Развёртывание холодной войны во второй половине 40-х годов XX века

После Потсдамской конференции межсоюзнические переговоры по послевоенным проблемам проходили в основном в Совете министров иностранных дел. Первая сессия этого органа, учреждённого по решению Потсдамской конференции, открылась 11 сентября 1945 г. в Лондоне, т. е. через 9 дней после капитуляции Японии. Для участия в заседаниях СМИД в британскую столицу прибыли делегаты СССР, США, Франции и Китая. На ней предстояло обсудить вопросы послевоенного урегулирования, и прежде всего подготовку мирных договоров с бывшими европейскими союзниками гитлеровской Германии – Италией, Венгрией, Румынией, Болгарией и Финляндией. В повестке дня СМИД стояли также такие вопросы, как создание контрольного механизма для Японии.

В числе первых обсуждался вопрос о том, кто будет участвовать в подготовке мирных договоров с бывшими сателлитами фашистской Германии. Глава советской делегации, В. М. Молотов, отстаивал согласованное на Потсдамской конференции положение, что в разработке и подписании таких договоров должны участвовать лишь те страны, которые находились в состоянии войны и подписали условия перемирия с соответствующими вражескими государствами. Представители западных держав претендовали на то, чтобы во всех упомянутых договорах участвовали все члены антигитлеровской коалиции. Это означало на практике, что Франция и Китай, не участвовавшие в войне с Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией и даже не находившиеся с ними в состоянии войны, пользовались бы при заключении мирных договоров теми же прерогативами, что и Советский Союз, войска которого вели операции на территории этих государств и обеспечили выход их из войны. Смысл таких дипломатических манёвров заключался в том, чтобы всемерно ослабить политические позиции Советского Союза в разработке условий мира с бывшими вражескими странами. В то же время государственный секретарь США Бирнс отказывался обсуждать предложение Советского Союза о создании по примеру Германии контрольного совета для Японии. Западные делегации отклонили советское предложение о репарациях с Италии в пользу СССР в размере 100 млн. долл. в частичное погашение ущерба, причинённого вторжением на советскую территорию десяти итальянских дивизий и трёх бригад итальянских чёрнорубашечников.

Следует отметить, что на всех сессиях СМИД западные державы боялись любого расширения сферы влияния Советского Союза и советские лидеры понимали это и старались быть умеренными в своих требованиях. Вот что по этому поводу вспоминает В. М. Молотов: «На одном из заседаний совещания министров иностранных дел я заявил о том, что в Ливии возникло национально-освободительное движение. Но оно пока ещё слабенькое, мы хотим поддержать его и построить там свою военную базу. Бевину стало плохо. Ему даже укол делали…И вопрос с Дарданеллами, конечно, надо было решать. Хорошо, что вовремя отступили, а так бы это привело к совместной против нас агрессии».

Западные делегации настолько упорствовали в своих предложениях, что был момент, когда из-за попыток Бирнса и Бевина нарушить решения Потсдамской конференции по вопросу процедуры создалась угроза ухода советской делегации с совещания. Дело дошло до обращения президента Г. Трумэна к И. В. Сталину с посланием, в котором он писал: «Я согласен с тем, что по строгому толкованию текста Потсдамского соглашения Франция и Китай не имеют права участвовать в обсуждении мирных договоров, если они не подписывали условий капитуляции или если они не были приглашены… к участию…». Далее он утверждал, что, как ему «кажется», было постановлено, что эти страны могут участвовать в обсуждении, но не могут голосовать. И. В. Сталин ответил Трумэну, что «на Берлинской конференции не было постановлено или условлено между нами, что члены Совета, не подписавшие условий капитуляции, могут участвовать в обсуждении, но не могут голосовать».

Чтобы сгладить неблагоприятное впечатление от действий американской дипломатии на первой сессии СМИД, в том числе от собственной позиции, государственный секретарь Дж. Бирнс предложил Советскому Союзу и Англии провести в Москве совещание министров иностранных дел трёх держав. На совещании в Москве было обусловлено, что в разработке мирных договоров с европейскими странами – бывшими союзниками гитлеровской Германии примут участие те члены СМИД, которые подписали с этими странами условия капитуляции. После завершения подготовки текстов будет созвана конференция для обсуждения мирных договоров.

Несмотря на то, что прозвучали уже речь Черчилля в Фултоне и ответ на неё Сталина недавние союзники всё ещё готовы были сотрудничать в послевоенном мирном урегулировании. В соответствии  с договорённостью,  достигнутой в Москве, весной  1946 г. в Париже была созвана вторая сессия СМИД. На парижской и последующих сессиях СМИД были представлены уже четыре державы – СССР, США, Англия и Франция. Поскольку СМИД рассматривал лишь европейские проблемы, Китай в работе сессий не участвовал. Парижская сессия СМИД, проходившая в два этапа – с 25 апреля по 16 мая и с 15 июня до 12 июля 1946 г., обсуждала проекты мирных договоров с бывшими союзниками гитлеровской Германии. Со всеми из них, кроме Италии, ещё до конференции были согласованы все основные вопросы: территориальные, военные ограничения, репарации и другие. В результате в центре внимания её участников оказались экономические статьи мирных договоров, вопросы судоходства по Дунаю, итало-югославской границы и др.

При обсуждении вопроса о режиме судоходства по Дунаю представители США, Англии и Франции добивались признания принципа «равных возможностей» для всех государств, заинтересованных в судоходстве по Дунаю. Англия требовала восстановления режима судоходства по Дунаю на основе конвенции 1921 г., которая была продиктована после первой мировой войны англо-французской Антантой, господствовавшей в дунайском регионе. Советская сторона настаивала, что установление режима судоходства по Дунаю является делом, прежде всего придунайских государств. Расхождения в позициях сторон не позволили договориться в Париже о режиме судоходства на Дунае.

В отношении мирного договора с Италией дело обстояло значительно сложнее. Здесь выявились разногласия по ряду основных вопросов, как, например, по вопросу о репарациях, по вопросу о судьбе бывших итальянских колоний, по вопросу об итало-югославской границе и судьбе Триеста и по некоторым другим вопросам. По этому поводу Молотов скажет: «По проекту же мирного договора с Италией, где главная ответственность лежит на Великобритании и США, остался ряд несогласованных вопросов крупного значения…В вопросе о бывших итальянских колониях особенно бросалось в глаза, что американская и британская делегации действовали обыкновенно в порядке сговора между собой…В вопросе о репарациях с Италией мы снова встретились с англо-американским блоком, который и здесь вёл не «наступление за мир», а наступление на Советский Союз».

Особенно острая борьба развернулась на парижской сессии СМИД вокруг вопроса об итало-югославской границе, прежде всего о государственной принадлежности Юлийской Крайны и города Триест. Население Юлийской Крайны, состоящее из словенов и хорватов, было на 70 % славянским, что же касается Триеста, то он, как известно, составлял неотъемлемую часть этого района, служил его морским портом. Представители США и Англии в СМИД воспротивились требованию югославов передать им Юлийскую Крайну и Триест. Советская делегация поддержала соображения югославов относительно Юлийской Крайны и Триеста. Найдено было компромиссное решение: Юлийская Крайна была поделена между Югославией и Италией. Триест провозглашался «Свободной Территорией» со специальным постоянным статутом, который подлежал утверждению Советом Безопасности ООН.

После согласования на парижской сессии СМИД многих положений мирных договоров с бывшими союзниками гитлеровской Германией в столице Франции с 29 июля по 15 октября 1946 г. проходила мирная конференция. В ней участвовало 21 государство. В рамках СМИД СССР добился договорённости, что мирная конференция будет иметь совещательный характер и принимать не решения, а рекомендации, притом большинством в две трети голосов, окончательные же решения относительно условий мирных договоров остаются прерогативой СМИД. Но под давлением американской и английской дипломатии Парижская конференция приняла решение, что рекомендации будут приниматься большинством как в две трети голосов, так и простым. Вместе с тем из-за нерешённости германского вопроса конференция не имела поручения разработать мирный договор с побеждённой Германией.

На конференции не удалось уладить следующие вопросы: статут Триеста, режим судоходства на Дунае, некоторые экономические и репарационные статьи мирных договоров. Вопрос о Триесте был решён лишь после третьей сессии СМИД в Нью-Йорке, эта территория, в конечном счёте, была поделена между Югославией и Италией. Что же касается режима судоходства по Дунаю, то западные державы продолжали настаивать на принципе «равных возможностей» и на том, чтобы включить положения об этом режиме в мирные договоры с Румынией, Венгрией и Болгарией. По этому поводу глава советской делегации заявил: «Поставьте рядом: с одной стороны, обессиленную войной Румынию или разорённую немецкими и итальянскими фашистами Югославию и с другой стороны – Соединённые Штаты Америки, богатства которых во время войны колоссально возросли, и вам будет ясно, что на практике будет означать осуществление принципа «равных возможностей»». В конечном итоге на конференции была согласована рекомендация включить в мирные договоры лишь общее положение о равенстве всех государств «в отношении портовых и навигационных сборов и условий торгового судоходства». Причём это равенство не распространялось на перевозки между портами одного и того же государства. Для разработки других условий судоходства по Дунаю впоследствии – на третьей сессии СМИД – было принято решение о созыве специальной конференции с участием всех восьми придунайских государств.

Проблемы репараций с бывших союзников Германии и возмещения ущерба также стали предметом острой борьбы на конференции. Суммы репараций с Румынии, Венгрии и Финляндии были определены в условиях перемирий с этими странами. Поэтому не было каких-либо оснований оспаривать уже установленные размеры репараций с этих стран. Однако западные державы выдвинули предложение взимать репарации американскими долларами и английскими фунтами стерлингов, что заставило бы бывшие вражеские государства обязательно обратиться за помощью в Вашингтон и Лондон.

В итоге Парижская мирная конференция не смогла выработать согласованных рекомендаций по экономическим вопросам. Оставшиеся несогласованными вопросы мирных договоров с пятью бывшими вражескими государствами были улажены на третьей сессии СМИД, проходившей в Нью-Йорке с 4 ноября по 12 декабря 1946 г. во время сессии Генеральной Ассамблеи ООН. После согласования текстов мирных договоров они были подписаны в Париже 10 февраля 1947 г. Обмен ратификационными грамотами состоялся 15 сентября того же года. И лишь с этой даты мирные договоры вступили в силу, и завершился процесс послевоенного урегулирования с Италией, Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией.          

Итак, истоки холодной войны можно найти ещё перед второй мировой войной, когда уже существовали разногласия между странами западной демократии и СССР, которые способствовали  усилению Германии в Европе. Непосредственными предпосылками развязывания холодной войны послужили создание атомной бомбы, обострение конфликта интересов, а также благоприятные условия для распространения советской идеологии на страны Центральной и Юго-Восточной Европы после окончания второй мировой войны. Причинами же начала холодной войны стали: усиление экономической мощи США, а в результате этого появление возможности реализации геополитических интересов, превосходство военной мощи СССР перед остальными странами западной демократии, а также существование глубокой идеологической пропасти между Советским Союзом и Западом.

Что же касается противоречий и недоверия между союзниками, то они существовали на всём протяжении второй мировой войны, а по мере приближения разгрома гитлеровской Германии постоянно усиливались вплоть до тайных контактов западных союзников с нацистской стороной.

Дипломатические разногласия 1945 г. ещё не были столкновением стратегических установок. Они не помешали масштабной конверсии и демобилизации в обеих странах. Ялтинско-потсдамские соглашения были хорошей альтернативой послевоенного мирного устройства, но каждая сторона интерпретировала и понимала их по-своему. В то же время они создали тот фон взаимной подозрительности, без которого невозможно было возгорание холодной войны. Межсоюзническое сотрудничество по вине обеих сторон – СССР и западных держав – уступило место открытому дипломатическому противостоянию.

Длительное послевоенное мирное урегулирование на сессиях СМИД и Парижской мирной конференции отражало углубление противоречий между СССР и западными державами. Споры по мирному урегулированию отразили с одной стороны - попытки Англии и США уменьшить зону советского влияния в Европе и оттеснить Советский Союз от международных дел, а с другой, по мнению автора, вполне обоснованное желание СССР воспользоваться плодами победы, как это не умели делать русские монархи в своё время, и тем самым увеличить зону своего влияния. После окончания первого этапа Парижской сессии СМИД сенатор Пеппер скажет, выступая в конгрессе США: «Я полагаю, что русские изучили игру политики силы западных держав и решили применить эту политику. Когда окончилась война, они увидели старые интриги, направленные к тому, чтобы изгнать Россию с Среднего Востока, Средиземного моря, Балкан, Восточной Европы и тёплых морей».   

Часть 4 http://www.lawinrussia.ru/node/350562

Часть 5 http://www.lawinrussia.ru/node/352164

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений