Вспоминая Александра Ивановича Селиванова

8 декабря я узнал о смерти Александра Ивановича Селиванова. Он скончался от ковида в Москве, в возрасте 59 лет…  Это значимая потеря для нашей науки, для патриотического движения – Александр Ионович был известным ученым, философом-марксистом и специалистом в области теории управления и экономической безопасности, публицистом, экспертом Изборского клуба. Но для меня это и личная потеря. Александр Иванович долгое время жил в Уфе (до своего переезда в Москву), мы с ним работали на одной кафедре. Он для меня был больше чем коллега, он был одним из моих Учителей (наряду с его Учителем – Анатолием Петровичем Андреевым). В годы моего аспирантства он учил меня писать статьи, работать с литературой, давал множество полезных советов, совал книги, которые нужно прочитать. Даже в спортзал меня водил заниматься физкультурой, когда он заведовал кафедрой в Юридическом институте (там у них хороший зал, со всяким оборудованием был). Я был вхож в его дом, знаком с его семьей, женой – Зухрой Кадимовной, детьми – Димой и Снежанной (они уже, конечно, взрослые, а я их помню еще подростками). Александр Иванович и Зухра Кадимовна были гостями на моей свадьбе в 2000 году. Мы ездили с ним на различные конференции, особенно памятна поездка в Петербург в 1999, где я познакомился с С.Г. Кара-Мурзой.

Он был вхож в самые высокие кабинеты (и в Уфе, а потом и в Москве), потому что был известным в республике, да и в России политаналитиком, но при этом оставался очень демократичным человеком. Любил похохмить, посмеяться. Как сейчас помню, спросишь его о чем-нибудь, а он улыбнется и выдаст свое коронное: «Будем посмотреть!».

При этом он был настоящим русским патриотом просоветского социалистического толка, очень оригинально развивал марксизм. В «Вопросах философии» была его статья о проблеме небытия. Помню мы с ним много разговаривали о материи как небытии, когда он писал свою докторскую. Если я правильно понимаю, он пытался внедрить в марксизм этот платоновский тезис, что на мой взгляд совершенно логично.

Совместно с Анатолием Петровичем Андреевым, «тихим гением» нашего университета, который был большим философом и идеологом русского социализма, Александр Иванович написал книгу «Русская традиция» – по-моему очень важную и недооцененную книгу. Такой гимн русской культуре и советскому этапу как высшей точке ее развития (как они были убеждены с Андреевым) и страстное обличение, и отрицание буржуазности, и ее проявления в философии – позитивизма.

После переезда в Москву Александр Иванович стал экспертом Изборского клуба, и наряду с монографиями по теории управления, экономической безопасности, печатал патриотическую публицистику.

Надо сказать, что его взгляды, как я понимаю, мешали ему в карьерном плане. Поскольку он занимал немало разных начальственных постов, ему приходилось вращаться в кругу людей, которые никаких убеждений не имеют, кроме убеждения поддакнуть руководству, чтоб вкусно жрать и сладко спать. Он умел вести себя мягко, быть политиком в бытовом смысле слова, но все равно было видно, что он среди них «белая ворона» (и он от этого заметно страдал). У него был внутренний стержень, он в отличие от них во что-то верил. В Маркса. В социализм. В Россию. В Россию, думаю, даже больше чем в Маркса. Как-то он мельком сообщил мне, что его предки были старообрядцами, и я понял, откуда это. Несколько веков тому назад миллионы русских людей не подчинились царю и патриарху и за веру свою пошли в костры и в леса… И – я сужу по моему жизненному опыту – их потомков сразу видно.

Нужно бы собрать его главные труды, издать их, чтоб не пропали, не забылись. Нужны по-хорошему и чтения его имени, именно в Уфе, во многом родном для него городе (хоть он и родился в Кумертау).

Александр Иванович был убежденным атеистом (хотя и уважал православие, видя в нем важную составляющую досоветской русской культуры). Но сейчас, когда я думаю о его светлом образе, я вспоминаю слова Льюиса о том, что, возможно, рай полон недоумевающих атеистов…

 

Рустем Вахитов

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений