Глава 2. Начало холодной войны

Следующим шагом США «в помощи европейцам снова обрести  экономическое здоровье, без которого невозможны ни стабильность, ни мир» стал план Маршалла. 5 июня Маршалл изложил в Гарварде основные  направления экономического плана. В частности, в его речи было сказано следующее: «Наша политика направлена не против какой-либо страны или доктрины, а против голода, нищеты, отчаяния и хаоса. Её цель должна заключаться в возрождении рабочей экономики в мире для создания таких политических и социальных условий, при которых могут существовать свободные институты…Я уверен в том, что любое правительство, которое готово помогать осуществлению задачи восстановления, встретит полное сотрудничество со стороны правительства США. Любое правительство, которое предпринимает манёвры с целью препятствовать восстановлению других стран, не может ждать от нас помощи». В дальнейшем посол СССР в США Н. В. Новиков скажет, что эта фразеология Маршалла была направлена явно против СССР.

Предложения Маршалла были положительно встречены в правительственных кругах Англии и Франции. Однако в Советском Союзе настороженно и подозрительно отнеслись к выступлению госсекретаря США. Оценивая это выступление, Новиков писал 9 июня, что в предложении американцев отчётливо видны контуры направленного против нас западноевропейского блока.

17-18 июня в Париже состоялась встреча министров иностранных дел Англии и Франции – Э. Бевина и Ж. Бидо, на которой, в частности, говорилось, что создание специальной организации для рассмотрения плана Маршалла может быть только с привлечением СССР. Правда, и у них были сомнения относительно согласия советской стороны. Временному поверенному в делах СССР во Франции И. И. Авалову были вручены ноты МИД этих стран. Советское правительство дало согласие на участие в совещании министров иностранных дел. Но советские лидеры не знали, что в госдепартаменте 28 мая 1947 г. было решено, что страны Восточной Европы смогут принять в программе восстановления континента, только если они откажутся от почти исключительной ориентации их экономики на Советский Союз. Как тут не согласиться с мнением М. Наринского: «Фактически план был подготовлен таким образом, что участие в нём Советского Союза и стран Восточной Европы выглядело весьма проблематичным». Ещё одним подтверждением этого факта служит Закон № 472 конгресса США о помощи иностранным государствам от 2 апреля 1948 г., в котором излагались цели, задачи, принципы и условия предоставления помощи в виде займов, субсидий, кредитов, а также содержались положения, направленные на ограничение торговли западноевропейских стран со странами, не являющимися участницами плана, в первую очередь с СССР и странами Восточной Европы.

Ясно, что советское руководство никогда бы не отказалось от недавно завоёванной сферы влияния в обмен на американские кредиты и не потерпело бы никакие формы контроля со стороны США в отношении стран Восточной Европы и тем более СССР. На взгляд автора, в Вашингтоне прекрасно понимали это и всё же, видимо, надеялись переманить ряд стран из-под советского влияния, но не получилось.

Тем не менее, Молотов попросил советских послов ряда стран, а также учёных-экономистов высказать свои соображения относительно американского плана восстановления Европы и возможной позиции Советского Союза. Посол в США Новиков подтвердил свою первоначальную оценку, добавив, что США оставили за собой право самим решать вопрос о том, кому, в каком размере и на каких условиях они окажут помощь. Докладную записку в правительство подготовил академик Е. Варга. План, по мнению академика, должен был смягчить экономический кризис в США, а также принести политические выгоды.  

В июле в Париже была назначена  конференция, открытая для всех стран, в том числе и СССР. Совершенно неожиданно для всех 26 июня во французскую столицу прибыл Молотов во главе делегации, количество членов  которой и их ранг давали пищу для оптимистических прогнозов. Однако через три дня представители выразили свое принципиальное несогласие с американским проектом: они соглашались на двустороннюю помощь без предварительных условий и контроля, но возражали против коллективного предприятия, способного поставить под сомнение исключительное влияние СССР в Восточной Европе. В то же время они постарались уменьшить психологический эффект, произведенный  предложением Маршалла, путем сравнения огромных нужд послевоенной Европы и ограниченных возможностей США. В конце концов, 2 июля Молотов прервал переговоры, заявив, что «поставленные под контроль» европейские страны потеряют ради удовлетворения «нужд и желаний некоторых великих держав» свою экономическую и национальную независимость.

И всё-таки у Сталина и Молотова были определённые сомнения относительно участия в плане Маршалла. Так, в направленных ими указаниях в адрес коммунистических и рабочих партий стран Восточной Европы вначале рекомендовалось участвовать в новом совещании в Париже по плану Маршалла, обосновывать несостоятельность англо-французской позиции, а затем уйти с конференции. На следующий день в новой телеграмме рекомендовалось не давать ответа об участии до 10 июля (конференция открывалась 12 июля), а в ночь с 7 на 8 июля срочно поступило указание отказаться от участия в конференции, а мотивы отказа изложить по своему усмотрению.

Между тем некоторые восточноевропейские страны, в том числе Польша и Чехословакия, приняли приглашение участвовать в международной конференции. Однако под давлением СССР сначала Польша, а затем и Чехословакия объявили, что они не будут представлены в Париже. В Чехословакии коммунисты уже контролировали, помимо поста председателя Совета Министров, Министерство Внутренних Дел и Национальной Обороны и могли в любой момент захватить всю власть в государстве. Да и общественное мнение в стране после Мюнхена больше доверяло славянскому старшему брату, чем западным демократиям. 10 июля чехословацкое правительство объяснило, что его участие в конференции могло быть истолковано «как акт, направленный против СССР». 11 июля Румыния, Венгрия, Албания и Финляндия также заявили о своем отказе. Таким образом, именно июлем 1947 г. следует датировать раскол Европы: с одной стороны – клиенты США, с другой – сателлиты Советского Союза.

Экономический аспект послевоенного устройства стал одним из моментов, где интересы сверхдержав резко разошлись. США хотели организовать общую мирохозяйственную систему и стать её лидером, так как на мировых рынках они играли бы по привычным правилам. СССР, формально поддерживая бреттонвудские соглашения, не мог включиться в эту систему, не меняя в корне свою экономическую и политическую природу. Сталинское руководство также надеялось получить после войны от США льготную помощь и было страшно разочаровано и оскорблено, когда выяснилось, что она предоставляется на определённых условиях. В результате в деле экономического восстановления СССР Сталин решил полагаться исключительно на собственные силы, не пренебрегая, впрочем, интенсивными репарациями и демонтажем экономики стран, территория которых была занята советскими войсками. Согласиться беспрепятственно допустить в ту же Чехословакию или Румынию американский бизнес, использовавший для достижения своих целей экономические рычаги, более эффективные, нежели политическое давление Москвы, означало бы потерю этих стран.

Ухудшение  международного  климата продолжалось в течение всего  1947 г., отмеченного все более заметным втягиванием восточноевропейских стран в орбиту СССР. В 1947 г. оформление режимов «народной демократии» вступило в свою вторую фазу: после интермедии «коалиционных правительств» (1945-1946 годов) власть переходила к коммунистам. В Румынии в декабре король Михай отрекся от престола в пользу народной республики. В Болгарии, где бывший  руководитель Коминтерна Димитров, вернувшись из СССР, создал в  ноябре  1946 г. правительство с коммунистическим большинством, летом 1947 г. была принята Конституция, скопированная с советской. В конце августа был казнен лидер Партии болгарских крестьян Н. Петков, герой  антифашистского Сопротивления. В Польше сформированное в 1945 г. коалиционное правительство ушло в отставку после выборов в январе 1947 года; коммунист Берут стал Президентом республики, а Гомулка занимал пост Генерального Секретаря Коммунистической партии. Выборы в Венгрии (август 1947 года), искусно проведенные коммунистом-министром внутренних дел Л. Райком, завершились поражением крестьянской партии. Коммунисты решили, что полученные на выборах 22% голосов, сделавшие их первой партией в стране, дали им право захватить все ключевые посты в правительстве, что они и сделали. Только Чехословакия, хотя и уступившая советскому давлению по вопросу о плане Маршалла, продолжала, казалось, сопротивляться установлению коммунистами своего полного контроля над государством.

Из всего вышеизложенного следует признать, что для США план Маршалла был не только средством поддержки американского экспорта, но и орудием в холодной войне против Советского Союза. Было бы наивно полагать, что, разрабатывая план Маршалла, американские правящие круги не принимали в расчёт свои политические и экономические интересы. В экономическом плане его цель была – использование финансовой зависимости европейских стран для проникновения на их рынки американских товаров и создание экономической базы для блока западноевропейских стран. В политическом же – к созданию военно-политического блока из числа присоединившихся к плану и дружественным США стран.

Итак, международные отношения в 1946 г. оказались запутанными и неопределёнными. Бывшим союзникам по антигитлеровской коалиции из-за конфликта интересов и недоверия друг к другу было очень трудно договориться по многим вопросам послевоенного мирного урегулирования. Подобная обстановка в мире требовала подробного анализа и объяснения. В результате, в правительственных кругах США, Англии и СССР шли поиски  источников и причин создавшегося положения. Таким образом, появились на свет речь Черчилля в Фултоне, телеграмма Кеннана, меморандум Мэтьюза и другие документы с одной стороны, а с другой – отчёты и телеграммы посла СССР в США Новикова министру иностранных дел СССР В. М. Молотову. Обе стороны в документах и выступлениях, хотя ещё не совсем открыто, принялись обвинять друг друга в попытках к установлению мирового господства.

В виду дальнейшего ухудшения отношений между СССР и США, особенно из-за греческого вопроса, американской стороной была выдвинута доктрина Трумэна, призванная уже на практике сдержать распространение коммунизма в мире. Однако откровенно антисоветская программа доктрины вызвала критику не только в США, но и в странах Западной Европы. В конечном итоге, появился план Маршалла – более завуалированная, на взгляд автора, американская форма сдерживания коммунизма в Европе. Фактически реализация плана Маршалла и резко негативная реакция советского руководства означали важнейший рубеж на пути раскола Европы. Восторжествовала концепция раздела Европы на сферы влияния, которую ранее не хотели принять руководящие круги США.

Часть 6 http://www.lawinrussia.ru/node/359468

Часть 7 http://www.lawinrussia.ru/node/364249

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений