, а дается государством, причем не кому угодно, а лишь представителю той социальной группы, которой «положен» этот ресурс по писаному или неписаному закону (поэтому в этом обществе нет богатых и бедных в западном смысле слова; здесь не играет роли, успешен ли человек экономически или нет, а играет роль, лишь к какой сословной группе он принадлежит). Собственно, право на получение какого-либо ресурса и делает социальную группу (наследственную или ненаследственную) сословием[3], а количество и качество ресурса ставит это сословие на определенное место в иерархии общества данного типа и определяет характер его отношений с другими, вышестоящими и нижестоящими сословиями.

Как уже говорилось, получение ресурса представителями сословия предполагает исполнение ими обязанностей. Обязанности эти диалектически связаны с правами (здесь уместно выражение, которое правовед Н.Н. Алексеев использовал для описания российской общественно-политической жизни, - «правообязанность»). Иначе говоря, обязанности сводятся к правильному «целевому» освоению ресурса. Правильным или «целевым» здесь называется использование ресурса по назначению[4]. Если же сословие неправильно, не по назначению использует ресурс (а присваивает его либо стремится превратить его в товар), то оно может быть лишено ресурса и  даже расформировано как сословие. Государство в сословном обществе не только выдает ресурсы, но и следит за их использованием, а также наказывает за их нецелевое использование (причем не только индивидов, но и целые сословия).

Мы уже упоминали, что в России на всех этапах ее истории существовали ресурсное государство и сословное общество. В дореволюционной имперской России сословия существовали официально, это - члены монаршей семьи, дворяне, духовенство, почетные граждане, купцы, крестьяне и т.д. Существовал табель о рангах, который определял статус, привилегии и обязанности всех находящихся на государственной службе.

Советское общество было устроено сложнее. Формально оно было модернистским обществом, где все были равны перед законом и власть принадлежала избираемым всем народом Советам депутатов. Фактически власть принадлежала партии, которая выполняла роль государства, все общество было разделено на сословия, права и обязанности которых оговаривались либо в подзаконных актах (так, постановление ЦИК и СНК СССР «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов» от 1932 года определяло права городских рабочих и служащих, которые получали внутренний паспорт и колхозников, которые были его лишены и могли получить его лишь в случае выезда в город).

Кордонский выделяет такие сословия советского общества, как: рабочий класс, крестьянство, интеллигенция, номенклатура. Он указывает, что государство специально создавало временные или постоянные сословия для выполнения определенных целей (например, сословие советских писателей или сословие целинников). Время от времени государство расформировывало сословия, которые были повинны в нецелевом использовании ресурса (например, был ликвидирован РАПП, который не смог справиться с задачей управления цехом советских писателей, и взамен создан Союз Писателей).

Каждый гражданин СССР был приписан к целому ряду сословий (члены партии, комсомольцы, военнообязанные, члены профсоюза и т.д.), и это отражалось в имеющихся у него документах (например, прописка в паспорте означала, что гражданин принадлежит к сословию горожан, чья привилегия – легально жить на территории данного города, а обязанность – заниматься в городе общественно-полезным трудом, в противном случае гражданин подлежал выселению).

В современной России, по Кордонскому, формируются свои сословия, например, сословие сотрудников спецслужб, особые права которых даже оговорены законом («Закон об ФСБ»), продолжают существовать советские сословия (пенсионеры, бюджетники и т.д.) и в то же время с сословным обществом сосуществует зародыш общества классового типа, которое  функционирует и взаимодействует с государством совсем по другим законам.

Этносословия в России

Концепция Кордонского дает ключ к пониманию взаимоотношений народов в союзных и автономных республиках СССР и в национальных автономиях современной России, поскольку позволяет рассматривать живущие в них народы (и прежде всего так называемые «титульные этносы») как этносословия. Этносословиями мы будем называть этнические группы, которые являются сословиями в том смысле, который вкладывает в этот термин С.Г. Кордонский[5], то есть которые получают от государства определенный ресурс (как правило, в виде набора привилегий) и взамен обязаны выполнять определенные государственные повинности (иногда символические, иногда - реальные). Этносословия следует отличать от этносов, так, русские в СССР были этносом, но не были этносословием, потому что не имели привилегий, данных государством. Этносословия имеют свое корпоративное самосознание, построенное на идее, что они заслужили госресурс (прошлыми либо настоящими заслугами или как компенсацию за прошлые обиды), представления об идеальном поведении члена этносословия (вплоть до того, как он должен одеваться и говорить). Им свойственно стремление к взаимопомощи и к созданию органов сословного самоуправления, которые могли бы принимать в этносословие или исключать из него (соответственно, наделять ресурсом, положенным этносословию или лишать его).

Этносословие – такая же характерная и органическая форма существования этноса в традиционном сословном обществе, как нация – в обществе модернистском и классовом. В условиях капитализма этносословия разрушаются, поскольку в либерально-капиталистическом обществе государство не наделяет никого ресурсами, средства к существованию распределяются через рыночные механизмы и доступны всем, кто «экономически успешен» (преуспел в накоплении капитала), а привилегии отсутствуют в силу юридического равенства граждан перед законом.

Существование этносословий – также традиция для России. В аутентично-сословном российском обществе, каковым была Российская империя, права и обязанности этносословий были оговорены в законе. В Российской империи все народы разделялись на природных подданных империи и инородцев, а инородцы в свою очередь на оседлых, кочевых, бродячих  инородцев, сибирских инородцев, инородцев Туркестанского края и т.д. Их жизнь регулировалась «Уставом об управлении инородцев», изданном в 1822 году. Разные категории инородцев имели различные привилегии, касающиес, прежде всего, порядка управления и воинской повинности (так, инородцы Туркестана подчинялись местному судопроизводству и освобождались от воинской повинности), в то же время на них налагались и определенные обязанности, в частности в сфере налогообложения и передвижения по стране[6]. Говоря проще, инородцы Туркестана получали от государства ресурс (например, право на самоуправление на основе собственных обычаев), но обязаны были использовать этот ресурс правильно (в целях укрепления, а не ослабления имперской власти).

В Советском Союзе этносословия существовали негласно (хотя некоторые привилегии малых народов нашли юридическое выражение, так, чукчи освобождались от призыва в Советскую армию по закону). Права и обязанности этносов (этносословий) либо оговаривались в подзаконных актах (непубличные распоряжения партийных комитетов о проценте представителей определенных народов при поступлении  вузы и т.д.), либо молчаливо признавались всеми как устоявшееся положение вещей, традиция (так, сложилась традиция, согласно которой должность первого секретаря обкома КПСС национальной республики в составе РСФСР доставалась представителю титульного этноса, должность второго секретаря - русскому).

Были этносословия привилегированные (титульные этносы национальных республик и округов)  и наказанные (чеченцы, ингуши, крымские татары), обреченные на легитимное ущемление прав. Имеется пример ущемленного этносословия – советских евреев, которое сумело добиться от государства права на выезд за рубеж на ПМЖ, которого были лишены члены привилегированных советских сословий.

Интересно рассмотреть механизм деятельности этносословия на примере типичного титульного этноса национальной автономной республики РСФСР - башкир в  БАССР и ее наследнице - Республике Башкортостан[7].

Этносословие башкир в БАССР

Победа большевиков над белыми в период гражданской войны во многом стала возможной за счет компромисса между Советской властью и умеренными националистами («национал-коммунистами») из среды нерусских народов. Ярким примером такого компромисса стал договор между Башкирской республикой, возглавляемой Заки Валидовым и Советской Россией В.И. Ленина. Самими башкирскими националистами взаимоотношения с российской властью мыслились как федеративные, однако на деле в Советской Башкирии к 1930-м годам окончательно формируется этносословие башкир, которое существовало на всем протяжении советского периода и продолжает существовать и теперь[8].

Какие же ресурсы получили от государства башкиры, что позволяет говорить о них как о советском этносословии?

1) Прежде всего, право на пользование родной башкирской землей. В 1860-1870-х годах государство разрешило куплю-продажу башкирских вотчинных земель, результатом чего стала «земельная лихорадка» - скупка башкирских земель по заниженным ценам, отраженная в русской литературе (Л.Н. Толстой). За 9 лет «свободной продажи», с 1869 по 1878 год, было продано - с огромным количеством нарушений закона - около миллиона десятин башкирской земли в среднем по рублю за десятину[9]. Таким образом, башкиры лишились значительной части своей земли.

Национализация земли Советской властью означала изъятие ее у тех русских купцов и зажиточных крестьян, которые скупали землю у башкир. Но земля не была возвращена башкирским родам, а именно передана  башкирам-сельчанам (впоследствии колхозникам) в пользование. Причем предполагалось, что  она будет использоваться по предназначению – для сельскохозяйственной деятельности (Советской власти удалось превратить башкир в земледельцев) и традиционных народных промыслов башкир – разведения лошадей, пчел и т.д. Официальная пропаганда всячески превозносила образ башкира-земледельца или коневода, которому Советская власть вернула то, что незаконно было отобрано у него при царском режиме. Постепенно стало складываться  представление, что одно из основных предназначений башкир в советском обществе – сельскохозяйственный труд, которое транслировалось через литературу, театральные постановки, кино, телевидение, задавая модель поведения для башкир. Причем представление это разделялось и самими башкирами, первые советские поколения которых воспринимали национализацию, то есть экспроприацию земли у бывших частных собственников, как историческое возмездие, а свой труд на национализированной земле во благо Советской власти - как торжество социальной  справедливости. Итогом стала ситуация, которую фиксируют специалисты по этническому разделению труда: башкиры в отличие от русских и татар в основном были заняты в БАССР в сельском и лесном хозяйстве. По данным переписи 1989 года башкиры составляли большинство в следующих отраслях народного хозяйства: сельское хозяйство - 34, 6% башкир, 33, 3% татар, 16, 6% русских); лесное хозяйство (37, 1% башкир, 29, 5% русских, 29, 5% татар[10]. Показательно, что перестроечные социологи и солидарные с ними деятели башкирского нацдвижения видят в этом уже социальную несправедливость, представления башкир о социальной справедливости и достойном месте в обществе со временем изменились.

2) Следующий ресурс, который получило в советские времена этносословие башкир от государства - право на развитие родной культуры. Право это обеспечивалось целым рядом государственных мер – созданием национального театра, сети национальных школ, национальных отделений в творческих союзах, отделений  на филфаках пединститутов и университетов, газет и журналов на башкирском языке, госиздательства, выпускающего книги на башкирском языке. Наконец, существовал нацнабор на факультеты и в аспирантуры вузов республики и Москвы и Ленинграда (заметим при этом, что нацнабор распространялся на гуманитарные факультеты, поскольку был необходим для воспроизведения гуманитарной интеллигенции). Однако, как мы говорили, право на ресурс предполагало обязанность целевого использования ресурса. В данном случае это означало, что члены этносословия башкир обязаны получать образование, становиться либо создателями, либо потребителями башкирской советской культуры. Официальная пропаганда  внушала, что башкир-интеллигент должен заниматься развитием национальной культуры, созданием башкирской истории, башкирской литературы, их популяризацией, а башкир – крестьянин, рабочий, служащий быть книгочеем, активным читателем продукции на башкирском языке, знатоком своей истории и культуры (в ее советском варианте). В связи с этим в гуманитарном научном сообществе БАССР к 1960-м годам сложился интересный и малоисследованный феномен: создание диссертаций, монографий, научных работ по истории Башкирии (особенно по таким ее узловым темам, как, например, присоединение Башкирии к России, башкирские восстания 17-18 веков, Башкирия в период гражданской войны 1918-1921 гг.) становятся прерогативой ученых – башкир по национальности. Они сознательно или бессознательно рассматривают это как своеобразное специфичное служение членов своего этносословия и попытки ученых - русских или татар заниматься тем же расценивают как нарушения установленных правил и отвечают на них моральным бойкотом. В то же время историк - башкир по национальности, который решил вдруг заниматься другой тематикой – скажем историей Европы, тоже рассматривается ими как кандидат на исключение из этносословия.  В глазах членов этносословия башкир он был виновен в нецелевом использовании ресурса: он получил образование как башкир, пользуясь льготами для башкир, но отказывается выполнять башкирское этносословное служение.

3) Еще один ресурс, который полагался в советское время башкирам как этносословию, можно назвать условно «дружба народов». Имеется в виду государственная идеологическая поддержка башкир, создание в рамках официальной пропаганды положительного образа башкирского народа и олицетворяющих его героев, осуждение оскорблений башкир и их культуры, провозглашение права  башкир войти в «семью советских народов» «на равных». Иначе говоря, предполагалось, что любой башкир по национальности, в какой бы области Советского Союза он ни оказался, мог рассчитывать на радушную встречу со стороны представителей других народов СССР, на уважительное отношение к башкирской культуре, ее героям  и прежде всего, Салавату Юлаеву, официальный культ которого имел общесоюзный характер. Обязанность же члена эносословия башкир состояла в таком же отношении к представителям других народов Советского Союза (в том числе и русскому народу). В 1930-1950-е годы в республике сложились даже негласные правила речевого этикета башкир, направленные на выражение уважения к русским и предотвращение конфликтов на национальной почве. Например, чтоб избежать неприятных ситуаций, связанных с тем, что русскому человеку трудно произнести башкирские имена и отчества, башкиры сами предлагали называть их на русский лад (так, Амалетдин становился Алексеем, а Ильгам - Иваном). Если в общем разговоре участвовали не только башкиры, но и русские, то считалось невежливым говорить по-башкирски. Входя в помещение, где есть и русские, и башкиры, следовало произносить приветствие на обоих языках.

Вообще негласная этика советского общества предписывала умалчивать о национальных обидах, превозносить достоинства других народов (разумеется, в среде соплеменников в неформальном общении возможно было и другое поведение).

4) Еще один ресурс, который советское государство давало башкирам на основе традиции, то есть неписаного закона – это право на создание национальных моноэтничных вооруженных формирований. Это право даровалось только в случае большой оборонительной войны (в мирное время башкиры служили на общих основаниях в многонациональных воинских частях). Примером является создание знаменитой башкирской кавалерийской дивизии в годы Великой Отечественной войны. Целевым использованием этого ресурса считалась, естественно, борьба с врагом и защита всей Родины (а не только малой Родины башкир) и государства.

Кстати, подобный ресурс был предоставлен не только башкирам. Была калмыцкая кавдивизия, чечено-ингушская кавдивизия. Последняя известна тем, что большая часть ее личного состава дезертировала или перешла на сторону врага: «из 2986 чел., призванных в формировавшуюся в 1942 г. Чечено-Ингушскую национальную кавдивизию, дезертировало 1772 чел.»[11] Наказанием за это стало лишение чеченцев и ингушей государственных привилегий, в том числе и привилегии жить на своей малой Родине (с позиций мировоззрения ресурсного государства все, в том числе и земля, принадлежит государству и ему решать, какой народ где будет жить)[12].

5) Наконец, одним из главных ресурсов, дарованным советским государством башкирам, был административный ресурс. Пропаганда представляла это как осуществление права башкирского народа на самоопределение, которого башкиры были лишены в дореволюционный период. Однако не будем забывать, что советская марксистская пропаганда имела в качестве своей базы концепцию европоцентризма, которая совершенно неприложима к российской реальности. Безусловно, БАССР не была «государством башкир» (так же как не была она провинцией «унитарного государства русских», которые якобы прикрыли истинный характер своей власти словесами о федерализме, как утверждают современные башкирские националисты). Речь шла о праве башкир занимать определенные должности в партийном и советском аппарате (как правило, согласно традиции башкир был первым секретарем комитета, а русский или татарин - вторым). Это было очень важным стимулом для любого башкира, поскольку он знал, что он, только потому что принадлежит к башкирскому народу, может рассчитывать на определенный карьерный рост (хотя нередкими были случаи, когда представители других национальностей, прежде всего татары, выдавали себя за башкир, чтоб воспользоваться этой привилегией). Однако это накладывало и обязанность – повышенной лояльности по отношению к советскому государству и публичное, подчеркнутое осуждение «башкирского национализма» (в эпоху сталинских партийных чисток предполагалось даже личное участие в таких чистках и разоблачение искомых «националистов»).

Мы перечислили лишь основные привилегии и обязанности советского этносословия башкир. Теперь для большей ясности представим их в виде  таблицы:

Таблица 1

Ресурс

Целевое использование ресурса

Право на землю

Труд в сельском и лесном хозяйстве

Право на развитие культуры и на образование

Развитие родной культуры

Дружба народов

Уважение к другим народам

Право на национальные вооруженные формирования в военное время

Защита всей советской Родины

Право на высшие административные должности

Повышенная лояльность к Советской власти и борьба с «башкирским национализмом»

Существование этносословия башкир преследовало следующее цели, весьма выгодные для советского государства:

1)           Развитие культуры неславянских народов, подвергавшихся дискриминации при царском режиме, что соответствовало пропагандистской саморекомендации советского государства как освободителя народов империи;

2)           Обеспечение межнационального мира и согласия за счет ресурса «дружбы народов»;

3)           Обеспечение лояльности нерусских народов, и прежде всего их политических и культурных элит.

Однако дальнейшее развитие этносословия башкир, равно как и других титульных этнических и неэтнических советских сословий, было связано с кризисом сословного общества, поразившим СССР в «период застоя». С.Г. Кордонский  связывает этот кризис с рассогласованием межсословных отношений, распространением среди советских сословий убеждения, что доля ресурса, выделяемого им партией и правительством, не соответствует их значению в обществе, а также развитием механизмов теневого рынка, криминальной рыночной экономики, подтачивающих начала сословности[13]. Это предопределило судьбу советских сословий (в том числе - этносословий) в постсоветскую эпоху.

Ссылки:

1. Для традиционного общества этничность была не важна, более важными были политическая лояльность и религиозная принадлежность.

2. Кордонский С.Г. Сословия в постсоветской России, его же «Ресурсное государство», его же «Российская Поместная федерация».

3. Как видим, Кордонский употребляет термин сословия в другом смысле, нежели историческая наука, которая видит сословия лишь в архаическом обществе, по Кордонскому сословия существуют и в обществе современном.

4. Для сословного общества характерно мировоззрение, суть которого выражена в платоновско-аристотелевской философии, где каждая вещь, независимо от того, создана она человеком или нет, имеет внутреннюю имманентно ей присущую цель.

5. Cобственно, Кордонский пишет о «сталинских нациях» как учетных сословиях, но не развивает эту мысль.

6. См. Правовое положение инородцев Российской империи http://badnews.org.ru/news/pravovoe _polozhenie_inorodcev_v_rossijskij_imperii_chast_1/2011-01-07-5880, Н.Н. Андреянова Понятие инородцев и их классификация в дореволюционной юридической литературе и законодательстве Российской империи XIX века http://emelinaludmila.ru/forum/lofiversion/index.php/t128.html

7. Подобная попытка уже предпринималась в работе: Ростислав Романов «Существует ли башкирский национализм?» http://www.rb21vek.com/280-sushhestvuet-li-bashkirskij-nacionalizm.html

8. Тот факт, что башкиры были и остаются этносословием не исключает того обстоятельства, что каждый отдельный башкир входил и входит различные сословия и подсословия советского и российского общества (крестьян, рабочих, интеллигенции, горожан, селян, членов КПСС, комсомольцев, членов профсоюза, пенсионеров и т.д.).

9. http://www.oktb-tower.narod.ru/histor/bash6.htm

10. Ирназаров Р. Равенство этносов в республике Башкортостан Уфа, 1997, С. 49.

11. http://www.rau.su/observer/N5-6%20_01/5-6_05.HTM).

12. Как видим, концепция этносословий позволяет вполне рационально объяснить такие феномены, как сталинское выселение народов.

13. См. Кордонский С.Г Сословия  постсоветской России М. 2008.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений