Уроки осени 1993 года

Как-то незаметно прошла очередная годовщина трагических событий сентября-октября 1993 года в Москве. А вместе с тем их оценка до сих пор остается для нас очень болезненной темой, вызывающей ожесточенные дискуссии.

Одни полагают, что в основе тех событий лежал институциональный конфликт, обусловленный противоречием между советской и президентской формами правления. Другие объясняют его борьбой за власть в правящей верхушке, облеченной в форму противостояния сторонников и противников реформ. Третьи усматривают в них внутриэлитный конфликт, вызванный расхождением мнений по поводу вариантов перехода к демократии и рыночной экономике, принявший форму противоборства между законодательной и исполнительной властей. Четвертые говорят о наложении ряда конфликтов: между ветвями власти, между центром и регионами, между низами и правящей верхушкой и т.д.

Есть и вовсе крайние суждения – от мятежа красно-коричневых до локальной гражданской войны, вызванной антиконституционным переворотом, совершенным президентом Б. Ельциным и его окружением.

К сожалению, до настоящего времени вне поля нашего внимания находятся материалы специально созданной комиссии Государственной думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу тех событий. Лишь сравнительно недавно без лишнего шума заключения комиссии были выложены в свободном доступ (см. https://rex-net.livejournal.com/2267124.html).

Такое расхождение оценок свидетельствует, помимо политических пристрастий их авторов, о сложном переплетение социально-политических, экономических, национальных и внешних факторов, оказавших прямое или косвенное воздействие на развитие конфликта.

С началом проведения рыночных реформ основная линия социально-политического противоборства в России проходила между сторонниками умеренного и радикально-либерального вариантов перехода к демократической политической системе и рыночной экономике, а его основными субъектами выступили элитные группы с различными корпоративными и политическими интересами, которые концентрировались по линии разделения ветвей власти. Парламент и структуры исполнительной власти стали двумя центрами консолидации широкого конгломерата социально-политических сил, заинтересованных в реализации различных вариантов преобразования российского общества.

Вокруг президента и исполнительных структур консолидировались силы, которые выиграли от начала резких либеральных реформ и были заинтересованы в их продолжении. Это прежде всего: финансово-торговые и экспортно-сырьевые экономические группы интересов; новая номенклатура в лице чиновничества федеральных и региональных ведомств, обновленной верхушки силовых ведомств; социальные группы, занятые в легализовавшейся теневой экономике; малый и средний бизнес.

Несмотря на падение авторитета Б. Ельцина, поддержка идеалов демократии, с которыми ассоциировалась новая власть, была достаточно сильна и среди рядовых граждан. Проведенные в августе 1993 г. социологические замеры показывали, что 48% россиян выступают за продолжение курса реформ и лишь 18% относятся к ним негативно. Таким образом, за радикально-либеральный курс ратовали не только политическая и экономическая элиты, ориентированные на модернизацию России «под Запад», но и достаточно широкие слои населения.

Историки, изучающие события сентября-октября 1993 года в Москве, сходятся в одном – это была острая фаза политического противоборства между основными субъектами политического процесса на фоне делегитимации институтов государственной власти, снижения управляемости всех сфер общества и роста массового социального недовольства. При этом само это противоборство происходило в различных формах: «войны законов», антиконституционного переворота, стихийных волнений, забастовок, митингов и демонстраций, вооруженных методов борьбы.

Те трагические события должны стать уроком всем нам – и власти, и обществу – не доводить до крайнего предела имеющиеся противоречия, слушать и слышать друг друга, сообща строить наше будущее. Другого не дано.

Редколлегия

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений