Югославские войны – грозное предзнаменование для постсоветского мира

Сербия: от военного лихолетья – к «цветной революции» 2000 года

В марте-июне 1999 года один из красивейших городов Балкан, столица Союзной Республики Югославия Белград, как и страна в целом, подвергался варварски бомбардировкам натовской авиации. Стоящие во главе Североатлантического Альянса Соединенные Штаты Америки стремились ясно и наглядно продемонстрировать всему миру, что теперь они будут устанавливать мировой порядок единолично, расставляя во главе разных стран всего мира нужных им людей. Особыми антисербскими инвективами прославился тогда нынешний президент США Джозеф Байден, администрация которого не скрывает своих гегемонистских устремлений, особенно опасных на фоне слабеющего военного потенциала этой страны.

В связи с событиями более чем 20-летней давности у многих остаются вопросы – например, о том, что же позволило США так вести себя на мировой арене, что предшествовало преступным налётам авиации НАТО, и были ли в России дееспособные политические силы, которые могли бы противостоять агрессии США на Балканах? Наконец, кто они, патриоты сербского народа – генерал-полковник Ратко Младич, прозванный «сербским Жуковым», и бывший президент СРЮ Слободан Милошевич? И могли ли в Москве поддержать их более действенным способом, в то время как ближайшее окружение президента РФ Б. Ельцина вело торговые дела с бизнесменом сомнительной репутации, хозяином широко известной фирмы «Мабетекс» албанцем по фамилии Паколли?

На эти и другие вопросы согласился ответить нашему изданию Чрезвычайный Полномочный Посол России в СРЮ с 2000 по 2002 год Валерий Евгеньевич Егошкин.

Игорь Латунский. Валерий Евгеньевич, пожалуйста, для начала нашей с Вами беседы, кратко расскажите о себе, и как Вы стали в 2000 году Послом России в Белграде?

Валерий Егошкин. Я всю свою жизнь проработал в Министерстве иностранных дел СССР, а после распада Союза Советских Социалистических Республик в МИД РФ.

До этого, закончив Восточное отделение факультета международных отношений МГМИО, я, как арабист, работал в Северной Африке, пятнадцать лет, еще со студенческой поры, провел в Алжире, дослужился до Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в этой стране.

Игорь Латунский. А как же Вы стали послом России в самый трудный момент для Сербии, для ее народа, для сербских лидеров Слободана Милошевича и Ратко Младича?

Валерий Егошкин. Когда я был назначен послом, это ещё была Союзная Республика Югославия, попал я в СРЮ из Алжира, куда мне в 1999 году позвонил первый заместитель Министра иностранных дел РФ, предложивший поехать послом России в Белград. Я должен был приехать ещё до бомбежек югославской столицы натовскими ВВС, которых тогда ещё не ожидалось. Я согласился на это назначение. Но, когда начались в 1999 году налёты ВВС НАТО на Югославию, то посол РФ, который в это время там был, остался, а в Белград я приехал только в начале 2000 года и проработал там послом России до 2002 года.

А в 1999 году я оставался в Алжире до завершения налетов ВВС НАТО на Югославию. Я смотрел канал BBC, в Алжире другие телеканалы мне были недоступны, и видел, насколько информация этого канала была подтасована, видел всю лживость этой информации. Я хорошо знал историю Балкан и отношения нашей страны, причем, разного времени, со странами этого региона. Вся фальшь, которая шла по каналу BBC, лично для меня была очевидна.

Игорь Латунский. А, что же в этих новостях телеканала BBC было фальшью, и когда же ЦРУ и Госдеп США начали вмешиваться, и подводить ситуацию в Югославии к расколу, в результате чего, Македония и другие сербские республики стали выходить из состава единого государства? И почему, Вашему, СССР не смог как-то повлиять на эту ситуацию?

Валерий Егошкин. А что же наша страна могла тогда сделать? Она сама, как Вы знаете, в декабре 1991 года с успехом развалилась, и все друзья, и соратники СССР, были брошены, и никто из них не был защищен.

Игорь Латунский. А могли они быть защищены?

Валерий Егошкин. В той ситуации, о которой у нас идет речь, когда Югославию целенаправленно начали раскалывать, даже если наша страна и хотела бы вмешаться в происходящее, она бы не смогла по той причине, что среди прочего руководству СССР надо было разобраться в том, что происходило в это время в собственной стране.

Естественно, то, что происходило в Югославии, тех, кто хорошо знал историю этой страны, беспокоило. Ну, а у тех, кому до этой истории было все равно, не было ни желания, ни сил, и даже возможностей что-то предпринимать. По существу, всё, что стало происходить в Югославии, началось после развала СССР, и после его развала начали очень активно разваливать и Югославию. Из ее состава сначала вывели Словению, Хорватию, а затем развязали военные столкновения, поддерживая и проплачивая тех, кто выступал за раскол страны. То, что произошло на югославской земле – естественный результат той многолетней работы, которая там проводилась.

Один из блок-постов в ходе боснийской войны

Игорь Латунский. А кто на месте из западных стран или из США проводил и проплачивал эти столкновения и сепаратизм республик? И кто снабжал различных боевиков оружием, чтобы они воевали против солдат сербской армии?

Валерий. Егошкин. По личностям я не готов говорить, кто, кем был поддержан, поскольку в то время я не занимался, как арабист, Балканами, и самой Югославией. Я мог следить за развитием событий на основании мировой прессы и той информации, что в ней подавалась. С учетом того, что в МГИМО нас достаточно неплохо обучали, я просеивал данную информацию для себя лично. Но, по персоналиям, кто из политиков, выше названых мной республик Югославии, в чем участвовал – на тот момент меня это не касалось, и не могло интересовать. Меня могло касаться и интересовать то, что происходило в той стране, в которой я на тот момент работал, а это был, как я уже сказал, Алжир. В нем, кстати, были исламисты, террористы, было очень нестабильно.

Мы получали прямые угрозы со стороны разных террористических организаций, больше 20 граждан нашей страны погибло, включая сотрудника посольства нашей страны, водителя посла, который был застрелен. Ранее никаких инцидентов с гражданами СССР в Алжире не было, поскольку граждан нашей страны народ Алжира всегда воспринимал как представителей очень дружественного для их государства. А помощь, которая оказывалась Алжиру Союзом Советских Социалистических Республик в годы борьбы за его независимость и после его освобождения, высоко оценивалась населением Алжира, поэтому наши люди раньше всегда чувствовали себя в этой североафриканской стране в полной безопасности. И развязанный против нас террор был для многих полной неожиданностью, поэтому мне, как работавшему на этом направлении, в первую очередь, было важно, кто же подпитывает эту исламистскую оппозицию, которая представляла угрозу, как для граждан нашей страны, так и для российского посольства, которым мне надо было руководить.

Игорь Латунский. Как известно, в Югославии, в разных ее республиках, проживали представители и мусульманской веры, к геноциду которых, по обвинению западных стран, прибегали, с 1992 по 1999 год, Слободан Милошевич и Ратко Младич.  По Вашему мнению, одна и та же рука могла подпитывать и тех, кто в Алжире совершал теракты против ваших коллег и тех, кто орудовал в Югославии?

Джихадисты в Боснии. Фото: vecernji.ba

Валерий Егошкин. Известно, что мусульманские круги подпитывали в Алжире те же силы, что в Боснии и в Косово, и соответственно, данное финансирование шло от некоторых мусульманских стран. С сербами воевали так называемые, мусульманские наёмники, которые сражались на стороне тех же боснийцев, это были те же силы, что орудовали в Алжире, где я работал до назначения меня в СРЮ.

Игорь Латунский. А Соединённые Штаты Америки, какое отношение, по Вашему мнению, имели к развалу Югославии, как в дальнейшем и к войне, что произошла на её территории, или на совести блока НАТО были только воздушные бомбардировки Белграда в 1999 году?

Валерий Егошкин. Всё, что происходило в Югославии, было целенаправленной работой, и по существу все эти цветные революции, которые прокатились по миру, были прокатаны впервые в Белграде. Работа по расколу Югославии была целенаправленной и направленной на то, чтобы ликвидировать достаточно мощное в Европе государство, которое играло, в том числе, и довольно большую роль в движении неприсоединения, являлось авторитетом для народов разных континентов, как Азии, Африки, а так и Латинской Америки. И с мнением этого государства другие страны мира вынуждены были считаться. Его разгромили, раздробили, и если бы не было проведено этой целенаправленной работы по уничтожению Югославии, сомневаюсь, что она бы развалилась сама.

Карта социалистической Югославии

Игорь Латунский. Почему же у Вас, Валерий Евгеньевич, возникают относительно самостоятельного развала Югославии такие сомнения?

Валерий Егошкин. В своё время в Советском Союзе более 70% граждан проголосовало за сохранение единой страны. И в Югославии мало кто стремился к размежеванию. В ней не было проблем ни с национальностью людей, проживавших на ее территории, ни с их вероисповедованием, её граждане жили в мире, не зная, какой религии придерживаются их соседи. Я имел возможность, работая за рубежом, и тесно общаясь с югославами, убедиться, что представители разных этнических групп, вероисповеданий, населявших Югославию, были едины. Для югославов развал страны стал большой трагедией, которая коснулась всех. Кто-то из народов, населявших Югославию, вышел из нее с меньшими потерями, кто-то, особенно сербы – с большими потерями. Но, как лично я считаю, все народы, которые её населяли, были готовы сохранить свою страну, потому, что она была действительно крупной, признанной региональной державой, с которой всем странам приходилось считаться. И обладать югославским паспортом было весьма почётно, это было надежной защитой и для мусульманина, и для православного, и для хорвата, и для серба.

Игорь Латунский. Вы, Валерий Евгеньевич, говорили о потоках лжи со стороны BBC, относительно событий в Югославии. Значит, Вы не считаете Слободана Милошевича и Ратко Младича палачами, как своего, так и мусульманского народов, как их окрестила в 1994 году Компания НТВ, принадлежавшая телемагнату Гусинскому? Как уверяли ведущие новостей НТВ, Милошевич и Младич ради своей власти устроили резню в Сребренице, которую руководители Сербии хотели навязать всем республикам Югославии, жаждавшим свободы от Белграда. Не говоря о тех тюрьмах, в которых по приказу генерал-полковника Младича якобы содержали мусульман Боснии, на которых, якобы, испытывали даже отравляющие газы, примененные по его приказу в боях в тех же местах?

Ратко Младич

Валерий Егошкин. По Ратко Младичу могу вам сказать, что даже в те времена, когда он был объявлен в розыск, как преступник, я находился в Алексене с представителем этого округа, он являлся членом партии «Демократска Стратка», считавшейся полностью прозападной. Когда этот представитель округа отвёз меня в деревню к своим родителям, то я на видном месте в доме у его родителей увидел портрет Ратко Младича, который для сербов оставался героем, причем, даже для тех, кто формально входил в партию, которая казалось бы, должна была бороться с ним. Поэтому Ратко Младич и до сих пор остается для сербов героем. А, что касается тех, якобы совершенных им злодеяний в Сребренице, которые Вы упомянули в своем вопросе, то достаточно уже прошло информации, опровергающей этот факт, многое из обвинений в его адрес было просто подтасовано.

И то, что показывали на экранах – это была просто пропаганда. Милошевич и Младич были искренними борцами за сохранение своей родины, на них просто навешали всё, что угодно, но они были людьми, которые старались сделать по максимуму для блага своего народа. Поэтому, именно они в памяти народа Сербии сохраняются, как герои, а ни в коей мере, как какие-то кровопийцы.

Игорь Латунский. Выходит, что именно Ратко Младич (как рассказывал мне сотрудник Министерства безопасности РФ, находившийся в Сребренице), будучи руководителем сербской армии, прекратил резню, которую под действием наркоты устроили мусульмане, уничтожая свои семьи, чтобы те не достались сербам? Младич заявил, что всем, кто сложит оружие, он предоставит транспортные средства и отпустит их, а в случае непрекращения огня, бронечасти сербов зачистят площадь, на которой все это происходило. Тем самым Младич спас жизни нескольким тысячам мусульманских семей…

Валерий Егошкин. Я не буду по деталям рассказывать, а что же там было, но это то общее впечатление, которое у меня есть.

Игорь Латунский. Некоторые Ваши коллеги уверяли меня, что Сербия не была богатой страной, что её народ держался в основном за счет своего патриотизма. Что же тогда позволило руководству Сербии содержать восьмисоттысячную армию? А в охрану премьера Сербии Слободана Милошевича, как уверял меня бывший сотрудник одной из спецслужб, вошли ушедшие в запас бывшие представители самых элитных спецподразделений КГБ СССР, как офицеры «Вымпела», чьи услуги сейчас на рынке охраны не каждому политику или бизнесмену по карману?

Слободан Милошевич

Валерий Егошкин. Про охрану офицерами спецслужб СССР-РФ Милошевича я не могу сказать, мне об этом ничего неизвестно, хотя у меня была достаточно обширная информация о том, что вокруг Милошевича происходит, которую я получал довольно быстро. Но такой информации у меня просто нет, сербы, даже те, которые должны быть в курсе заданного вами вопроса, мне об этом ничего не рассказывали. А что касается Югославии, она отнюдь не была, так же как и Сербия, бедным государством. В промышленном отношении Сербия уступала Словении и Хорватии. Как и в России, в Югославии уделялось внимание развитию национальных окраин, но и в Сербии были мощные в экономическом плане предприятия, кстати, они функционируют до сих пор, там изготавливается оружие, и развита металлургическая промышленность, и производятся автомобили, мне приходилось посещать заводы, которые выпускают эту продукцию. Промышленность Сербии была очень развита, но в результате того, что её стали, как и промышленность России после 1991 года, разрушать, добились, в том числе и в результате экономического эмбарго, в этом деле немалого. По большому счету, материальных средств у правительства Сербии было мало, но они выкручивались, хотя уже находились под санкциями. Казалось бы, после бомбардировок ВВС НАТО все в Сербии должно было быть разрушено, но я помню, как в Белград приезжал один нам известный посол из Брюсселя, я его повёл в ресторан, и он с удивлением смотрел на то, что ресторан полон и в нем веселятся люди.

Бомбардировки телецентра в Белграде. Фото: ТАНЮГ

Несмотря на налёты ВВС НАТО на столицу Сербии и на то, что газеты Запада писали, что сербы раздавлены, и у них нет никакой жизни, как в духовном, так и в экономическом плане, народ Сербии сохранил не только свое достоинство, но и нормальный образ жизни. Они находили выход из трудного положения за счёт того, что они способные люди с хорошими экономическими связями. Сербы наладили переправку бензина из Венгрии, из других стран, и в их стране было всё, работники посольства России, находясь в Белграде, особо не бедствовали.

Да, конечно, в Белграде не было того разнообразия товаров, которое нам хотелось бы иметь, но в Сербии всегда было и сейчас есть всего достаточно в связи с тем, что на её территории развито сельское хозяйство, есть мясо, молочная продукция, овощи и фрукты. Мы все это покупали для нашего посольства, и пользовались теми автомобилями, которые были произведены на автозаводах Сербии.

Игорь Латунский. А, правда, что из России через ряд стран, как Украина и Венгрия, в Сербию шло ответвление нефтяной трубы, перегонку нефти по которой контролировали власти Сербии, в связи с чем у них и возникли столкновения с их политическими противниками из-за желания контролировать эту контрабандную нефтеперегонку?

Валерий Егошкин. Нефтепроводы, возможно, и были. Я выше сказал, что из Венгрии поставляли бензин, возможно, по нефтепроводу, возможно, в канистрах, но бензин-то в Белграде был, и машины по его улицам ездили. Может быть, бензина было не слишком много, но, для того, чтобы жизнь продолжалась, было достаточно. О какой-то трубе, что шла от нефтепровода из России по ряду стран в Сербию, говорить невозможно. Из соседних с Сербией стран – вполне возможно, из Венгрии или Румынии.

Игорь Латунский. Выходит, Милошевич, как бы к нему не относиться, был опытным политиком, который мог наладить с соседними странами хорошие экономические отношения, даже в трудное для своей страны время? Некоторые ангажированные СМИ утверждали, что якобы это был оружейный барон, державший путь торговли оружием через Балканы с Ближним Востоком и Европой?

Валерий Егошкин. Не знаю насчёт оружейного магната, как, по Вашим словам, представили президента СРЮ Слободана Милошевича СМИ. Он не только налаживал отношения с дружественными странами, но находил какие-то пути экономического развития для своей страны в условиях санкций. И Югославия, тем не менее, умела обеспечивать себя и дефицитными, и необходимыми товарами, и валютой. Я знаю, что у Милошевича был начальник таможни Кертес, которого чуть ли не первого арестовали, как только убрали Милошевича, ибо он имел отношение к созданию возможностей для выживания Сербии.

 Игорь Латунский. По Вашему мнению, то, что президент Слободан Милошевич был вынужден уйти с политической арены – была ли это политическая уступка Западу самих сербов, но под давлением Москвы? Ведь накануне бомбежек Белграда ВВС НАТО ни кто иной, как тогдашний премьер-министр РФ Черномырдин, по личному поручению президента РФ Ельцина, прилетал в Белград и уговаривал Милошевича под предлогом спасения Сербии уйти в отставку. Выходит, что и руководство России пошло на поводу у США, и стало  давить на Милошевича, чтобы он ушел в политическое небытие, как политик, не устроивший Америку?

Валерий Егошкин. В какой степени и как давил на президента Сербии Слободана Милошевича Черномырдин, мне трудно сказать – меня тогда еще в Белграде не было. Милошевич не поддавался никому, после чего Западом была создана определённая подпитка оппозиционных партий, и известно, что их лидеры были проплачены.

Игорь Латунский. А Вы бы, Валерий Евгеньевич, не могли бы привести пример, кто и как с Запада и с Ближнего Востока проплатил антисербских политиков?

Валерий Егошкин. Считалось, что премьер-министр Джинджич проплачивался Германией, министр иностранных дел Свиланович проплачивался Великобританией. А кого на территории Югославии проплачивали американцы – можно только догадываться, я сейчас не берусь судить об этом. Каштуница напрямую не проплачивался, он был человеком достаточно искренним, и был настроен патриотически, его как-то вовлекли в этот общий оборот. И можно было бы рассчитывать на то, что он сохранит независимые взгляды в политике Сербии на мировой арене, но ему не дали осуществить независимость в правлении его родиной. Но значительная часть лидеров из тех югославских партий той поры, были теми, кто получал долгое время вспомогательное существование от конкретных, как я сказал выше, государств. И об этом было каждому известно.

Игорь Латунский. Я недаром выше привел пример действий в самый трудный час для Сербии политиков из России, в лице В. Черномырдина. В книге бывшего Генпрокурора РФ Юрия Скуратова «Вариант дракона» говорится о деятельности в России албанского бизнесмена Беджета Паколли, о его дружбе с ближайшим окружением семьи Ельцина, с управделами Кремля Бородиным, с другими высшими сановниками. По Вашему мнению, такая дружба враждебно настроенного по отношению к сербскому народу бизнесмена могла сказываться на отношении кремлевских политиков к Сербии, способствуя формированию антисербского лобби? Как написано упомянутой мною книге, даже продажа оружия в Югославию с помощью «Мабетекса» шла, как косовским албанцам, так и сербам. Насколько были велики аппетиты Паколли и его покровителей?

Валерий Егошкин. Мне трудно сказать, кто, кого и как в тот момент поддерживал, к сожалению, у нас в стране, особенно в тот период, у политиков свой карман был ближе к телу, чем интересы нашего государства. Поэтому сказать, а кто из наших бизнесменов, или псевдополитиков, на чём наживался – это уже другой вопрос, но говорить о том, что это сыграло ключевую роль, я бы не стал. Потому, что в конечном итоге, я думаю не эти мелкие, или даже крупные контрабандисты, которые поставляли оружие кому-то из противников руководства Сербии, сыграли ключевую роль в развале Югославии и Сербии. Хотя, конечно, какой-то вклад они в этот процесс внесли, но, к сожалению, наше государство на тот момент не было готово к тому, чтобы кого-то из своих союзников защищать.

Игорь Латунский. А кто же тогда, по Вашему мнению, сыграл ключевую роль, в том, чтобы Югославию и Сербию Россия не защитила?

Валерий Егошкин. Ключевую роль в этом деле сыграли Соединенные Штаты Америки.

Игорь Латунский. Значит, они оказывали давление на Россию, чтобы та не оказывала ни политической, ни материальной помощи Сербии, в связи с чем, премьером России Е. Примаковым и был совершён разворот своего самолета над Атлантикой?

Валерий Егошкин. Вы сами это своим вопросом подтвердили.

Игорь Латунский. А его предшественник в кресле министра иностранных дел России, Козырев, подыгрывая США, прогибался перед ними в своих решениях на международной арене, в том числе, и по балканской проблеме? Б. Пастухов в беседе со мной говорил, что был свидетелем того, как ушедший, увы, в мир иной представитель России в ООН В. Чуркин в своё время до хрипоты спорил с А. Козыревым, когда тот возглавлял МИД, по решению проблем Югославии и еще ряда стран?

Валерий Егошкин. Роль Козырева в этом деле известна, мы же видели, что, когда в России возникали какие-то ситуации, он бежал укрываться в посольство США в Москве. О чём-то эти его поступки говорят.

Игорь Латунский. Вы имеете в виду, что министр иностранных дел РФ Андрей Козырев примыкал к агентуре влияния США, которую те приобретали при развале СССР?  

Валерий Егошкин. Я не могу говорить о том, чего не знаю, не моя компетенция оценивать был ли Козырев зарегистрирован, как агент спецслужб США или нет.

Но факт был, что когда в России происходили какие-то события, включая противостояние Верховного Совета РФ и президента в 1993 году, то он, когда было не ясно, кто в этом столкновении победит, тут же побежал в посольство Соединенных Штатов в России. И укрывался в его стенах, опасаясь ареста за свою деятельность, которая, видимо, не была безоблачной и прозрачной.

Игорь Латунский. Хорошо, с этим министром все ясно. А как же, по Вашему мнению, видел разрешение проблемы Сербии, а до этого Югославии экс-премьер-министр РФ Е. Примаков, которому многие давали характеристику, как истинного патриота России? Бывший председатель КГБ СССР В. Крючков в личной беседе рассказывал мне, как он просил перед полетом Примакова еще в начале 1991 года в Ирак предупредить Саддама Хусейна о том, что из-за политики Горбачева тот не получит необходимых для отражения ВВС США зенитно-ракетных установок «Скад» и технических средств ПВО. Но при этом Крючков советовал Хусейну затянуть переговоры о выводе войск Ирака из Кувейта до лета-осени 1991 года, намекая, что и в СССР могут произойти политические изменения, после которых армия Саддама получит все, что надо для противостояния неизбежной агрессии США. По словам Владимира Александровича Крючкова, эту задачу Евгений Максимович выполнил блестяще.

Евгений Примаков. Фото: irsepi.ru

Валерий Егошкин. Раз Евгений Максимович развернул самолет – так, на мой взгляд, и надо было поступить в той ситуации.

Игорь Латунский. А, по Вашему мнению, можно ли было как-то договориться с США, чтобы не было бомбежек Белграда в 1999 году, или они уже с нашей страной не считались?

Валерий Егошкин. А кто же с нами тогда считался? Абсолютно никто и даже Милошевич, как бы представители РФ не обижались на него, он вёл переговоры с США напрямую, а не через представителей нашей страны, чтобы они не носили характер испорченного телефона.

Евгений Примаков и Слободан Милошевич

Игорь Латунский. Ваш коллега мне рассказывал, что Евгений Максимович Примаков, будучи премьером России, на переговорах предлагал Милошевичу военную помощь, но президент Сербии отверг ее, ответив, что сам будет решать эту проблему. Что, по Вашему мнению, двигало Милошевичем при этом отказе – гордость?

Валерий Егошкин. Милошевич рассчитывал на то, что ему удастся самому договориться с американцами. Он значительную часть своей жизни работал в США и в связи с этим, у него было мнение, что ему удаться договориться с представителями Соединённых Штатов Америки. И в том числе, потому что, якобы, были вопросы, связанные с поставкой оружия из России в Сербию, в виде противовоздушных ракет, установок «Скад», но это было коротко, и Милошевич на это не пошел, может, он воспринимал это предложение, как провокацию, которая сорвет его намечающиеся договоренности с Америкой.

У меня есть мнение, что большого доверия в отношении к России и её возможности оказать в 1999 году Югославии существенную помощь у Милошевича уже не было.

Игорь Латунский. Выходит, что президент Слободан Милошевич рассчитывал в тот момент только на себя?

Валерий Егошкин. Да, выходит именно так.

Игорь Латунский. А была или нет проплата со стороны руководства Сербии тем, кто из России ехал воевать в Югославию на стороне сербов?

Валерий Егошкин. Давайте рассмотрим эту проблему на примере Донбасса. Добровольцы из РФ, и не только, едут в ДНР и ЛНР, как когда-то ехали воевать в Боснию, тот же Стрелков и прочие – они же поехали по идейным соображениям. Есть же такие категории людей, которые едут и сражаются из идеологических соображений. Ни о какой достойной оплате, которая могла бы заинтересовать какого-то добровольца, не могло идти и речи. Таких денег, чтобы оплатить труд специалиста, подготовленного спецслужбами КГБ или ГРУ СССР, у Сербии не было. Там, на месте, насколько я знаю, некоторые из тех, кто воевал на стороне сербов, получали то ли гражданство, то ли квартиры…

Игорь Латунский. Тогда давайте я поставлю этот же вопрос по-другому. В своё время мне довелось знать одного в прошлом высокопоставленного сотрудника Пятого Управления КГБ СССР – МБ РФ, руководителя отдела, боровшегося с терроризмом и национализмом, затем хозяина ЧОПа, который после 1992 года имел неплохие деловые связи со структурой, занимавшейся проблемами безопасности президента РФ. И когда его фирма подписала договор об охране территории одного из аэропортов, то, как мне рассказывали работники этой фирмы, прошедшие войну в Югославии, их агентство занималось поставками в Сербию разного рода грузов. В этой связи, возможно ли, по Вашему мнению, чтобы среди военных и чиновников нашлись те, кто занимался поставками продукции разного рода в Сербию, которые шли через подобные охранные фирмы?

Валерий Егошкин. А почему бы и нет? Я думаю, что такие варианты, как Вы описали в своем вопросе, в то время были. Ведь, по вашим словам, этот офицер запаса до прихода в бизнес работал в отделе, занимавшемся борьбой с терроризмом, а значит, он понимал последствия событий в Югославии и Сербии уже и для нашей страны.

Игорь Латунский. Как Вы считаете, снятие в 1996 году Ратко Младича с должности командующего Главным Штабом Войск Республики Сербской указом президента Биляны Павшича – это была уступка сербского руководства Соединенным Штатам Америки, или в Ратко Младиче некоторые сербские политики уже видели своего конкурента?

Валерий Егошкин. Я думаю, что это исключительно результат давления США на сербское руководство.

Игорь Латунский. Выходит, что подобные уступки Америке во внутренней политике Сербии и привели таких ее патриотических политиков, как Милошевича и Младича, к печальному финалу?

Валерий Егошкин. По большому счету, Ратко Младич формально не представлял Республику Сербию, он представлял боснийских сербов, и его снимали с должности боснийские сербы, и это его снятие с такого высокого поста, безусловно, было результатом давления США. Я не знаю, хотел ли он идти в политику, как Вы обрисовали ситуацию с ним. Если взять Сербскую Краину, то хорваты там всё смяли и всех уничтожали. Это, естественно, я повторюсь – результат целенаправленной деятельности Соединенных Штатов Америки.

Игорь Латунский. Известно, что Милошевичу и Младичу в СМИ Запада выдвигалось и обвинение в торговле человеческими органами. Имеет ли это под собой хоть какую-то основу, или всё же албанцы держали в своих руках столь грязный бизнес?

Валерий Егошкин. С чего бы сербам этим заниматься, и чьими бы они органами могли бы торговать? Вплоть до бывшего Главного прокурора Гаагского трибунала по бывшей Югославии Карлы дель Понте, было признано, что трансплантологией человеческих органов на продажу занимались албанцы. У албанцев, у которых существовали мафиозные структуры, которые занимались и до этого конфликта таким «бизнесом».

Игорь Латунский. Почему, на Ваш взгляд, Ратко Младича спецслужбы Запада искали, где угодно, но не в Сербии, в то время как с 2001 года, после объявления его в розыск, он спокойно передвигался по Белграду, жил в центре города в своем привилегированном доме, получая неплохую генеральскую пенсию, часто посещал футбольные матчи? И задержание его было странным, Вы не находите – 10 лет искать и только в 2011 году найти? Может быть, Ратко Младич мог знать очень многое и был небезопасен для многих?

Валерий Егошкин. Безусловно, информация о том, что происходило на земле его родины, у Ратко Младича была весьма обширная. А всё, что касается его поисков – не будем забывать, что он был героем своего народа. Естественно, и сербскому руководству, было известно, где он находится и как он живет. Это уже потом на руководителей Сербии нажали, и они, в конечном итоге, испытывая на себе давление со стороны Запада, сдали Ратко Младича. Ничего странного в его задержании я не вижу, Я не исключаю, что западные державы проплатили сербским властям это задержание – тогда же была объявлена какая-то награда. Представители Запада могли припугнуть руководство Сербии, что их заявки «в Европу», если они не выдадут Младича Ратко, так и останутся заявками. Выдача Младича было одним из условий вступления Сербии в ВТО, но дело в том, что все условия, поставленные Сербии Западом, остались без ответа, сербы идут на эти условия, а Запад обещаний не выполняет, тут же возникают новые условия со стороны Запада.

Игорь Латунский. По Вашему, не случайно, что некоторые русскоязычные СМИ, такие, как НТВ и РЕН ТВ подхватывали разнообразную ложь о Ратко Младиче и о других героях Сербии?

Валерий Егошкин. Конечно, не случайно. Я не исключаю, что и хозяева телевизионных каналов, и те, кто делал подобные новостные передачи и документальные фильмы, порочащие сербов и их руководителей, как Милошевича и Ратко Младича, были проплачеными, либо имели какие-то связи с теми источниками Запада, что их подпитывали.

Когда я был послом России в Алжире, я видел, что алжирцы очень берегли свои отношения с Югославией, поскольку эта страна, во время войны за независимость, их поддерживала, и когда алжирцы проводили свои преобразования, они ориентировались на югославский опыт и тесно сотрудничали с Белградом в движении неприсоединения.

И в прессе Алжира не было никаких публикаций против югославов, несмотря на то, что на Западе на них выливалось много лжи. И только один раз мы в печати обнаружили статью, где сербы поливались грязью, и писалось о том, что они угнетают и уничтожают мусульман. Написано это было, судя даже по языку этой статьи, явно не алжирцами, а, как минимум, людьми из Саудовской Аравии, и эта публикация была явно проплачена. У меня после этого случая была встреча с серьезными политиками Алжира, во время которой я сказал, что знаю алжирцев, как людей, которые ценят своих друзей. Они никогда не предадут и ничего плохого не сделают в отношении тех, кто им в трудные для них моменты помогал, и эту статью, я вижу, как не вашу. После этого больше таких статей в своих СМИ алжирцы печатать не позволяли, хотя, несомненно, саудиты и другие представители мусульманских стран, пытались их проплатить, но ни в одной из газет Алжира, я повторюсь, больше таких статей не было. Достаточно было алжирцам на определенном уровне напомнить про их национальную гордость, и они это усвоили, и в Алжире не было антиюгославских выпадов, несмотря на беснование тех же саудитов и иже с ними. И в алжирской печати они подавали всё, что касалось событий в Югославии, достаточно взвешено, не проюгославски, но никогда не против Югославии.

Игорь Латунский. Как в этой связи не вспомнить, что едва ли просто так небезызвестный Гусинский заказывал работающим на его канале журналистам антисербские телепередачи и документальные фильмы, в которых Слободан Милошевич и Ратко Младич, как потом и российские военные в Чечне, представали палачами мусульман. Выходит, что все эти работы могли быть и ему проплачены «с двух берегов», тем более, известное этническое лобби в США было всегда самым влиятельным в политическом плане на международной арене, широко влияя на конфликты далеко за пределами Ближнего Востока?

Валерий Егошкин. Сейчас ведь самые страшные и ужасные люди для Запада это русские. Я вижу аналогию с тем временем, тогда страшными людьми для Запада были сербы, сейчас русские хакеры.

Кстати говоря, во время моей первой встречи с Милошевичем, он предсказал мне, что пройдет время, и с Россией будут поступать, как с его страной. Он это предвидел.

Игорь Латунский. А как же представителям политических кругов Запада и США удалось заточить в тюрьму президента Слободана Милошевича, ведь, по Вашим словам, он пытался договориться с ними?

Валерий Егошкин. Им было все равно, пытался Слободан Милошевич как-то договориться или не пытался – он им, как политик, не нравился. А лидеры других стран разве не пытались о чем-то договориться с Западом и с США. Вспомните о судьбе лидера Ливийской Джимахирии Муаммара Каддафи – он же тоже пытался договориться и проплачивал выборную компанию французского президента Николя Саркази, который потом отдал приказ ВВС Франции и одним из первых президентов стран военного блока НАТО развязал бомбардировки территории Ливии.

Не подчинившихся себе страны Запада, и, в первую очередь, Соединенные Штаты Америки уничтожают – это вот такая их линия поведения. Это же они готовы сделать и в отношении России, причем, с еще большим энтузиазмом.

Игорь Латунский. А среди тех, кому президент Сербии Милошевич верил, как своим людям, в его ближайшем военном или в правоохранительном руководстве Сербии, перед его уходом, или арестом были предатели, кто мог продаться врагам своей страны?

Валерий Егошкин. В первую очередь его предали генералы МВД, которые должны были в декабре 2000 года обеспечить спокойствие и контроль над ситуацией в Белграде. А они были проплачены, и поэтому правоохранительные органы Сербии ничего не предприняли, чтобы не допустить столкновений, которые возникли в центре Белграда.

Во время выборов в Сербии Запад делал ставку на Коштуницу, но тот проиграл, и западными спецслужбами было устроено протестное движение. Отовсюду в центр Белграда тянулись беснующиеся толпы, которые устраивали на улицах погромы, брали штурмом и даже поджигали Парламент. Полицейские подкрепления, которые могли бы прекратить беснование толпы, на улицы Белграда не выводились. По данным, которые у меня имеются, генералы, руководители правоохранительных сил Сербии были проплачены. Оппозиционерами Милошевича было действительно признано, что по результатам выборов победил не Коштуница, и результаты выборов президента СРЮ не были подтасованы.

Игорь Латунский. Значит подобными действиями, о которых Вы рассказали, президента Слободана Милошевича заставили уйти в отставку, или все же он сам ушел?

Валерий Егошкин. Какой здесь может быть добровольный уход, когда такое, как я Вам рассказал, ему было устроено?

Беспорядки в Белграде, 2000 г. Photo: REUTERS/Marko Djurica

Игорь Латунский. А, насколько, по Вашему мнению, был прав ведущий аналитической передачи «Постскриптум» А. Пушков, когда заявил, что выборы президента Сербии Б. Тадича были сфальсифицированы по приказу из Госдепа США, чьи аналитики следили за ходом выборов и этой политической игре своих сотрудников?

Валерий Егошкин. Я не следил за этими выборами президента Сербии, поэтому ничего не могу сказать о них.

Игорь Латуский. А какое Вы видите развитие отношений России с Балканами в наши дни?

Валерий Егошкин. Мы стараемся сохранять позитивные отношения с Балканами. И у нас потенциал отношений, в первую очередь, с Сербией довольно большой, и здесь идет речь не только об экономическом взаимодействии. У нас общая история, культура, традиции и, в конечном итоге, в Сербии не должны забывать, что Россия за её независимость от турок проливала кровь своих граждан. Россия много сделала в плане сохранения православных традиций и в плане восстановления Сербии после Первой Мировой войны. Благодаря десяткам тысяч эмигрантов из России Сербия была восстановлена, ведь, она после Первой Мировой войны была лишена значительной части своего мужского населения. А приехавшие на землю Сербии русские эмигранты отстроили Белград. Кстати, центр Белграда, то же здание парламента, о котором я Вам рассказал выше, и Королевский дворец и многие здания сербской столицы были построены русскими архитекторами. Армия и балет тоже создавались русскими военными и балетмейстерами, и в каждой школе были русские учителя, и к созданию медицины Сербии тоже приложили руку русские. И для Сербии, которая истекала после Первой Мировой войны кровью, приход русской эмиграции был спасением.

У нас много общего, в войне 1876 года русские добровольцы во главе с генералом Черняевым сражались за независимость Сербии от Турции, ведь это были не солдаты, которых направляло их государство – Вы меня, кстати, спрашивали о добровольцах, ехавших воевать за единство Югославии и о том, кто же им платил. Тем, кто воевал под командованием Черняева, тоже никто не платил, традиции наших отношений с Сербией таковы, что туда из России люди приезжали, проливали кровь и привозили деньги. 

Семья Раевских финансировала тогда войну за независимость Сербии от Османской Империи. Важно, чтобы об этом не забывали не только сербы, но и мы – русские, потому что у нас, к сожалению, этих Иванов, не помнивших родства, развелось больше, чем нужно. Никто не помнит, где и когда Россия кому-то помогла, а это потенциал, который зачастую, к сожалению, не используется, а его необходимо использовать!

Игорь Латунский. Большое спасибо Вам, Валерий Евгеньевич, за это интересное интервью, разрешите мне, пожелать Вам: крепкого здоровья, долгих лет жизни. А сербскому, а также другим народам, населяющим территории, когда-то входившие в одно государство под названием Югославия, хотелось бы пожелать мира, процветания. И не надо никому в мире забывать о таких героях их страны, как Ратко Младич и Слободан Милошевич.

Источник: https://vpoanalytics.com/2021/05/24/yugoslavskie-vojny-groznoe-predzname...

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений