Рубликон

Декабрь для России – время всенародной подготовки к Новому году – одному из главных праздников страны, ставшему элементом культурного кода россиянина не так давно, в 30-х годах ХХ века. Тогда он стал альтернативой Рождеству и оказался настолько грамотно раскручен государственной идеологической машиной, что, несмотря на все реформы и кризисы, остается, сам по себе, фактором политической жизни страны. Это наглядно проявилось в 1992 году, когда поздравление Задорнова символизировало полный разгром политической системы СССР. 31 декабря 1999 года россиянам представили нового Президента страны, и, по сути, с этого новогоднего поздравления можно отсчитывать время рождения «путинского» этапа развития Российской Федерации, уже вплотную подошедшему к 15-летней годовщине.

Уходящий год стал, пожалуй, самым тяжелым и непредсказуемым и для В.В. Путина и для всей страны. Успешный финиш олимпийского проекта порадовал совсем не долго. Он посрамил всех скептиков и недругов, но, сыграл роль последней гирьки, перевесившей чашу весов. Формирование интеграционных образований – БРИКС, ШОС, Таможенного союза, ЕАЭС, ОДКБ, в которых Россия играет роль движущей силы мирового масштаба, возвращение стране роли державы, способной полностью перестраивать чужие сценарии изменений на политической карте планеты (впервые за последние четверть века удалось спасти страну, приговоренную США к международной военной интервенции, расчленению и смене политического режима), стабильное социально-экономическое развитие, прекращение депопуляции россиян, на фоне обострения проблем и противоречий западного мира, безудержного роста государственного и корпоративного долга США[1], провала миграционной политики ЕС, разворота постсоветского пространства в сторону России – все это факторы, меняющие сложившееся представление о РФ, как обломке некогда могучей державы, но уже не способном выйти на уровень самостоятельного субъекта в глобальных процессах.

Россия за 15 лет эпохи Путина не просто в экономическом плане восстановилась до уровня СССР, но и обнаружила, что в обществе сохранились традиции ощущать себя самодостаточным цивилизационным сообществом, имеющим и способным отстаивать свои национальные интересы. Причем в условиях подчиненности значительной части политического истеблишмента идеям, интересам, структурам зарубежных политических, экономических и культурных элит.

Компрадорская часть российской политической элиты проявила гораздо большую живучесть, чем сторонники региональной самостоятельности (не путать с сепаратистами, поскольку в реальности таковых было настолько мало, что на них не рискнули сделать серьезную ставку ни внутри страны, ни из-за рубежа) или олигархи, уверовавшие, что они могут стать самодостаточной политической доминантой.

Если исходить из концепции сложного баланса сил, то такой вариант трансформации политического пространства легко объясним. В.В. Путин стал лидером идеи российского патриотизма. Это обеспечивало поддержку практически во всех российских регионах. Консервативный традиционализм, все чаще демонстрируемый им, в совокупности с умением понимать особенности менталитета, культурного своеобразия народов России, позволил создать образ лидера, не перебарывающего, а возглавляющего идеи созидательного развития различных социальных групп. В то же время все эти качества полностью доминировали над индивидуальным эгоизмом отдельных субъектов, стремившихся конвертировать свои экономические ресурсы в политические. Ресурсная база В. Путина, как общенационального лидера была настолько несопоставима больше, чем лидеров отдельных групп политического влияния, что ему было достаточно ввести их одного за другим в изоляцию для того, чтобы одержать убедительные победы. Площадка патриотического консерватизма одного за другим теряла своих харизматичных игроков, либеральный фланг тоже был ослаблен, но только за счет тех, кто слишком ярко демонстрировал свою индивидуальность и не адаптировался к ситуации сплочения рядов.

Компрадорская часть элиты тоже быстро лишилась своих самых распиаренных и амбициозных лидеров. Но, их сила в том, что основные ресурсные центры, способные поддержать их политические амбиции, вынесены за пределы Российской Федерации. Технологии политического действия также проектируются не в пределах российской юрисдикции, здесь дорабатываются лишь отдельные детали мероприятий. Внешне их позиции могут выглядеть комически слабыми. Исходя из реалий российского общества, сложно представить, что Касьянов, Немцов, Каспаров, да и Ходорковский могут представлять угрозу политическому авторитету не только В. Путина, но и даже первых лиц парламентских партий, которые, объективно говоря, находятся на порядок ниже в политическом табели о рангах, по сравнению с общенациональным лидером.

Сделав ставку на аппарат, В. Путин сумел поставить под контроль систему, в которой этот аппарат работает. Но не в его компетенции поставить под контроль офшоры, ФРС, ресурсные центры ТНК, международные структуры и рейтинговые глобальные СМИ. Совокупный объем ресурсов политических сил, для которых Россия интересна исключительно в качестве рынка сырья, сбыта, приложения или изъятия капитала несоизмеримо превосходит ресурсы подконтрольные Кремлю. Поэтому подпитка компрадорской группы неиссякаема и, при необходимости, может быть мобилизована настолько, что просто сметет барьеры, выставляемые Центральным банком, госкорпорациями, политическими структурами России.

Это мы наглядно увидели на примере организованного обрушения рубля в этом году. Сколько угодно можно рассказывать сказки, что причиной скачка курса были недоработки[2] или целенаправленное ослабление рубля ЦБ, паника участников валютного рынка[3], санкции[4], падение цены на нефть или непонятно с чего взявшийся ремикс 1998 года. Все эти версии не выдерживают серьезной критики.

Прежде всего, сравнения с дефолтным вариантом. Абсолютно разные ситуации. В 1998 огромный дефицит бюджета, непомерно раздутая пирамида ГКО, минимальные цифры валютных резервов (на момент дефолта менее 20 млрд. долл.), полная чехарда на межбанковском рынке (за год ставка рефинансирования колебалась с 24% до 150%) и цены на нефть, доходившие до 8 долл. за смесь URALS. 40 долларов за баррель были для нефтяников сказкой из розовых мечтаний. При этом, Россия не пыталась играть свою игру на международной арене. Сопоставьте всю эту ситуацию с текущими процессами[5], и сразу станет понятно, что современные условия[6] прямо противоположные[7].

Но может быть доллар слишком девальвировался с тех времен, и 450 млрд. золотовалютных резервов слишком малая величина? Вовсе нет. Сравнивая ситуацию с 2008 годом, когда кризис тоже уронил курс рубля на 15%, можно признать, что у ЦБ РФ резервов меньше, но два стабилизационных фонда стали больше. Кроме того, оказывается и крупные российские кампании, памятуя о волатильности валютных курсов и собственных валютных займах, подкопили достаточно обильный валютный жирок. Так, что общий порядок цифр валютных резервов, которые можно задействовать в рамках государственной политики, не отличается кардинально. Во всяком случае, обвальное падение курса рубля не было вызвано катастрофическим истощением этих резервов.

Эксперты вполне убедительно высчитывают, что и при нынешних ценах на нефть доллар не стоит выше 55 рублей[8]. А его вполне обоснованный курс при 60 долл. за баррель находится в диапазоне 48-50 руб. за доллар.

Так что ослабление рубля до этих показателей не заговор и не ошибка[9], а естественное состояние рыночного равновесия[10]. А если учесть общие тенденции на мировом валютном рынке, то в падении курса рубля на 30% - 50% нет ничего сверхестественного[11]. А вот все, что превышает 55 рублей за доллар – это уже результат действия неэкономических факторов. Достаточно посмотреть на объемы продаж, которые накрутили котировки в районе 100 рублей за евро и 80 за доллар, чтобы понять – обвал был сделан искусственно. ЦБ позволил продемонстрировать этот удар и не стал упираться, поскольку понимал, что как только задача достижения шокирующих котировок будет выполнена, излишние финансовые ресурсы организаторы этого спектакля держать не будут. А значит, нет смысла обострять ситуацию и тратить госрезервы на отражение массированной лобовой атаки. Политическая задача организаторами валютного мятежа была выполнена, повод для паники создан, как и основания развернуть массированную критику провалов экономической политики Кремля. Как только это случилось, то уже ЦБ России не стали серьезно противодействовать при возвращении рубля к нормальным экономическим показателям. Тем более, что нанеся удар, организаторы засветили свои каналы, а значит, российским регуляторам и спецслужбам стало понятно, что и где надо блокировать, чтобы не перекрыть весь валютный рынок, но нанести точечный удар[12] именно по игрокам, выполняющим заказ на дестабилизацию российского валютного рынка.

Это на пике дестабилизации валютного рынка и банковской системы РФ[13] не скрывалось, что организаторы этого действа были уверены в достижении поставленной цели. Термин «валютный майдан для Путина»[14] и предложение ему сделать окончательный выбор между либералами и силовиками[15] прозвучали недвусмысленно 17 декабря.

Ответ на этот вопрос более всего интересовал журналистов, не скрывающих своих симпатий, а то и прямой ангажированности от «цивилизованных стран» на большой пресс-конференции В.В. Путина 18 декабря[16]. Синхронный текст про «пятую колонну» выдает сценарий, заготовленный заказчиками (они ведь не знали, кому дадут слово, вот и подстраховались, сформулировав единую задачу для широкого круга «дружественных» СМИ). Исполнители заказа просто не смогли перестроиться и оценить ненужность перебора с однотипным выполнением задания. Тем более, что Президент Российской Федерации, вначале говоря дипломатичным языком, обозначил красную черту, проведенную в своей речи 18 марта, как незыблемую, подтвердил, что его выступление в Мюнхене в 2007 году тоже не было эмоциональным всплеском. А в итоге и прямым текстом сказал, что не видит смысла сдавать национальные интересы.

Как только стало понятно, что российские власти выдержали прессинг и не капитулировали[17], в соответствии с майданной технологией, сразу реальных участников валютного штурма стали скрывать за пеленой дезинформации[18]. Абсолютно аналогично вели себя промайданные СМИ во время событий 30 ноября – 1 декабря 2013 года в Киеве[19].

Для понимания тенденций развития ситуации сейчас гораздо интереснее оценить реакцию власти и общества на попытку финансовой дестабилизации, чем зацикливаться на вопросе кто и как организовал падение рубля. Власть не впала в панику, не сдала позиции, не начала махать шашкой без разбора. Это показывает, что просчет ситуации действительно есть.[20] А если это так, то и отсутствие желания ЦБ РФ лезть в схватку в период наибольшего нагнетания страстей можно признать не ошибкой и запазданием, а реализацией продуманного плана[21]: отбить атаку, когда противник уже выдохнется и после этого вернуть его на прежние рубежи.

Таким образом, Кремль продолжает демонстрировать верность курсу на деэскалацию конфликта и стремление минимизировать проявление враждебных намерений. В. Путину меньше всего хочется давать повод к продолжению и обострению конфликта. В этом сила и слабость его позиций. До тех пор, пока его команда в состоянии придумывать и реализовывать нестандартные ходы на попытки втянуть Россию в горячую фазу конфликта, можно смело утверждать, что войны наша страна избежит. Но как только такие ответы перестанут реализовываться или срабатывать, то это сразу поставит В. Путина на грань поражения.

Российское общество подтвердило оценки наиболее проницательных экспертов, которые были уверены, что наши сограждане не потеряли навыков жизни в условиях кризиса, вполне адаптивно относятся к таким периодам и имеют значительный запас прочности[22], усиленный мотивировкой, что свобода жить в соответствии с традициями самостоятельной державы стоит затраченных усилий и жертв.

В преддверии Нового года просто появился дополнительный фактор активизации потребительского бума. На его фоне, проблема с гречкой ушла далеко за пределы внимания людей, что немедленно отменило возню вокруг её искусственного дефицита. Как результат, она подешевела на 40%. Но, сколько появилось возможностей для манипулирования потребителями. Под лозунгом «бери, а то подорожает», пытаются сбыть все: от залежалых вещей и алкоголя[23] до недвижимости[24] и автомашин. Но встряска потребительского рынка не переходит в потрясение на политическом. Нет, да и не может перед Новым годом быть протестных митингов, резкой смены оценок вхождения Крыма в состав Российской Федерации или помощи восставшим против нацистского произвола для жителей Донбасса. Валютный майдан провален.

Означает ли это, что экономические потрясения близки к завершению? Абсолютно нет[25]. Россию наказывают не за Крым или мифическое вторжение в Донецк. Западная метрополия, как она себя считает, пытается подавить бунт в мятежной «бензоколонке». Обычными силовыми методами это сейчас сделать не удается[26], поскольку выяснилось, что «развивающееся государство» Россия имеет вполне дееспособный военный потенциал, с помощью которого в состоянии нанести неприемлемый ущерб потенциальным карателям. Но у сырьевой экономики есть слабые места, так заботливо лелеемые определенными политическими силами, нажав на которые можно сделать очень больно и власти и рядовым российским гражданам. Вот только не могут рассчитать какой болевой порог мы в состоянии продемонстрировать. Давить будут и дальше, до тех пор, пока одна из сторон не одержит окончательную и безоговорочную победу. А поскольку главные действия идут на экономическом и идеологическом фронтах, то готовиться надо к затяжному противостоянию, и продлиться оно может не один десяток лет.

Если Россия проиграет, то свержение В. Путина будет не единственной целью победителей. Чтобы полностью подавить способность к сопротивлению их устроит только расчленение российского цивилизационного пространства на удельные княжества с потенциалом ниже польского или украинского, чтобы навсегда пресечь возможность создания здесь государства, способного играть самостоятельную роль в глобальном мире.

Но и этого будет мало. Будет поставлена задача переформатирования культурных кодов населения, что не удастся сделать без большой крови. Но в этом вопросе действенная помощь извне будет предоставлена во всеобъемлющем виде, как и на Украине. Могли ли Порошенко, Яценюк, Турчинов самостоятельно свергнуть Януковича? Нет. Только внешнее воздействие, давившее на украинскую легитимную власть, подпитывающее амбиции, мотивацию и ресурсную базу оппозиции могло заставить политическую тусовку и общество Украины принять модель трансформации политической системы буквально уничтожающую экономические, культурные, политические и легитимные основы украинской государственности. Не жизнеспособна система пожирающая сама себя. А на Украине именно это и происходит. Создать ситуацию энергетического кризиса при том, что миллионы тонн угля лежат без движения на складах, уничтожать собственные рынки сбыта, отказаться от всех льготных условий во внешней торговле, предпочтя их эфемерным обещаниям – это явно не самая умная политика. Но когда не оставляют иных вариантов действий, то и она оказывается вполне подходящей для сиюминутного удержания власти.

При этом проявляется и политическая незрелость общества, для которого пребывать год-два в эйфории надежд, как это было в начале 90-х годов ХХ века, оказывается более приятно, чем рационально подойти к пониманию перспектив своего развития. Украина постоянно повторяет один и тот же цикл: огромное воодушевление, разочарование, озлобленная паника, наказание невиновных и награждение очередными властными полномочиями непричастных к процессу реального социально-экономического роста. Лозунгами украинского патриотизма давно и успешно манипулируют силы, которые абсолютно презирают украинский народ, поэтому не испытывают никакого угрызения совести или просто неловкости, когда в очередной раз цинично-технологично обманывают его пустыми, но звонкими лозунгами посредством тонко просчитанных пиар-кампаний. Не сложно обмануть тех, кто сам обманываться рад.

Перспектива такого будущего может мобилизовать на активное сопротивление. Но здесь мы наталкиваемся на внутренние проблемы путинской политической системы. Разрушать всегда легче, чем строить. И у компрадорской группы политиков нет нужды делать большую структуру поддержки своей деятельности. Достаточно приблизиться к наиболее уязвимым местам государственной системы и повторить опыт, например, СССР или Китая образца середины XIX века. Что общего в них? Централизованное государство, где все замыкается на имперский центр, а значит, нет необходимости обрубать многочисленные корни. Достаточно скупить, обмануть, запугать, обольстить десяток-другой ключевых сановников, и вся система начнет гнить изнутри, будет просто не в состоянии бороться за национальные интересы, поскольку они будут обменяны на личные прихоти и задачи выживания главных служителей аппарата. Лидеры приходят и уходят, но оставляют после себя системы. Жизнеспособные, как после Дэн Сяопина или постепенно деградирующие как после И. Сталина, а то и просто стремящиеся к моментальному распаду, как после Александра Македонского.

Политико-экономическая система России все больше становится похожа на советскую. Со всеми её плюсами и минусами, но и с огромным риском повторить судьбу.

Идеология политической системы строго персонифицирована. В СССР марксизм-ленинизм каждый из Генеральных секретарей трактовал по-своему. Идеологические постулаты трех Президентов Российской Федерации спутать невозможно, а это значит, что, скорее всего и четвертый президент будет демонстрировать свою систему координат.

Как советская экономика поплатилась за свою моноструктуру[27], так и российская имеет те же самые изъяны[28]. Обусловлены ли они исключительно экономическими причинами? Абсолютно нет. Да, нас пытаются убедить, что диверсификация экономики нам не нужна[29] или мы просто не в состоянии её провести. Подобный подход можно охарактеризовать известной фразой: «это глупость или предательство?». Не корректно сравнивать 5 миллионную и 146 миллионную страну. Это все равно, что заявлять о ненужности 4 колес у БЕЛАЗа, поскольку для мотоцикла достаточно и двух колес. Кроме того, США, которые добывают  нефти не меньше, чем мы, проанализировав причины кризиса 2008 года и осознав, что уступают Китаю пальму экономического первенства, занялись реиндустриализацией собственной экономики, отбросив снобистские концепции вывода производств на аутсорсинг, и это дает свои плоды[30].

Решение о диверсификации экономики – политическое. Можно идти по легкому пути и последовательно убивать все отрасли, где норма прибыли оказывается ниже средней. Экономика не станет эффективнее. Сократиться численность населения, возникнет все большая зависимость от конъюнктуры мирового рынка, будут последовательно исчезать факторы укрепления национальной безопасности.

Провалы политики инновационного развития и снижения зависимости от нефтегазовых доходов у нас кроятся, прежде всего, в кадровой политике. Во-первых, практически отсутствует персональная ответственность за выполнение задач по диверсификации экономики. Начальника скорее накажут за ошибки в действиях, чем за бездействие. Поэтому у нас нормальная ситуация, когда в регионах снижаются производственные показатели, не растут доходы бюджета, но руководитель на отличном счету, поскольку его мнение всегда совпадает с мнением вышестоящего начальства.

Во-вторых, усиление роли различных отраслей экономики неизбежно потребует изменения практики согласования интересов и признания политической конкуренции не как декларативного, а реального формата существования политической системы. Готовы ли к этому политические верхи?

В-третьих, финансовая система должна будет изменить свои подходы к сотрудничеству и предприятиями промышленного производства. Насколько российский банковский сектор готов брать на себя дополнительные риски? И насколько менеджмент промышленности готов к взаимодействию с кредитными структурами?[31]

Сегодня складывается совпадение интересов компрадорской части политического класса и партии власти в отношении к необходимости развивать дополнительные сектора экономики. Плодить конкуренцию никому не хочется. Это потребует больших личных усилий и затрат и повысит риски утраты достигнутых статусов. Система сама блокирует свое развитие.

Выход может быть только в случае, если национальный лидер поставит вопрос расширения ресурсов поддержки как ключевой при оценке эффективности работы своего аппарата. А без этого объявленную экономическую войну выиграть невозможно. История убедительно доказывает, что ресурсы концентрируются в той стране, которая играет роль мастерской мира. Сейчас эту позицию активно подминает под себя Китай. Он сумел преодолеть проблемы советской экономики по внедрению конкурентоспособных технологий, как средств производства, так и потребления. И пока только в секторе ВПК и ядерной энергетике Россия превосходит нового мирового экономического лидера. Надолго ли? Тем более, что от всей санкционной войны, развязанной США больше всего выигрывает именно Китай. Мы к нему идем за технологиями, инвестициями, в надежде использовать его огромный рынок. Запад пытается задобрить Поднебесную в надежде перетянуть её на свою сторону. А в итоге китайцы выторговывают, используя идущий конфликт, лучшие условия для себя. Они ни на кого не надеются, поскольку создали у себя эффективную систему воспроизводства товаров, услуг, технологий, инвестиций. И постоянно совершенствуют технологии научного управления своей огромной государственной махиной и самым большим в мире обществом.

При этом угрозы майдана в Гонконге, а ранее в подконтрольной им Мьянме, они пресекают быстро, решительно и эффективно. Не оставляя шансов втянуть их в долгое противостояние.

Мы увязли в конфликте ЕС и США по поводу различия подходов к оценке гражданского противостояния на Украине надолго. И наша система будет тестироваться ими до тех пор, пока они не победят или не убедятся, в бесперспективности побороть Российскую Федерацию, либо не будут вынуждены признать свое поражение. Это хороший стимул для реформирования нашей политической и экономической системы или фатальный фактор их развития.

Хотим мы этого или нет, но черта, отделяющая рублевую экономику от долларовой, будет нами перейдена, если стоит цель победить или не покорится, если не сможем найти силы отстоять свою самостоятельность. Но в любом случае, прошедший валютный шторм наглядно продемонстрировал, что нас вытряхнули из уютного кокона сырьевого донора Запада. И теперь либо сделают своим вассалом, либо будут вынуждены признать возвращение России на роль мировой державы. А вот последний вариант им очень не по душе.

Примечание:

1. http://worldcrisis.ru/crisis/1751792

2. http://lenta.ru/articles/2014/12/20/priceformistake/

3. http://www.gazeta.ru/business/2014/12/17/6350225.shtml

4. http://www.gazeta.ru/business/news/2014/12/20/n_6763385.shtml

5. http://ria.ru/world/20141218/1038884514.html

6. http://www.lefigaro.fr/vox/economie/2014/12/18/31007-20141218ARTFIG00132-chute-du-rouble-l-operation-sauvetage-de-poutine-decryptee-par-jacques-sapir.php

7. http://bourse.lefigaro.fr/devises-matieres-premieres/actu-conseils/malgr...

8. http://rg.ru/2014/12/01/mirkin.html#

9. http://lenta.ru/articles/2014/12/20/priceformistake/

10. http://ria.ru/world/20141218/1038884514.html

11. http://www.vestifinance.ru/articles/51340

12. http://www.vestifinance.ru/articles/51353

13. http://www.vedomosti.ru/finance/news/37591481/onf-trebuet-rassledovat-ra...

14. http://www.gazeta.ru/business/2014/12/17/6350425.shtml

15. http://www.gazeta.ru/comments/2014/12/17_e_6348977.shtml

16. http://www.gazeta.ru/politics/2014/12/18_a_6351229.shtml

17. http://www.kommersant.ru/doc/2636047

18. http://www.gazeta.ru/business/2014/12/17/6350225.shtml

19. http://r-u.org.ua/?p=5876

20. http://www.gazeta.ru/business/2014/12/19/6352449.shtml

21. http://jpgazeta.ru/padenie-rublya-hladnokrovnyiy-raschyot-kremlya/

22. http://www.kommersant.ru/doc/2640393

23. http://www.gazeta.ru/business/news/2014/12/24/n_6776913.shtml

24. http://rg.ru/2014/12/24/reg-cfo/bum.html

25. http://top.rbc.ru/economics/25/12/2014/549abe399a794718174e68e5

26. http://www.vestifinance.ru/articles/50456

27. http://ria.ru/cj_analytics/20141222/1039537389.html?utm_source=1249364&utm_medium=banner&utm_content=3687770&utm_campaign=rian_partners

28. http://ria.ru/cj_analytics/20140513/1009560350.html

29. http://www.vedomosti.ru/var/bansrc/2014/9a8d43.html#!http://www.vedomost...

30. http://top.rbc.ru/economics/24/12/2014/549a8a189a79470d19c727c2

31. http://newsru.com/finance/04dec2014/rueastinvestnoway.html

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений