Нота протеста. Как Денис Мацуев сумел объединить сегодня музыкантов мира

В Москве определили финалистов Международного конкурса пианистов, композиторов и дирижёров им. С. В. Рахманинова, участвуют в котором представители России, Белоруссии, Великобритании, Италии, Франции, Германии, Словении, Китая, Сингапура и Бразилии. О том, насколько сложно было организовать такой музыкальный праздник и чему Сергей Рахманинов может научить всех нас, aif.ru спросил народного артиста России, худрука Международного конкурса им. С. В. Рахманинова пианиста Дениса Мацуева.

Мастер аншлагов

Юлия Шигарева, aif.ru: — Ну что, Денис, сейчас уже можно выдохнуть и сказать: конкурс состоялся? И были ли опасения, что что-то может сорваться в последний момент?

Денис Мацуев: — О том, состоялся ли конкурс, давайте поговорим вечером 27 июня, после заключительного концерта. Пока же скажу так: к 2023-му — году 150-летия Сергея Рахманинова — мы подходим с огромным праздником, посвящённым нашему гению. Рахманинов — самый лучший терапевт, его музыка излечивает, примиряет и вдохновляет. Каждый его музыкальный вздох — это и радость, и ностальгия, которая звучит даже в произведениях, написанных ещё в России. А уж те, что были созданы в разлуке с Родиной, пропитаны огромной ностальгической краской.

Реклама

— Но уж в больно непростых условиях этот праздник музыки готовился... Держали в уме массовые отказы от участия?

— Нам поступило 529 заявок из 33 стран. Но итоговое количество отказов членов жюри и участников, думаю, не превысило 15%. К примеру, несколько китайских музыкантов, живущих не в Пекине или Шанхае, не смогли приехать из-за введённых в некоторых регионах Китая карантинных мер. И очень жаль — ребята были сильные. Были отказы и по другим причинам. Но таких — ещё раз повторю — было немного.

— Вы говорите про гений Рахманинова. Но!.. Чайковского знает весь мир. А Рахманинову, как мне кажется, слава такого масштаба не досталась. Есть такое?

— Абсолютно нет! Рахманинов, как и Чайковский, входит в топ самых исполняемых композиторов. Много лет назад я познакомился с Александром Борисовичем Рахманиновым, внуком Сергея Васильевича. Дотошный был старичок, который вёл свою статистику по проданным в течение года билетам на те концерты, где звучала музыка Рахманинова. Так вот, согласно его подсчётам, если ты исполняешь Второй или Третий концерт Рахманинова, аншлаг гарантирован вне зависимости от того, в каком зале, кто и с каким оркестром это играет.

А если говорить про личные взаимоотношения Рахманинова и Чайковского, то Сергей Васильевич боготворил Петра Ильича, и мнение Чайковского о его творениях было для Рахманинова абсолютом.

Публику не обманешь

— Раз у вас в конкурсе одно из направлений композиторское, то объясните, пожалуйста, мне, дилетанту, почему большинство композиторов сегодня предпочитают не гармоничные мелодии, а диссонанс. Ну не могу я, неискушённый слушатель, получать удовольствие от того, как музыканты на сцене инструменты мучают. Почему нельзя сочинять так, как это делал Чайковский: чтобы, выйдя после концерта из зала, ты мог напеть мелодию, которую услышал?

— Конечно, можно написать мелодию в стиле Чайковского, ШопенаБаха или Моцарта. Или нарисовать ещё один чёрный квадрат — как Малевич. Но всё это будет повтор. А мы ждём самобытности. Той моды на атональность, авангардность, что была в 1970–1980-е гг., сейчас уже нет. Да и публику псевдоавангардизмом не обманешь — нельзя за атональностью скрыть свою беспомощность как композитора. Но, к примеру, есть Родион Константинович Щедрин. Широкие массы помнят его песню «Не кочегары мы, не плотники», которую он написал для фильма «Высота», а не Пятый фортепианный концерт или «Лолиту», одну из его опер. Но этот величайший композитор сумел найти свой язык — и простой, и сложный одновременно.

Вообще же хочется надеяться, что на конкурсе «выстрелит» мелодия, которая сможет затронуть частички души так, как это делает Рахманинов. Его музыка тебя поднимает, как на воздушной подушке. Ты словно пролетаешь над нашими русскими просторами. А уж когда звучит его Третий концерт, перед глазами встаёт его любимая сирень. Он же её высаживал и в Америке, и в швейцарском имении «Сенар». И везде она приживалась! Для него сирень была связью с Родиной.

— А вам как музыканту что энергетически менее затратно играть — гармоничную музыку или атональную?

— Я считаю, что, если у музыканта сухая рубашка после концерта, это не всегда правильно. Что бы ты ни играл — Бартока, Щедрина или Моцарта, — рубашка должна быть мокрая. У меня порой уходит по 2–3 кг за концерт. Но у музыканта должны быть в первую очередь затраты другие — внутренние, душевные. Чтобы он понимал: тот же Рахманинов — музыка не только красивая, но и глубоко трагическая. Даже юношеские его опусы. Он уже тогда предчувствовал трагедии, которые разыграются и в России, и в его творческой судьбе. Его же гнали постоянно: и из России после революции он не по своей воле уехал, и позже из Швейцарии в Америку, когда началась Вторая мировая. Так что Рахманинов — это не только Второй концерт, который, выражаясь современным языком, можно назвать хитом. Рахманинов — это Россия. Это мудрость. Это преклонение перед своей землёй и своим народом.

Главный вопрос

— Может ли культура стать мостиком, который снова соединит народы?

— Культура была и остаётся им. Как и Рахманинов. И Ван Клиберн, победивший в 1958 г. в Москве на Конкурсе им. Чайковского, — американский пианист, игравший русских композиторов, учившийся у русского педагога в Нью-Йорке. Он показал: музыка способна стирать границы. Вот и сейчас: кто бы ни приехал на наш конкурс, если будет играть гениально, он непременно окажется в числе победителей. Талант не имеет национальности. Я неслучайно вспомнил о Клиберне. Сейчас в Техасе, в Форт-Уэрте, проходит Конкурс пианистов им. Вана Клиберна, в финал вышли два русских музыканта, белорусский, американский, украинский и корейский пианисты. И это главное доказательство того, что культура жива и по-прежнему объединяет людей. Победителей выбирают по таланту, а не по паспорту, вне зависимости от страны и позиции, — в этом смысле Ван Клиберн подал хороший пример всему миру.

5 вопросов не про музыку

1. Вы с детства играете в футбол. Сейчас на него время остаётся?

— Обязательно! Без футбола я не могу прожить. Недавно даже спину потянул во время игры.

2. А болеете по-прежнему за «Спартак»?

— А как же! «Спартак» — это навсегда. 35 лет я радуюсь и переживаю за эту команду. Это как член семьи, нельзя его предавать!

3. На модные сериалы типа «Игры в кальмара» клюнули?

— На «Кальмара» не клюнул. И сериалы в принципе не моя история.

4. Дочь, Анна Денисовна, в свои 5 лет уже сидит за инструментом?

— Ещё как. Но вообще у неё целый список увлечений, и к каждому она относится с большим пиететом. То, что растёт творческий человек, уже понятно, но во что именно всё выльется — посмотрим. Думаю, в любом случае это будет связано со сценой.

5. Когда последний раз удавалось провести полноценный отпуск с пляжем, шезлонгом и пр.?

— Отпуск был — три месяца во время пандемии, когда во всём мире был введён строжайший карантин (смеётся). А вот пляж и шезлонг точно не для меня.

 

Источник: https://aif.ru/culture/person/nota_protesta_kak_denis_macuev_sumel_obedi...

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений