Последний бункер Порошенко

В очередной раз в Минске киевское руководство заставили подписать формальное согласие на перемирие. Будет ли оно шагом к миру? В отдаленной перспективе, он все же наступит. Но ожидать, что бандеровская Украина готова решать вопросы политических споров с оппонентами миром, значит полностью не понимать сути идеологии, которая сейчас господствует в украинских властных институтах.

Опыт майдана образца 2004 года показал, что можно заставить украинское общество поверить бандеровским политикам, но это «очарование» не будет долгим. Сама суть их идеологии предусматривает объединение на базе русофобии. Этот краеугольный камень в определении подходов в экономике, внешней и внутренней политике, в выборе стратегии развития политической системы. Он активно поддерживается США и отчасти Европой, что создает иллюзию универсальных возможностей политической позиции, основанной на противостоянии России. Но реальная жизнь полностью противоречит этим «воздушным замкам». Ухудшение или разрыв связей с Россией неизбежно приводит к банкротству машиностроения, значительному сокращению транзитных и рекреационных возможностей, становится существенным препятствием для привлечения российских инвестиций. Все бы это было не так критично, если бы существовали возможности альтернативного решения проблем по этим направлениям. Но их нет. Европе и США не нужно украинское машиностроение, у их граждан нет семейных привязанностей к Крыму, Карпатам или православным святыням Украины. Как нет особого желания открывать свой рынок для большинства украинских товаров. То есть поговорить на эти темы и раздать обещания зарубежные партнеры Киева непротив. Реальных дел за этим только будет мало.

Бандеровская идеология просто ликвидирует возможности развития социально-экономической системы страны, в том формате как она сложилась за последние десятилетия. Дает ли она другой вектор? В реальности нет, но на словах убеждает, что разрыв прежних экономических связей просто необходим для попадания в европейский рай. Как и почему это должно произойти? На это есть только многообещающие лозунги, но не дееспособные механизмы. Украинцам широковещательно забивают голову образами европейских стандартов по медицине, социальному обеспечению, образованию, уровням зарплаты. При этом ни один политик не может обоснованно объяснить, откуда на все это появятся деньги, кадры, покупатели украинской продукции. Даже простого логического анализа достаточно, чтобы понять, надежды на европейское счастье не имеют под собой прочной социально-экономической основы. Это блеф, красивый, заманчивый, но пустой.

Именно поэтому бандеровская идеология не в состоянии удержать своих представителей у власти в политической системе, где реально работают демократические процедуры, есть свобода слова и дееспособные оппозиционные партии. Что и было убедительно продемонстрировано в 2010 году, когда Ющенко и стоящие за ним силы полностью обанкротились. А значит, есть только один путь им удержаться у власти – захватить и удерживать её силовым путем.

Это тем более актуально в условиях большой популярности антиолигархических идей в украинском обществе. Как убедить граждан, что Яценюка, Турчинова, Порошенко, несмотря на экономическую катастрофу, развязанную ими гражданскую войну, ликвидацию социальных преференций и повальное назначение на руководящие посты самих олигархов и их креатуры, необходимо поддерживать? Только заставив поверить в сказку про злых москалей, которые большее зло, чем «родные» олигархи и силой устраняя всех, кто позволит себе усомниться в верности бандеровских идей. А значит, сохранить свою власть нынешнее киевское политическое руководство может только в условиях войны и террора.

Мир, возвращение к демократическим нормам политической жизни, нормализация отношений с Россией в кратчайший срок обнулит политические ресурсы порошенковской системы власти. Кроме того, националистические боевики «Правого сектора», ставшие главной ударной силой майдана 2014, которым украинское общество отказывает в широкой поддержке, категорично будут против любой попытки действующих украинских политиков свернуть с пути милитаризации политической системы. Порошенко стал заложником своих покровителей, приведших его к власти, майданных боевиков и сформированного состава политических институтов Украины. Как только он попробует достигнуть реальных соглашений с небандеровскими политическими силами, его немедленно сметут с политической арены.

Именно такой расклад политических сил и был сформирован США, как гарантия, что Украина станет на долгие годы врагом России и главным дестабилизирующим фактором в Европе. Американские политики только не ожидали, что Кремль не будет терпеливо дожидаться конца этого эксперимента, а начнет ему активно и вполне эффективно противодействовать. Поэтому из бандеровской Украины быстро ушел Крым, в котором изначально не воспринимались русофобские идеи. Поэтому Донбасс, который, казалось, ни чем невозможно отвлечь от зарабатывания денег, в течение года стал территорией, на которой не просто вспомнили все свои русские корни и ценности, но и сформировали готовность отстаивать их в смертельном бою.

Сложилась ситуация, при которой США нужна чисто бандеровская Украина, а тем гражданам этой страны, кто не готов отказаться от своих русских корней, от достижений, подвигов и побед предков просто нет места в формирующемся националистическом государстве. И обе стороны уже понимают, что совместить эти два противоположных подхода невозможно. Украинские олигархи, заведя страну в социально-экономический тупик, почувствовав, что народ готов свергнуть их, ухватились за последнюю соломинку – националистическую диктатуру, стремящуюся сделать из страны большой военный лагерь. И это сделало невозможным возврат Украины к тому хрупкому консенсусу различных политических взглядов, который существовал до 2014 года. Украина раскололась окончательно и безкомпромиссно. Галичина, украинские националисты и большая часть олигархов уже не видят возможности жить вне бандеровских ценностей. А остальное общество, с различной скоростью осознания действительности, все нагляднее видит, что бандеровская идеология ведет к банкротству как страну целиком, так и большинство её граждан в персональном смысле. Большая часть пока не выказывает своей нелояльности, поскольку им внушают, что есть внешний враг и альтернативой неповиновению будет смерть, а в качестве отдаленной перспективы (недостижимой, но это понимают только немногие украинцы) является европейский рай. На этих ключевых факторах и базируется киевская власть.

Может ли она в этих условиях пойти на политическое урегулирование на Донбассе? Конечно, нет. Киев будет там воевать пока не победит или не будет полностью разгромлен.

Тогда что заставило Порошенко принять условия минских договоренностей? Во-первых, формально он их не подписывал. Во-вторых, экономическое банкротство Украины оттягивается только зарубежными крелитами, которые невозможно получить без лояльного отношения европейских политиков. В-третьих, он их не собирается выполнять. Порошенко крайне необходимо было добиться согласование новых кредитных линий МВФ и западных банков. Прежние договоренности забуксовали, поскольку ему так и не удалось подчинить себе Донецк и Луганск, которые давали 25% украинского экспорта (а значит валютной выручки) и входили в состав ключевых факторов, с точки зрения наполнения бюджета и обеспечения сбалансированности украинского энергобаланса. Всего этого в обозримой перспективе не будет, а деньги Киеву нужны немедленно. Поэтому отмахнуться от предложений Берлина и Парижа он не мог. Как и не мог ослушаться мнения главного своего куратора – посольства США. Отсюда и такие противоречивые заявления. С одной стороны, согласие на компромисс в Минске, под пристальными взглядами Олланда и Меркель. И немедленная смена позиции по прибытию в Киев.

Бандеровские власти не будут останавливать кровопролитие. Но попытаться получить передышку для зализывания ран, как это уже было летом и осенью, они желают.

Европейские политики, прекрасно понимая украинскую ситуацию, и не вмешивались, пока официальные силовые структуры и добровольческие батальоны убивали мирное население и разрушали инфраструктуру Донбасса. Но одно за другим поражения, нанесенные ВСУ наемникам и неонацистским батальонам ополчением Новороссии, сформировавшийся очередной дебальцевский котел, заставили сначала Вашингтон форсировать события, а затем и европейских лидеров, отчетливо понимающих, что их втягивают в очередную военную авантюру, но на этот раз в самой Европе искать более приемлемые для них выходы из создавшейся ситуации. Вашингтону война выгодна. И чем больше в неё будет втягиваться Украина, Европа, Россия, тем лучше для американских стратегических планов. А вот страны ЕС не очень горят желанием воевать. Им наплевать, сколько людей погибнет на Украине, сколько военных преступлений там будет совершенно, насколько нацистская идеология глубоко укоренится в украинском обществе и сколько батальонов карателей создадут украинские олигархи. Разговоры об общечеловеческих ценностях, правовых нормах и гуманизме моментально прекращаются, когда требуется дать принципиальную оценку многочисленным фактам убийства детей, женщин, стариков вооруженными формированиями Украины. Жизни и судьбы людей русского мира европейским политикам безразличны. Но не перспектива начать нести собственные потери в гражданском противостоянии на Украине. Для лидеров ЕС самым лучшим выходом представляется капитуляция России, новороссийских ополченцев и установление формального мира на Украине, пусть даже ценой жизни всех несогласных с бандеровскими ценностями. Они поддержат Порошенко в любой его инициативе, лишь бы она не предусматривала прямого участия ЕС в войне.

ДНР и ЛНР отступать некуда. Бойцы этих республик бьются за свою землю, свои дома, свои семьи. Мстят за убитых родственников, друзей, соседей. Да, они готовы прекратить войну, поскольку пожар в их доме, но они хотят его спасти, а не снести. Поэтому их лидеры будут договариваться, воевать, строить. Но не сделают одного – не подпишут капитуляцию.

России война на границах тоже не выгодна. Нужна ли Кремлю территория, где экономика погружается в разруху, а общество раскололось на непримиримых противников? Вопрос риторический. Еще летом на Донбассе было достаточно людей, не желающих включаться в силовое противостояние с Киевом. Идеология «пусть любая власть, лишь бы дали заработать» все же превалировала. Весной была надежда, что одним референдумом удастся отстоять особость Донбасса. Летом появился страх перед террором. А сейчас слабые духом уехали, а остальные поняли, что альтернатива проста: с оружием в руках отстоять свои права, или стать бесправным быдлом у новых хозяев Украины. Донбасс свой выбор сделал окончательно. И вот в этих условиях и колебаний в Кремле стало меньше. В. Путин не сдаст Донбасс, не капитулирует, поскольку в глазах российских силовиков донецкое ополчение сегодня бьется за интересы не только собственные, но и всей России. В такой ситуации любой главнокомандующий, который капитулирует хоть частью своего войска, лишается доверия и уверенности в победе у всей своей армии.

Россия очень хочет мира, но понимает, что поражение Новороссии приблизит не его, а войну уже на собственно российской территории. Для этих целей США так заботливо выращивали бандеровскую поросль, вербовали украинских олигархов, журналистов, силовиков и прочих активистов майданного толка.

Путин пока не сделал ни одного шага, бесповоротно закрывающего возможности диалога с ЕС и США. А это значит, что шанс предотвратить большую европейскую войну есть. Вместе с тем, Америка и Европа все более наглядно убеждаются, что Россия готова технологически и, главное, по духу, выдержать любую попытку навязать ей силовое противостояние. Сегодня можно мобилизовать ресурсы, создать превосходство сил на Донбассе и за неделю разгромить всю украинскую силовую группировку там. Но это создаст иллюзию, что Россия не сможет справиться с общими силами НАТО. А вот показать, как вдвое меньшие по численности, ВСН Новороссии «в хвост и гриву лупят» ВСУ и прочие вооруженные структуры бандеровцев и иностранных наемников – вот это имеет гораздо больший эффект для охлаждения горячих голов, рассматривающих вариант реального втягивания РФ в войну. Не факт, что эта стратегия сработает в полном объеме. Если США начнут массированные поставки вооружения, а тем более, если подразделения НАТО станут играть самостоятельную роль в театре военных действий, то конечно уже имеющейся поддержки ДНР и ЛНР будет недостаточно. И потребуется ответный удар более мощный, чем в августе-сентябре и январе-феврале. Его цена будет очень велика, поэтому стоит просчитать все варианты, прежде всего исключающие эскалацию конфликта.

Минские соглашения не приведут к прекращению кровопролития. США и киевские власти заинтересованы продолжать войну. Однако они не могут игнорировать законы современного информационно-психологического пространства и внешнеполитические расклады. Поэтому, вместе с продолжением открытой войны, они усилят и провокации, которые имеют цель показать, что «виноваты» в срыве минских договоренностей Москва и вооруженные силы народных республик.

А значит ДНР и ЛНР по-прежнему предстоит победами доказывать ущербность бандеровской Украины, а России находить новые аргументы, чтобы заставить Европу отказаться от поддержки не только порошенковской Украины, но и все более вероятного неонацистского переворота в ней. Поражения заставят майданных боевиков искать виноватого. И главный персонаж на заклание в этих условиях – Порошенко. Он мог спасти себя в мае и сентябре, прекратив гражданскую войну и переведя формат противостояний в политическую плоскость. Сейчас он уже не в состоянии управлять процессами. Он может только надеяться, что ситуация позволит ему продлить срок своего пребывания в сане президента-главнокомандующего.

Главный вопрос текущей повестки дня – найдет ли Европа силы не пойти на убой и воспрепятствовать США перевести гражданский конфликт на Украине в широкомасштабную войну. Европейский обыватель явно не готов идти в окопы под залпы ракет. И позиция В. Путина, который дает европейским лидерам сохранить лицо и найти мирный компромисс, все же внушает надежду, что европейские политики очнуться от гипноза американской исключительности и поймут, что и им дальше продолжать работать строго в русле интересов США смертельно опасно.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений