Минимизация экономических рисков для России в условиях санкций: сложившиеся негативные тренды и способы их преодоления

Секторальные санкции на современном этапе, - есть разновидность геополитических рисков, которые пагубно отражаются, в первую очередь на российской экономике. Помимо них также необходимо выделить и другие негативные тренды. К таковым можно отнести девальвацию рубля, снижение цен на нефть, что пагубно сказывается на экспортно-ориентированных моделях, политическую ангажированность финансовых институтов и рейтинговых агентств.

Автор считает целесообразным наращивать собственное производство в условиях секторальных санкций и вкладывать средства на развитие инфраструктурных проектов, но для того, чтобы эти средства из федерального бюджета были потрачены с умом, необходимо наладить кредитно-денежные инструменты в монетарной политике. И тут уже можно обратиться к радикальным мерам, в том числе и по смещению с государственных постов тех финансовых управленцев, которые не отвечают требованиям по спасению экономики. Не стоит забывать, что внешнеимперские амбиции российского государства – ширма, за которой скрываются социально-экономические проблемы. Следовательно, корень всех проблем кроется не только в сложившихся негативных трендах мировой экономики, продиктованных геополитическими мотивами, но и во внутренних причинах, которые связаны с неверными механизмами по реализации кредитно-денежной политики и, возможно, с кадровым составом банковского истеблишмента, как в ЦБ, так и в  коммерческом секторе.   

В чем заключаются те самые экономические риски для России? Каковы способы ослабления секторальных санкций? Начнем с выявления негативных трендов, которые обусловлены сложившейся международной напряженностью.

Moody’s снизил рейтинг России с отметки Baa1 до Baa2, мотивируя это негативным долгосрочным прогнозом по кредитоспособности при наличии корпоративного госдолга, составляющий по прогнозам на лето 2014 года 35% (долг юридических лиц, не попадающих под юрисдикцию государства). Однако министр экономического развития Алексей Улюкаев констатирует, что внешний государственный долг составляет 3% ВВП и погасить его за год будет не проблематично. Но он, одновременно с этим, подчеркивает и некомпетентность международных аналитиков, ведь западные санкции априори ограничивают западные инвестиции в российскую экономику, а западные и американские площадки почти перестали кредитовать российский бизнес. Следовательно, производить данные показатели ведущими рейтинговыми агентствами, подконтрольные инициаторами секторальных санкций,  не резонно.

Экспортно-ориентированные экономические модели (в том числе и Россия) могут серьезно пострадать вследствие демпинга Саудовской Аравии в целях удержания своей доли рынка, что является еще одним негативным трендом в мировой экономике. Однако, Саудовская Аравия, которая пытается предотвратить экспорт сланцевой нефти США и получить максимально выгодные экономические преференции для себя, своими действиями подготавливает благоприятную почву для Китая (экономики, которая является импортно-ориентированной на энергоносители). Снижение цены на нефть, в свою очередь, - это тренд по дисбалансу бюджета России и выгода для Китая.  

«Более низкие цены на энергоресурсы для большинства экономик означают снижение издержек бизнеса и поддерживают экономический рост» - говорится в докладе Международного энергетического агентства. Для России негативный сценарий в 60 долларов за баррель, - разбалансировка бюджета и ни один аналитик уже заявлял публично о том, что российскому руководству придется в таком случае черпать финансовые активы из Резервного фонда. От каждого падения доллара бюджет России теряет 80 млрд. рублей (2 млрд. долларов), заявил Bloomberg глава отдела стратегического планирования при Министерстве финансов России Максим Орешкин.

Министр энергетики Алексей Новак обнадеживает аудиторию, утверждая о том, что цены на нефть стабилизируются и вновь поднимутся до уровня в 100-120 долларов за баррель. Важно в этом случае уловить тренды стратегического планирования за 2015-ый год. Но при этом необходимо учитывать среднюю цену (которая устанавливается в пределах изначальной и текущей цены, то есть 120 долларов за баррель ранее и ныне – 85 долларов, следовательно, средняя цена так и останется в размере 100 долларов за баррель, что для России не убыточно). Министр энергетики утверждает, что цена не опустится до «нефтяного дна» и стабилизируется и нам не придется возмещать убытки. Мы будем ни в выигрыше, но и не в проигрыше. Но есть и противоположные сценарии развития, и политика ЦБ не исключает и негативных сценариев с ценой в 60 долларов.  

Итак, выделим четыре сложившихся мировых тренда с негативной степенью влияния на Россию:

·                        Секторальные санкции, бьющие по нефтегазовому, банковскому и оборонному секторам, точно в цель.

·                        Снижение мировых цен на нефть посредством демпинга саудитов.

·                        Обвал рубля, что в свою очередь, сопровождается резким скачком роста цен на продовольствие в России (8,3% - фактическая инфляция на конец октября 2014 года).

·                        Политическая ангажированность ведущих рейтинговых агентств (Moody’s, Fitch, S&P) в адрес российской экономики, как одна из разновидностей геополитических рисков.

Низкая кредитоспособность России в долгосрочном периоде – явление объективное в условиях санкций и ограничения импортного продовольствия, введения протекционистских мер, но беспочвенное. Санкции как бы априори запускают механизм ограничительных мер по кредитованию российского бизнеса со стороны западных партнеров, а кредитно-денежная политика России должна сейчас быть ориентирована на поиск инвесторов с Востока.  

Во многом от кредитно-денежной политики российского государства зависит последующая стратегия по реализации инфраструктурных проектов (провозглашенная на заседании Госсовета осенью 2014 года), кредитование малого и среднего бизнеса под приемлемый процент для последующего повышения индекса деловой активности в стране. Пока мы не наладим кредитно-денежные инструменты ЦБ и не перейдем к внутренним источникам кредитования в противовес внешним, негативные сложившиеся тенденции в мировой экономике сделают наше положение критичным.  

Отдельное внимание заслуживает выстраивание кредитно-денежной политики Банка России, которая мешает перейти к финансированию инфраструктурных проектов. Какие можно выделить в ней недостатки?

·                        Политика инфляционного таргетирования (комплекс мер по борьбе с инфляцией, к которым прибегает российское руководство с 90-ых годов) и искусственное сужение денежной массы в противовес поиску инвесторов с Востока (из блока развивающихся стран АТЭС или БРИК).

·                        Привязка доллара к рублю (технология currency board), привязка рубля к ценам на нефть (официальный курс рубля исчисляется только на основе соотношения экспортных и импортных потоков, а не на основе ресурсов, обращающихся и используемых внутри страны).

·                         Парадоксальная тенденция профицита госбюджета, но деньги налогоплательщиков как бы замораживаются в недрах Стабилизационного фонда. По итогам первых девяти месяцев профицит госбюджета превысил 1,1 трлн. руб. и составил 2,1% ВВП при заложенном в бюджетные проектировки 0,4% ВВП (278,6 млрд. руб.)

Комплекс мер по реализации политики импортозамещения в целях минимизации геополитических рисков:

·                        Переход от внешних источников кредитования к внутренним. Это позволит избежать бесконечной конвертации рубля в валюту для последующего вывоза за рубеж.   

·                        Ориентация в инвестициях на Восток.

·                        Реализация в полной мере политики деоффшоризации. 

Это одни из немногих антикризисных рецептов по «оздоровлению» банковского сектора, которые как раз таки и будут служить рецептами по минимизации геополитических рисков.

Геополитические риски (провокации, конфликты низкой интенсивности, международная напряженность, изоляция российского истеблишмента) порождают выявленные четыре тренда в мировой экономике, которые требуют комплексного преодоления. Автор пришел к выводу: Россия в тяжелых сложившихся реалиях занимает оборонительную позицию и только встает на путь политики импортозамещения, но не реализовывает программу в полной мере на практике. 

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений