Политические цели на украинском фронте

Новая Верховная Рада Украины сформирована и приступает к работе. Победили нацизм и русофобия. Новый состав депутатов на политику Киева, конечно, повлияет, но не принципиально. Главное влияние будет заключаться в дележе административной и политической ренты. Ожидается, что этот состав депутатов будет дружно голосовать за дальнейший отказ от реального суверенитета, т.е. утверждать иностранцев на должности руководителей исполнительных органов власти и двигаться в ЕС и НАТО, за продолжение геноцида населения Донбасса, за нагнетание милитаристской истерии в обществе, за утверждение тоталитарной нацистской идеологии с «бандеровским лицом» и т.п.

Как и предсказывали украинские политики-антифашисты, речь за небольшими оговорками, касающимися оппозиционного блока, может идти главным образом об «оттенках коричневого». Как и на выборах президента украинское общество действовало по принципу либо моя хата с краю, либо, проявляя синдром незалежности. Некоторые аспекты генезиса и механизмов этого синдрома мы обсуждали прежде. Та часть живущих с краю (с краю от смысла происходящего, т.е. не берущих на себя труд задуматься о судьбе страны, причинах ее деградации и позора), которая пришла на избирательные участки, голосовала в основном из страха перед полным хаосом. Потребительское общество, пропитавшееся стяжательским духом от уровня быта до геополитики государства – просить и вымогать у Европы и США, требовать и выторговывать у России – на критическом историческом изломе оказалось не способно к самоосмыслению, напряжению, творчеству. Оно ждёт: кто подаст, ищет: где взять и куда бы «свалить». По оценкам украинских политологов, большинство граждан Украины голосовало за «будь яку владу», лишь бы «нэ займалы».

Какая для россиян разница, как украинские политделяги распределили голоса между собой - делили или не делили, сами делили или кто подсказывал? Есть только нюансы. Блок Порошенко может быть более умеренно размахивает кувалдой и вилами, чем «народные фронтовики» Яценюка и радикалы Ляшко. Но и тут же можно возразить, ссылаясь на выступление владельца этого блока в день голосования по поводу решения конфликта в Новороссии: залечили раны, укрепили фортификации, отремонтировались, отдохнули, подготовились и т.д. Позже он заявил о планах подготовки к «тотальной» войне с Россией! Чем принципиально отличается политика Порошенко, Яценюка, Ляшко, Тимошенко, Самопомощи в отношении нацизма, бандеровщины, Новороссии, России, олигархата, евроинтеграции, натовступации, соблюдения элементарных правил делового оборота (получил - заплати), социальной справедливости, законности, этики поведения в обществе, исторической правды и т.д. Идейных отличий нет, нет серьёзных отличий по методам и формам проведения политики: вороги те, кто с нами не согласен, смерть ворогам!

Выборы на Украине признали наблюдатели, признали европейские и американские политики. Главное: признало украинское общество - на майдан не вышло, забастовок не объявило. Запасает дрова и надеется на газ. Признали политатаманы. Отдельные представители, демонстрируя массам, извините за выражение, плюрализм, потолкаются, покричат друг на друга, отвесят пару оплеух в стенах Рады, одним словом, сублимируют нерастраченное либидо и мортидо привычным способом бесплодной диссипации энергии и приступят к дележу.

Отчего же нам не признать? Нельзя же отрицать объективную реальность, «медицинский факт». Признала же Россия Соединённые государства Америки, хотя способ создания этого соединения и его составляющих опирались на геноцид, грабёж, расизм, рабовладение. Только в 2013 году (штат Миссисипи) в США официально окончательно было отменено рабство. До 1976 года юридически рабство допускалось в Кентукки.

Однако признание результатов выборов не означает выражение удовлетворение ими. Оно не влечёт обязательное признание права выбранных продолжать негодную, бесчеловечную, беззаконную политику. Признание не означает готовность терпеть политическое хамство, государственное воровство, садизм, рабство, расизм. Оно означает лишь фиксацию статуса отдельных лиц, вставших у политического руля и, следовательно, несущих ответственность за всё происходящее.

Сегодня России требуется выстраивать стратегию отношений к украинской власти, к украинскому обществу, отношений с антифашистским движением, с восставшими жителями востока.

Прежде всего необходимо определиться с целями (желаемым) и возможностями. Желаемое – Украина является стабильным дружественным союзным договороспособным государством, соблюдающим международные приличия, активно сотрудничающим в Таможенном союзе, в рамках ЕврАзЭс и ОДКБ. Развиваются культурные связи, люди беспрепятственно перемещаются через границу Украина-Россия, сохраняются трансграничные родственные связи. Возможно ли это? В отдалённой перспективе возможно многое, поскольку большая часть населения сохраняет в личном смыслообъяснении жизнедеятельности хотя бы частицу русской культурной традиции, не имеет устойчивой этнической идентификации, позиционируется как приверженцы Православия (весьма близкого по смыслам русской традиции, не зря же Владимир Красно Солнышко выбрал именно эту религию для Руси), помнит факты общей с Россией истории, знает кто был кем во Второй мировой войне, чтит предков, погибших на фронте в рядах Красной Армии и замученных фашистами, наконец, говорит и будет говорить по-русски. Огромна доля потомков смешанных браков между тремя народами: русским, украинским, белорусским. Всё это весьма сильные скрепы и окончательно уничтожить их не так просто. Именно поэтому украинские политиканы от Кравчука до Порошенко строили незалежную идентификацию на (казалось бы, абсурдной, но на деле единственно возможной) идее «Украина – нэ Россия, Украина – цэ Европа». Поэтому понадобилась и бандеровщина, и запрет русского языка, на котором говорит в быту большая часть украинского электората и сами запретители.

Тотальное предательство и враждебность, замешанная на зависти, гордыне и жлобстве, неоднократно проявлялись значительной частью населения малороссийских и более западных земель в отношении Московской Руси, а затем Российской Империи. Порой сильно ослабевала связь малороссийской ветви русичей с родным культурным ядром в результате порабощения их чуждыми цивилизациями, прежде всего, австро-венгерской (романо-германской), польской, сеявшими ненависть ко всему русскому, пытавшимися насаждать чуждое вероисповедание. Сам термин «украина» и производные от него были подброшены в Малороссию польскими «идеологами» с далеко идущими целями формирования украинской идентичности в пику России. Страдали эти земли и от набегов степняков и турок. Пуповина, тем не менее, сохранялась и, поскитавшись в метафизических пространствах, хлебнув горя на своей плодородной земле, прикинув выгоды бытия (например, в России в XVIII-ом веке барщина была 3 дня в неделю, а у польских панов – 6), малороссийцы возвращалась в лоно матери-России. Такой исторический опыт может рождать надежду на то, что не исключён возврат и впредь.

Однако! В эпоху массовых глобальных коммуникаций экранный телевизионный образ бытия затмевает реальность. Коммуникационные технологии, обрушивающие на человека специальным образом подготовленный контент, оказываются намного сильней способности обывателя к самостоятельному формированию смыслов из действительности, в которой осуществляется его объективное бытиё. Освобождая человека от тяжкого интеллектуального труда познания и осмысления, они предоставляют легкоусвояемую утилитарную смесь нужных «истин», используя при этом эмоциональные катализаторы, снижающие критичность и обеспечивающие тонус для активных и даже агрессивных действий. Общество потребителей, сформированное за 23 года, видимо, не слишком сложно повести за европейской морковкой. Кроме того, чем глубже человек погружается в безобразия, тем сложнее ему признать ужас своего падения. Сегодня Киев топит духовность подвластного народа, связывая его кровью новороссийцев и антифашистов. Следует заметить, что даже без телекоммуникационных технологий западный католический мир несколько веков тому назад «отжал» у молодого Православия Моравию, вытеснил оттуда кириллицу, привнесённую самими Кириллом и Мефодием. Много ли народу в современной католической Чехии, землеприемнице Моравии, знает об этом государстве?

Духовно-нравственный и интеллектуально-информационный кризис на Украине приобрёл масштабы национальной катастрофы. Если школьникам в младших классах внушают, что Россия агрессор, и заканчивают уроки бандеровскими лозунгами и заклинаниями «смерть ворогам!», если священники-раскольники бок о бок с саентологами и баптистскими пасторами благословляют карательные батальоны на убийство и грабёж жителей востока, какая перспектива может быть у этого общества? Предсказать доподлинно невозможно. Можно лишь проводить систематические социально-психологические исследования и диагностировать динамику.

Для восстановления эмоционального равновесия требуется время. Для восстановления критичности требуются годы, невзгоды и тяжёлый физический, интеллектуальный и духовный труд. Сегодня украинское общество в качестве субъекта истории и международных отношений в своей государственной целостности враждебно к России.

По информации газеты «Ведомости» со ссылкой на украинскую соцгруппу «Рейтинг», в ноябре 36 % опрошенных поддерживают возобновление войны на Донбассе до полной победы (хотя она и не прекращалась ни на один день), в то время как в октябре столь воинственных было на треть меньше. Ожидаемо, что на западе таких существенно больше (54 %). Обращение Украины в союзника и братское государство может рассматриваться лишь как метастратегическая цель-максимум, мечта. Её нельзя превращать в задачу актуальной политики даже в стратегическом измерении. Здесь можно лишь поддерживать условия для сохранения генома культурной традиции. Главным средством служит, безусловно, русский язык, который есть ключ для украинцев в сокровищницы русской культуры и её метафизику, технологическое и экономическое сотрудничество. Стоит вспомнить, что после Второй мировой войны американцы захватывали культурное пространство подконтрольной им части Европы, используя в том числе бесплатное распространение своей кинематографической продукции. Сейчас уже нет ни французского, ни итальянского, ни польского, никакого другого кино в западном мире, кроме американского.

Если же метастратегическая цель-максимум начнёт обретать черты реальности, важно не повторять ошибок и в ближайшие 500 лет не поддерживать идею государственной «незалежности». Спички детям (тем более трудным) – не игрушка.

Для практической политики России необходимо сформулировать реальную стратегию в отношении Украины и её жителей на основе не только желаемого, но и возможного, с учётом сущего. Отдельное указание в качестве объектов стратегии жителей – здесь не фигура речи. Многие украинцы, приняв политическую агрессивную позу, тем не менее сохраняют родственные узы с россиянами. Несмотря на терпимость к нацизму, значительная часть населения Украины добровольно, хотя уже и скрытно, остаётся в пространстве Русского мира. Именно поэтому Россия должна диалектически отделять общество, признавшее фашизм, олицетворённое государством, в качестве субъекта отношений от конкретных людей и социальных групп, которые порой диаметрально дистанцируются от принятой официальной идеологии, форм и методов её реализации. Первое – враждебное, действующее в ущерб национальным интересам России. Вторые могут иметь личностное отношение к действительности, среди них есть лояльные, порой требующее помощи и защиты от первого. Часть населения Украины остаётся «нашими».

В отношении украинского государства Россия должна выстраивать политику как с субъектом, действующим враждебно, предавшем историческую и культурную общность, исповедующим негодные ценности, имеющем низкую договороспособность. Только испытав прелести давания незалежности в пользование США и ЕС, немоскали - скачущие и переминающиеся (толерантные) - могут явить признаки здравомыслия. Все официальные контакты и экономическое сотрудничество (кроме Новороссии, разумеется) целесообразно свести к минимуму.

В последние недели в общественном дискурсе России появилась идея, что единая (но федеральная) Украина позволит иметь на западном рубеже общество, в котором нацизм разбавлен вполне приличной демократией и даже дружелюбием к России. Никаких оснований в таком оптимизме нет. Пассионарная, агрессивная, стоящая у власти и пользующаяся поддержкой или терпимостью большей части населения часть подавит, уже подавила, всех несогласных. Если уж ложка дёгтя портит бочку мёда, то даже ковш мёда не превратит бочку дёгтя в кушанье. На преодоление нацизма эволюционным путём потребуются десятилетия.

Россия не должна поддерживать враждебное государство, возродившее нацизм, поэтому она не может быть заинтересована в сохранении единой Украины в нынешних границах. Как полагал локомотив создания Украинской Советской Социалистической Республики (УССР) В.И. Ленин: «лучше меньше, да лучше». А ещё он учил, что прежде чем объединиться нужно разъединится.

Придерживаясь международного права и принципа справедливости и уважения волеизъявления народа, Россия не должна навязывать свою правду народу Украины, затевать там перевороты, провоцировать акции протесты и т.п. Однако Россия вольна, а по закону чести и обязана, давать принципиальную оценку фактам в соответствии со своей системой ценностей; защищать права человека дипломатическими и правовыми средствами где бы то ни было; вступать в партнёрства и союзы; поддерживать, не замечать или осуждать деятельность государств, органов власти, политических и общественных международных организаций; защищать свои ресурсы всеми наличными средствами, включая военные. Защита людей, насильственно отторгнутых от Родины-России в результате исторических событий, спровоцированных политическими авантюристами и врагами России, защита права этих людей на жизнь, защита их права оставаться приверженцами русской культуры – священный долг России.

В отношении же народной дипломатии, сохранения культурных связей, трудовой миграции лояльных к России жителей Украины важно сохранить благожелательность и в пределах возможного поддерживать эти аспекты отношений.

В качестве первоочередных задач необходимо:

добиться от Киева соблюдения законности в отношении российских представителей на подконтрольной ему территории;

добиться прекращения геноцида и карательной операции на Донбассе; признание Киевом законно избранных органов власти ДНР и ЛНР;

признать независимость ДНР и ЛНР;

сформировать у политического руководства Украины стойкого убеждения, что Россия не потерпит ущерба своим гражданам и государству, геноцида в отношении социальных групп и целых регионов Украины и будет противостоять этому доступными средствами, способными нанести неприемлемый ущерб злоумышленнику;

добиться от НАТО и Украины документарной формы признания невозможности вступления Украины в НАТО, по крайней мере, в ближайшие 50 лет.

Благоприятным результатом развития событий на украинском политическом фронте целесообразно считать:

признание Украиной независимости ДНР и ЛНР как объективную реальность, уважение права жителей Донбасса на самоопределение;

признание Украиной целесообразности федеративного или конфедеративного устройства государства;

прекращение спекуляций в отношении статуса Крыма;

соблюдение Украиной и её хозяйствующими субъектами торговых экономических договорённостей;

Антифашистская часть украинского общества должна чувствовать моральную, политическую, правовую и гуманитарную поддержку России. Регионы, самоопределившиеся путём народных голосований, проявляющие намерения сотрудничества с Россией, разделяющие её основные ценности следует поддерживать и защищать. Однако необходимо чётко придерживаться принципа: помогать только тем, кто сам прилагает все усилия.

Наиболее благоприятным сценарием развития внутриукраинской ситуации является формирование независимой, дружественной Новороссии в составе восточных и южных областей Украины.

Принципиальной проблемой является ситуация в ДНР и ЛНР. Фактически минские договорённости весь период их действия выполнялись лишь частично. Боевые действия, обстрелы мирных кварталов не прекращались ни на один день. Каждый день гибнут гражданские люди. Уничтожается инфраструктура, украинские войска не отведены от линии фронта, половина территории оккупирована ими. До каких пор это может продолжаться? Очень долго. До полного истощения физических и моральных сил новороссийцев, уничтожения инфраструктуры, истребления населения. А Россия будет продолжать отправлять конвой за конвоем с гуманитарной помощью. Ситуация на Донбассе находится в устойчивом, но неблагоприятным для республик состоянии. Они постоянно несут потери, а Киев – минимальные и только, если проявляет нетерпение. Рано или поздно ДНР и ЛНР окажутся на пороге выживания, и тогда Российской власти придётся вмешаться, поскольку сдача Новороссии недопустима, о чём уже написано и сказано много. Однако это вмешательство будет происходить в значительно худших условиях – дух и ополчения, и народа будет подорван, инфраструктура разрушена. Всё это может спровоцировать не конфликт, а настоящую войну. Любая война в Европе с участием России чревата эскалацией на региональный и глобальный театр военных действий.

Пора избавляться от симулякров, отказываться от страусиной политики. Недопустимо провозглашать справедливость и торговать ею. ДНР и ЛНР необходимо признать, установить с ними экономические отношения, оказать содействие в их борьбе за полное освобождение территории от карателей и создание государственности, социально-экономических институтов, сил правопорядка и самообороны.

***

Лучшим средством стимулирования возвращения блудных малороссийцев и новороссийцев в Русский мир было бы воплощение его метафизики в социальные проекты построения инновационной экономики, ориентированной на решение задач общества, а не набивание карманов олигархов и кубышек МВФ, построения общества справедливости, чести, социальной защиты. Не слишком любимый в нашей истории царь Павел 1 заявлял, что сбережение народа главная задача государства. Вытеснение социальной медицины и образования системой платных услуг не служит этой цели, противно русскому мироощущению. Продолжающееся сокращение программ подготовки инженеров не служит цели создания независимой современной экономики. Сокращение до минимума финансовых и политических возможностей субъектов Федерации, не говоря о муниципальных образованиях, не служит цели построения устойчивой внутриполитической структуры, укреплению народовластия.

Однако это отдельная тема.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений