Инклюзивный капитализм: новая ловушка глубинного государства и Ватикана

Инклюзивный капитализм – это ещё одна из множества буржуазных теорий всеобщего благоденствия, которыми хозяева мировых денег периодически подкармливают общество в трудные времена, пытаясь отвлечь от желания бороться за политические права. Капитализм в кризисе, он исчерпан, – как сказал Сорос, «музыки уже нет, а они всё танцуют».

Проблема расширяющейся бедности грозит ренессансом левых идей, вплоть до марксизма и ленинизма, что уже заметно в интеллектуальных и студенческих кругах Запада. Повестку необходимо перехватывать, но так, чтобы не менять принцип сложившейся власти семей и кланов.

Инклюзивный капитализм – это старая демагогия на новый лад альянса крупной буржуазии с верхушкой католической церкви, сросшейся с финансовыми кругами США и Британии.

В начале ХХ века Ватикан носился с идеей корпоративизма и солидаризма, пытаясь замазать популярную тогда марксистскую теорию классовой борьбы в индустриальном обществе, но после того, как корпоративизм был взят на вооружение итальянским фашизмом, ставшим союзником Гитлера, идею заменили на американскую теорию народного капитализма, популярную после Второй мировой войны.

Это было нечто наподобие проекта борьбы с проституцией, когда каждой женщине с пониженной социальной ответственностью предлагалось купить швейную машинку.  

Пролетариату вместо швейной машинки предлагалось дать акции предприятий в незначительном количестве, чтобы они могли приобщиться к капитализму и изменить классовые интересы. Правда, сумма годовых дивидендов была такой маленькой, что на них можно было один раз сходить в магазин за мелкими покупками. Потому акции пролетариат, отличавшийся относительной бедностью, стремился побыстрее продать, а мышления не изменил, и потому идею забросили.

Эпоха всеобщего благоденствия среднего класса позволяла не заниматься разруливаем конфликтов, так как они гасились кредитной лихорадкой и вызванным ею потребительским бумом. Когда всё закончилось, и рынки впали в очередной кризис перепроизводства, прибыли корпораций стали падать.

Лопающиеся финансовые пузыри на биржах привели к ускоренному обнищанию и размыванию среднего класса, подсевшего было на биржевые спекуляции, и тогда про народный капитализм вновь вспомнили. Но теперь дали ему другое название в виде эвфемизма «инклюзивный».

Непонятное слово должно вызывать уважение масс и оправдывать претензии на научную солидность и обоснованность. «Инклюзивность» можно перевести как всеобщность – в противовес слову «эксклюзивность» – исключительность, особость.

Инклюзивный капитализм как теория подразумевает, что социализация общества расширяется, но в центре возникает не государство, а корпорация, конечно, транснациональная, а не какая-то иная. Именно она упраздняет государство и приватизирует его регуляторные функции. А если быть ещё более точным, то речь не о корпорациях, а о владельцах финансирующих их банков, формирующих Мировое правительство как глобальное Политбюро глобальной КПСС.

Теперь ответственность за экономическую деятельность ложится не на акционеров компаний, а на всех – наёмных работников, смежников, покупателей и потребителей, на государство. Прибыли падают, но взамен корпорации получают полную власть над обществом, занимаясь вместо государства перераспределением совокупного или валового продукта, что прежде было привилегией избираемых обществом парламентов, контролирующих правительственные бюджеты.

Относительно термина «инклюзивный капитализм» есть разные мнения. Дотошные исследователи не могут найти первоисточника в интернете. Хотя Кристин Лагард считает, что автор термина – Линн де Ротшильд, а Клаус Швабб и Тьерри Мальрё лишь изложили её идею.

Концепцию формировали с 2008 по 2014 годы, и в её поддержке замечены такие персонажи, как члены британской королевской семьи, глава МВФ Кристин Лагард, бывший президент США Билл Клинтон, миллиардер Джордж Сорос, лорд-мэр лондонского Сити Фионе Вульф. Предварительно идею прокачали на американском Круглом столе бизнеса, куда входят руководители ТНК и акционеры ФРС.

В результате решили следующее: 1. Прибыль больше не должна быть целью бизнеса. 2. Целью станет снижение бедности населения через снижение цен и расширение сбыта бедным, чтобы они забыли про политику. 3. Корпорации не принадлежат акционерам, обслуживая не их, а всё общество.

И опять очередная версия корпоративизма полемизирует с марксизмом, выдавая невроз авторов «новой буржуазной этики». Кристин Лагард, обосновывая инклюзивный капитализм, сказала, что Маркс устарел, так как нынешний капитализм отличается от современного Марксу, заявлявшему, что капитализм как раз эксклюзивен, так как ведёт к концентрации капитала в руках немногих и выталкивает из производства большинство, обрекая его на нищету. Теперь, говорит Лагард, надлежит расширить приобщение масс к благам капитализма и тем самым превратить выводы Маркса в оксюморон.

Критики Лагард обращают внимание на то, что Маркс называл нынешний кризис прибылей корпораций законом тенденции нормы прибыли к понижению, что влечёт усиление социальной поляризации общества на богатых и бедных. И потому всеобъемлющий (инклюзивный) капитализм «для всех» является очередной утопией. Тем самым оксюмороном, который Лагард стремится приписать Марксу.

Однако эта утопия пользуется поддержкой Ватикана, решающего в этой истории свои проблемы, прежде всего спасение денег банка Ватикана и снижение диффамационной волны руководимых протестантами США СМИ, оседлавшими педофильскую тему католического епископата. Приход к власти в США католика Байдена даёт такую возможность.

Держащий нос по ветру папа 11 ноября 2020 года посещает созданный три года назад Совет по инклюзивному капитализму, на котором заявляет: «Вы приняли вызов: реализовать идею Форума и найти способы для того, чтобы капитализм стал более инклюзивным средством для целостного человеческого благосостояния».

Сайт «Новости Ватикана», выражая позицию папы по этому вопросу, в крайне осторожных и обтекаемых формулах, тщательно избегающих любых ассоциаций с марксизмом, резюмирует: «Необходимо преодолеть экономические модели, вытесняющие определенные категории людей и углубляющие пропасть между богатыми и большинством».

По словам папы, предпринимательство является «благородным призванием, нацеленным на достижение богатства и улучшение мира для всех», а подлинное развитие не может ограничиваться одним лишь экономическим ростом, оно должно охватывать всех людей и всю сущность человека. Это требует обновления, очищения (про покаяние папа почему-то не сказал), и укрепления экономических моделей, основой которых должно стать «личное обращение и щедрость по отношению к нуждающимся».

Экономика должна быть этичной, а «культуре одноразового потребления и отбросов» папа противопоставил «инклюзивный капитализм, не отбраковывающий никого из братьев и сестер и поэтому достойный наших усилий». Откровенная утопичность этой теории буржуазного коммунизма вовсе не смущает папу – не для научной связности он изрекает подобные формулы.

Это серьёзная заявка на поддержку Ватиканом курса Ротшильдов. Кроме них в Совет по инклюзивному капитализму входят Рокфеллеры, косвенно причастные к знакомству и браку Линн Форестер де Ротшильд и сэра Эвелина, так что речь идёт о семейном клубе с функциями симбиоза Коминтерна и Фининтерна. Потому что цель теперь не деньги, а счастье как минимум всего человечества – пока оно не линчевало финансистов.

Приватизация капиталом государства должна быть тотальной. Нынешней степени подчинения недостаточно для решения коренных вопросов продления жизни капитализма, основанного на господстве ссудного процента и фиктивного капитала над реальным производством материальных и духовных благ.

Как видно, идеологами инклюзивного капитализма полностью игнорируется гуманитарная проблема труда как категории общественного бытия и материальной жизни общества. Ни онтологически, ни гносеологически, ни методологически они решить её не в состоянии. А без этого проблема ликвидации бедности нерешаема в принципе.

Можно не принимать Маркса, но тогда нужно предложить что-то другое, не менее фундированное именно как социальная философия – именно на этот статус претендует теория инклюзивного капитализма.

Выведение за скобки проблемы труда делает любой поиск выхода из социального тупика научно ничтожным, будь то вульгарный социализм или не менее вульгарный капитализм. В основе богатства общества лежит не капитал, а труд. Теорию всеобщего капитализма можно считать пропагандистским прикрытием банального стремления к перехвату политической власти у государств неким транснациональным финансовым картелем.

Попытка противопоставить этот концепт китайскому проекту «коммунистически организованного капитализма» или российскому «государственному капитализму нового типа» может стать основанием для затяжной пропагандистской войны, но реального успеха от неё ждать не следует. Прежде всего, потому, что никто на самом деле не собирается воплощать в жизнь то, что декларируется. В центре инклюзивного капитализма лежит не вопрос о всеобщем благе, а вопрос о власти. А властью, как известно, в отличие от денег, не делятся.

Источник: https://russtrat.ru/analytics/15-yanvarya-2021-1318-2695

 

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений