ЛЕНИН И СОЗДАНИЕ «КРАСНОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ»: уроки для современных «интеграторов»

От распада к воссоединению

Возвращаясь к теме 97-летия годовщины Октябрьской революции, отмечу, что она пришлась на значимые политические события на постсоветском пространстве. Сначала в состав России вошли два новых региона – автономная республика Крым и город Севастополь, а потом Россия, Белоруссия и Казахстан подписали соглашение о создании единого экономического сообщества, к которому уже фактически примкнула и Киргизия. Впервые после 1991 года увеличилась территория России и началась пусть и половинчатая, но все же действительная интеграция на постсоветском пространстве (проекты интеграции, которые были до этого, вроде СНГ или Союзного государства России и Белоруссии оказались неработоспособными). Разумеется, о воссоздание единого государства вроде СССР и речи даже не идет, но возникновение надгосударственного образования вроде Евросоюза лет через 5-10 весьма и весьма вероятно… Во всяком случае фаза распада нашего политического пространства, начавшаяся в 1991-м, похоже, закончилась и началась следующая фаза – его воссоединения. В последний раз схожие события происходили у нас как раз 97 лет назад.

Распад Российской империи в 1917

Победа Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, утверждение Советской власти на большей части территории бывшей Российской империи и победа большевиков в гражданской войне означали не только социальную революцию, на что обычно только лишь и обращают внимание. Большевики выступили еще и как собиратели российско-евразийской сверхдержавы - пусть и под другим названием и другим флагом. После отречения от власти императора Николая Второго и перехода власти к Временному правительству в марте 197 года, империя начала медленно, но верно распадаться и хотя Временное правительство пыталось этому противодействовать, сил для этого у него не было. Распад этот сопровождался попытками создания автономий и независимых государств и всплеском национализма среди народов империи.

В марте 1917 Временное правительство признало право Польши на самоопределение (хотя к тому времени на территории Польши, оккупированной германо-австрийскими войсками, уже существовало «Королевство Польское» и поляки ни о чем правительство России уже не просили). Буквально через несколько дней Временное правительство выпустило акт, даровавший Финляндии все права автономии в составе России. Финны этим не удовлетворились и в июне 1917, воспользовавшись кризисом в Петрограде, объявили о независимости во всех вопросах, кроме военных. Временное правительство попыталось подавить очаг сепаратизма, распустило финский парламент, назначило в Финляндию губернатора, но провести свои решения в жизнь так и не смогло.

Тогда же, в марте всеукраинский съезд в Киеве, представлявший группировки украинских националистов, избрал «законодательный орган» - Центральную Раду. Первоначально Центральная Рада признавала российскую власть, и требовала для Украины лишь прав субъекта федеративной России, но уже через месяц создала орган исполнительной власти и начала формировать собственные вооруженные силы. В июне 1917 Временное правительство выступило с осуждением действий Центральной Рады, но та проигнорировала это. Временное правительство пыталось вести переговоры с украинскими националистами и даже пошло на территориальные уступки, передав им несколько губерний, где украинцы составляли большинство, но переговоры зашли в тупик. К октябрю 1917 Центральная Рада и ее Генеральный Секретариат фактически не подчинялись временному правительству (например, они не признали назначенного им комиссара  Киева). К началу правления большевиков Украина де факто была независимой.

В апреле 1917 Кубанское казачье войско создало свой законодательный орган – Кубанскую Раду. В мае во Владикавказе объявили о возникновении Союза объединённых горцев Северного Кавказа и Дагестана, который контролировал практически весь Северный Кавказ.

В июле 1917 года в Белоруссии была создана своя Центральная Рада и объявлено о стремление добиваться автономии в составе демократической федеративной России. Тогда же в июле 1 Эстонский национальный конгресс в Ревеле заявил о требовании автономии для Эстляндии, в Оренбурге 1 Всебашкирский съезд создал Башкирское правительство и заявил о необходимости существования «Башкурдистана» в составе России, а в Казани 2-й Всеросийский мусульманский съезд объявил о создании национально-культурной автономии мусульман тюрко-татар Внутренней России и Сибири.

Наконец в октябре, за две недели до большевистского восстания в Петрограде, в Сибири было создано собственное правительство и объявлено об автономии Сибири в составе России.

Таким образом, когда к власти в Петрограде пришли Ленин и большевики, российская держава распадалась, а отдельные ее части не подчинялись центральному правительству. Польша, Финляндия, Прибалтика, Украина, Северный Кавказ, Урал и Поволжье, Сибирь фактически были независимыми, и даже если бы Октябрьского восстания не было, власть Российской Демократической республики, объявленной Учредительным Собранием, распространялась бы лишь на центр европейской части России. Можно не сомневаться, что центробежные тенденции на окраинах в любом случае бы усиливались, так что заявления об автономии в составе России украинских, белорусских, башкирских и сибирских националистов (в случае Сибири – «областников») были лишь удобным демагогическим маневром, надобность в котором скоро бы отпала.

Национальная программа Ленина до революции

Большевикам пришлось срочно решать наряду со многими другими и обретшую чрезвычайную остроту национальную проблему. Конечно, у Ленина и у партии большевиков была своя программа по национальному вопросу. Ленин много дискутировал по этому поводу, начиная с самых первых лет пребывания в революционном движении. Еще в 1903 в «Искре» появляется статья «Национальный вопрос в нашей программе».  В 1913 году Ленин пишет еще одну фундаментальную статью «Критические заметки по национальному вопросу». Эти и другие работы позволяют утверждать, что Ленин подошел к 1917 году с уже сложившимися взглядами по нацвопросу и в ходе революции и гражданской войны он действовал, исходя из этих взглядов, но, разумеется, с поправкой на изменившуюся ситуацию.

В основе этих взглядов была идеология марксистского интернационализма, которая стоит на двух тезисах:

1. Все народы равны и достойны создания наилучших условий для развития своих культур, таким образом, нет высших и низших народов по природе своей, хотя уровень культурного, технологического и прочего развития может быть у одних народов выше, а других - ниже

2. Разделение человечества на народы – явление историческое и преходящее. Уже на зрелой стадии капитализма национальные перегородки начинают рушиться, нации (Ленин употреблял это слово как синоним слова «народы», хотя сейчас наука видит между ними различия) сливаются друг с другом в силу того, что капиталистические рынки и производства выходят за национальные границы. Слияние народов – процесс прогрессивный, который нужно приветствовать. Окончится он возникновением единого, культурно гомогенного человечества, но произойдет это только после пролетарской революции в развитых странах и перехода к коммунистической формации.

Из этих двух фундаментальных положений интернационализма Ленин выводил свои взгляды на национальный вопрос в России и в мире.

Прежде всего, в дореволюционных статьях Ленин провозглашает полное право каждой нации на самоопределение, то есть на создание собственного государства. Попытки удержать какой-либо народ  в составе государства, которое ему не нравится, военной и полицейской силой Ленин решительно осуждал. В его работах немало инвектив против английского правительства, которое удерживает силой ирландцев или русского царя, который удерживает силой поляков. Там же Ленин совершенно спокойно говорит о том, что и например, украинцы имеют такое право и возможно, между Великороссией Украиной возникнет государственная граница (эти слова произносились в те времена, когда никакой Украины не было, а были южные губернии Российской империи). Однако провозглашать право народов на самоопределение, замечает Ленин - вовсе не значит вменять в обязанность каждому народу иметь свое национальное государство. Для марксиста-интернационалиста право наций на самоопределение не является абсолютной ценностью. Оно может быть признано ровно в той мере, в какой оно содействует делу освобождения пролетариата. «Требование признания права на самоопределение за каждой национальностью означает само по себе лишь то, что мы, партия пролетариата, должны быть всегда и безусловно против всякой попытки насилием или несправедливостью влиять извне на народное самоопределение. Исполняя всегда этот свой отрицательный долг (борьбы и протеста против насилия), мы сами со своей стороны заботимся о самоопределении не народов и наций, а пролетариата в каждой национальности» - писал Ленин.

А дело сплочения пролетариата в борьбе против буржуазии исключает национальные перегородки, которые устанавливаются национальными государствами, и предполагает установление как можно большего по территории централизованного единого государства. Уже развитие капитализма, создающее транснациональные рынки, приводит к падению маленьких национальных государств и возникновению государств больших. Такие государства, по Ленину, более прогрессивны и больше пригодны для дела пролетарской революции. В 1913 году Ленин писал: «сознательный пролетариат всегда будет отстаивать более крупное государство. … Широкое и быстрое развитие производительных сил капитализмом требует больших, государственно-сплоченных и объединенных, территорий, на которых только и может сплотиться, уничтожая все старые, средневековые, сословные, узкоместные, мелконациональные, вероисповедные и прочие перегородки, класс буржуазии, — а вместе с ним и его неизбежный антипод — класс пролетариев».

Отсюда – отрицание Лениным федерализма, как в отношении государства, так и в отношении пролетарской партии. Нужно помнить, что до революции федерализм понимали не в позднейшем советском смысле – как право на национально-территориальную автономию в составе централизованного государства, а так, как его понимают во всем мире – как союз первоначально независимых государств, которые сближаются, передавая общему федеральному центру отдельные полномочия. Чтоб России стала федеральной в собственном смысле слова, нужно чтоб сначала она распалась на национальные государства, а потом они собрались в союз. Ленин считал это нежелательным, так как это затормозит развитие российского капитализма и замедлит приближение социализма. Россия по Ленину должна стать демократической централизованной страной. Ее демократичность в национальном вопросе должна выражаться в том, что все народы, живущие в России, должны иметь равные права, располагать равными возможностями развивать свою культуру и язык, а на территориях, где они составляют меньшинство, иметь институты самоуправления, в чьих полномочиях должны быть лишь местные вопросы. Ленин с самого начала выступал за национально-территориальную автономию и резко против культурно-национальной автономии. Вторая автономия предполагает, чтобы каждый гражданин, независимо от того, где он проживает, записался в какую-либо нацию, представляющую собой «культурный союз» и через него удовлетворял свои «национальные потребности» (например, отдавал своих детей учиться в отдельную национальную школу и т.д.). Ленин указывал, что таким образом общероссийский пролетариат будет раздроблен, разделен по «национальным союзам», ослаблен.

Поэтому же Ленин выступал резко против предложений разделить рабочую партию по национальному признаку, создать на месте единой РСДРП федерацию национальных социал-демократических партий. Как известно, с такими предложениями выступал «Бунд», претендовавший на монополию представительства еврейского пролетариата. Ленин страстно боролся с этой идеей «Бунда», что привело к отделению «Бунда» от РСДРП в 1903 г.

Итак, в национальном вопросе Ленин был сторонником единого централизованного государства, которое обеспечивает все общедемократических права, связанные с национальным развитием (право граждан говорить на родном языке, обучать на нем детей, издавать на нем газеты, журналы, объединяться в национальные общественные организации, требовать от государства, чтоб оно, если есть нужда обеспечивало граждан документацией на их родных языках или переводчиками) и равенство по национальному признаку (отмену всякой национальной дискриминации вроде «черты оседлости»). Более того, Ленин выступал за национально-территориальную автономию, то есть за то, чтоб области России с преобладающим нерусским населением, избирали себе местное самоуправление, вели делопроизводство на своем языке, учитывали в местных законах национальные обычаи, если это не ущемляет права других граждан. Но Ленин выступал против разделения России на национальные государства и федерализма (союза национальных республик) как ослабленной формы распада на национальные государства. Право народов на самоопределение он признавал, но только в исключительных случаях, когда весь народ демократическим путем высказался за отделение от России, его решение твердое и ему уже ничего нельзя противопоставить, кроме военной силы. Такого, однако, не может быть, подчеркивал, если Россия станет подлинно демократической и гарантирует всем народам их свободное национальное развитие в рамках российской государственности.

Исходя из этого, Ленин формулировал свое отношение к идеологии национализма. Существует, считал Ленин, национализм угнетенных народов и национализм народов-угнетателей. Национализм тех народов, которые угнетены другим народами, ущемлены в правах, не могут свободно развиваться, пользоваться своим языком несет в себе наряду с реакционными и справедливые общедемократические требования. В той мере, в какой они наличествуют, с носителями этого национализма можно сотрудничать, но только лишь в этой мере. Это не означает, что нужно поддерживать их реакционное стремление разделить Россию и российских рабочих перегородками национальных государств. С национализмом народов-угнетателей, тормозящим прогресс, мешающим слиянию народов и объединению рабочего класса, наконец, просто попирающим справедливость и право народов на свободное развитие, никакого сотрудничества быть не может.

Такова была программа Ленина по национальному вопросу до революции. С ней он пришел к 1917 году. Это отражено в партийной резолюции по национальному вопросу, написанной Лениным и опубликованной в мае 1917 года: «За всеми нациями, входящими в состав России, должно быть признано право на свободное отделение и на образование самостоятельного государства. …Вопрос о праве наций на свободное отделение непозволительно смешивать с вопросом о целесообразности отделений той или другой нации в тот или иной момент. Этот последний вопрос партия пролетариата должна решать в каждом отдельном случае совершенно самостоятельно, с точки зрения … интересов классовой борьбы пролетариата за социализм. Партия требует широкой областной автономии, отмены надзора сверху, отмены обязательного государственного языка и определения границ самоуправляющихся и автономных областей на основании учета самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т. п. Партия пролетариата решительно отвергает так называемую «культурно-национальную автономию»… Партия требует включения в конституцию основного закона, объявляющего недействительными какие бы то ни было привилегии одной из наций, какие бы то ни было нарушения прав национальных меньшинств». Придя к власти, Ленин стал реализовывать эту программу.

Продолжение следует

Комментарии

Аватар пользователя Чекалов

<p> &nbsp; </p> <p> &nbsp; </p> <p> &nbsp; </p> <p> [quote=Рустем Вахитов] <strong><em>Продолжение следует </em></strong>[/quote] </p> <p> ХОРОШО СКАЗАНО! </p>
Аватар пользователя Чекалов

<p> &nbsp; </p> <p> &nbsp; </p> <p> &nbsp; </p> <p> [quote=Рустем Вахитов] <strong><em>Продолжение следует </em></strong>[/quote] </p> <p> ХОРОШО СКАЗАНО! </p>

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений