Конференция «Политическое просвещение молодежи в Германии и России»

21-22 мая 2009 года в Волгоградской академии государственной службы (ВАГС) прошла конференция "Политическое образование в Германии и России". В конференции приняли участие cлушатели и выпускники Школы региональной элиты ВАГС, члены и сотрудники руководящих органов политических партий, молодежных и общественных организаций, специалисты в сфере политического образования и просвещения. Гостями конференции стали немецкие коллеги из фонда имени Фридриха Эберта в России и Земельного центра политического образования федеральной земли Саксония-Ангальт. Информационно-аналитический журнал "Политическое образование" также был в числе почетных гостей конференции.

21-22 мая 2009 года в Волгоградской академии государственной службы (ВАГС)  прошла конференция "Политическое образование в Германии и России". В конференции приняли участие cлушатели и выпускники Школы региональной элиты ВАГС, члены и сотрудники руководящих органов политических партий, молодежных и общественных организаций, специалисты в сфере политического образования и просвещения. Гостями конференции стали  немецкие коллеги из фонда имени Фридриха Эберта в России  и  Земельного центра политического образования федеральной земли Саксония-Ангальт. Информационно-аналитический журнал "Политическое образование" также был в числе почетных гостей конференции.

Докладчики – гости: 

1.    Д-р  Райнхард Крумм,  доктор исторических наук, руководитель Филиала зарегистрированного союза «Фонд им. Фридриха Эберта» в Российской Федерации

2.    Д-р Бернд Людкемайер, директор Земельного центра политического образования Федеральной земли Саксония-Ангальт.

3.    Д-р Рита Миттендорф, депутат Ландтага Федеральной земли Саксония-Ангальт, член попечительского совета Земельного центра политического образования

Докладчики:

1. Петров Вячеслав Константинович, кандидат философских наук, член-корреспондент РАЕН, заместитель главного редактора информационно-аналитического журнала "Политическое образование"

2. Аринин Александр Николаевич, доктор политических наук,  академик РАЕН, главный редактор информационно-аналитического журнала «Политическое образование»

3. Пилипенко Виктор Александрович, кандидат философских наук, доцент, Волгоградская академия государственной службы

 

Тюменцев И.О.  Ректор Волгоградской академии государственной службы, доктор исторических наук

Уважаемые коллеги, мы рады приветствовать  наших коллег из Германии и Москвы в стенах нашей академии. Мы благодарны Фонду Эберта, который предоставил нам возможность провести столь интересную и нужную для нас конференцию для студентов  Волгоградской академии государственной службы, для школы региональной элиты, для преподавателей. Я не буду растекаться мыслью по древу, пожелаю успешной работы и попрошу моего коллегу доктора исторических наук, руководителя филиала «Фонда имени Фридриха Эберта» (Германия) Райнхарда Крумма обратиться к вам с приветственным словом.

Крумм Р.

Спасибо. Уважаемый господин Тюменцев, уважаемая госпожа Миттендорф, уважаемый господин Людкемайер, уважаемый коллеги из Москвы, уважаемые дамы и господа, уважаемая молодежь! Я приветствую участников конференции в  Волгограде, посвященной проблемам развития политического просвещения и политического образования молодежи.  Они имеют большое значение для развития гражданского общества и демократии, повышения правовой культуры. Поэтому у нас в  Германии довольно много  организаций, которые занимаются политическим образованием и политическим просвещением по принципу – меньше государства, больше гражданского общества.

Политическое образование как систему  мы создали в Германии после войны. В тот исторический период мы сами были не уверены, что такое демократия, что такое правовое и справедливое государство. И только после 20-30 лет работы системы политического образования в Германии, в 70-80-х годах, когда мы накопили определенный опыт,  нас попросили другие страны, - «покажите нам, как вы это делаете, не надо копировать, конечно, просто скажите, какая инфраструктура, какие идеи, какие возможности, откуда деньги», -   и так далее.
Тогда по приглашению разных правительств мы тогда, я имею в виду наш Фонд,   начинали работать в других странах. Поэтому мы и в России. Это, наверное, тоже такой вопрос, который потом  может возникнуть: «А почему? А зачем вообще Фонд Эберта в России?», - по приглашению российского правительства. Хочу сказать, что политическое образование, которое организовывает Фонд Эберта,  разумеется, – это не пропаганда, это не  цель сказать: «Мы самые лучшие». Нет, конечно. Это передача опыта работы. Это стремление помочь в совершенствовании демократии в России у вас и в Германии у нас.

Я уже вам сказал, что политическое образование начиналось в принципе после войны.  Оно было в Германии, безусловно,  и до этого, но таким развитым и нацеленным на ценности демократии оно стало только после войны.  Это сильно связано и с вами из-за войны. К- сожалению, эта война  была ужасной. Волгоград- это символ, наверное, этого ужаса. В этой связи одной из целей политического образования молодежи  здесь у вас в Волгограде показать, что этого больше не будет. Мы хотим сегодня сказать, что Германия стала нормальным демократическим государством, которое НЕ БУДЕТ воевать против других государств. Спасибо вам за внимание.

Тюменцев И.О. (Ректор Волгоградской академии государственной службы)

Спасибо большое. Коллеги, переходим к рабочей части нашей конференции. Слово предоставляется заместителю главного редактора журнала «Политическое образование», кандидату философских наук Вячеславу Константиновичу Петрову.

Текст доклад: «Политическое образование как фактор стабильности политической системы (на примере Российской Федерации)»

Тюменцев И.О.

Пожалуйста, коллеги, вопросы к Вячеславу Константиновичу.  Виктор Александрович  Пилипенко, пожалуйста.

Пилипенко В.А., кандидат философских наук, доцент, Волгоградская академия государственной службы

Пока у уважаемых студентов и представителей школы региональной элиты вопросов нет, позволю себе задать вопрос. Вячеслав Константинович,  Вы процитировали Макса Вебера, его знаменитый принцип отношения  к ценности, объективности, социологической  и  политической науке. Но в своей биографии Макс Вебер демонстрировал в общем-то совершенно противоположное. Он, как Вы прекрасно знаете, был очень активным политическим деятелем, он активное участие принимал в различных проектах государственных, еще в эпоху кайзеровской Германии, ну, и кроме того, по своим политическим убеждениям был настолько темпераментен, что его называли «свирепым либералом».

И, собственно говоря, он этого никогда не скрывал, что эти две крайности прекрасно в нем уживаются в одном лице: с одной стороны – ученый, требующий объективности, с другой стороны – блестящий публицист и оратор. Вот, на Ваш взгляд, на сегодняшний момент есть ли в современной российской политической науке хотя бы две-три персоны, которые могли бы сочетать в себе эти качества? Поскольку политическое образование, боюсь, без сочетания этих качеств, реальное политическое образование, невозможно.

Петров В.К. 

Из тех, кто более-менее широко известен, я бы назвал Пушкова. Почему  именно он, потому что он, совмещая педагогическую деятельность в МГИМО в качестве профессора, одновременно является политическим комментатором на телевидении. Я считаю, он держит ту марку, о которой только что говорил Виктор Александрович, то есть он не спускается до тех оценок, которые, к сожалению, присущи большинству наших политических комментаторов.

В этой связи, если Вы помните еще одно из высказываний Рассела, когда он говорил об опасности интерпретации фактов. У него есть такая интересная фраза, когда собираются три человека, обсуждают некую проблему, то получается такая интересная ситуация: я придерживаюсь твердых убеждений, Вы остаетесь при своем мнении, он – «упрямый осел». То есть здесь один и тот же факт, когда три лица придерживаются своего мнения, но оценка фактов, их окраска, они совершенно разная. Мне кажется, что вот эти вещи как раз и недопустимы.

Понятие информации - это вообще очень сложное понятие, и я удивляюсь, когда, например, читают курсы математического моделирования людям, которые   далеки от математики, но почему-то не рассказывают о том, как проводить экспертные исследования. Есть такое понятие «извлечение из знания» вот как эксперты, которые владеют этими знаниями, как его извлечь,  - почему-то вот этому никто  не уделяет внимания.

Лотарев К.А., кандидат политических наук, доцент Волгоградской академии государственной службы

Как  Вы считаете, возможно ли вообще и нужно ли отрывать друг от друга знание и политическое ощущение реальности в условиях, когда мы живем каждый в своем государстве, со своей историей, со своей политикой? Вспомним, как немецкие гуманисты отличались такой чистой университетской холодностью,  в отличие от итальянцев, которые занимали активную жизненную позицию, несли свои идеи в мир, пытаясь его в той или иной мере изменить. Спасибо.

Петров В.К.  

Вы знаете, это все равно, что говорить, что вот Ландау создал школу физиков, как Вы считаете, ее способны были освоить все, кто здесь сидит? Конечно, нет. Но они своими основными идеями открывали дорогу всем остальным. А дальше шел второй пласт. Вот есть такой Московский методологический кружок. Его создали, если Вы знаете, - Щедровицкий, Мамардашвили и другие известные философы, представляющие огромный пласт наших методологов. Однако , почему вещи, о которых они  говорят, и мы считаем абсолютно правильными (если Вы посмотрите сайт  нашего журнала, Вы увидите там последнюю мою статью о политической действительности, где я ссылаюсь на эти разработки) почему все-таки их разработки не приемлются и не прививаются в России и где-то?

А потому, что они в какой-то степени считают себя  уж очень элитарными, не удосуживаются заниматься популяризацией своих идей. Это как изобретатель: он изобрел свое детище, но пока он его не внедрил, оно остается мертвым грузом. Поэтому здесь, говоря об отрыве знаний и неких практических смыслах, здесь то же самое и есть, - есть люди, которые являются носителями знаний и продвигают это знание, а есть те, которые должны понять, как адепты,  ощутить это знание и попытаться его использовать в практической плоскости. Вот это очень важный момент, о котором Вы говорите.

Волоцков А.А., депутат  Волгоградской городской Думы

У меня вопрос. Как Вы считаете, Вячеслав Константинович, молодежный фактор на уровне региона, он является мощным фактором политической системы и стабильности, молодежь всегда участвовала в мятежных революционных факторах. Во все времена, молодежь максимально открыта к новизне, и именно участие молодежи в общественно-политической жизни региона и в деятельность политических партий является фактором стабильности?

Петров В.К.

Я думаю, что такое видение все-таки однобокое, и опыт наших регионов свидетельствует о том, что молодежные движения могут быть как позитивными, так и деструктивными. Мы с Александром Николаевичем долго работали в Башкирии, видели всплеск, когда шел «парад суверенитетов», всплеск национализма, и видели как создание молодежных каких-то боевых (а мы не сомневались, что действительно боевых) структур, серьезно дестабилизировало обстановку. Поэтому мне кажется, что это все-таки плоское понимание. Другое дело, что надо уметь разговаривать с ними, надо уметь убеждать и работать.

Как-то я встречался с одной из английских ученых политологов, фамилию не помню.  Она говорила: «Вы в России не умеете уживаться с национализмом. Мы уживаемся с уэльским национализмом, с шотландским национализмом, ирландским национализмом.  А вы пока еще не научились это делать.  Как  только национализм в России поднимается, так вы боитесь и не знаете, что с ним делать. Надо уметь уживаться с ним».

Вот это, наверное, вопрос действительно сложный. Почему национализм появился во второй половине ХХ века, в эпоху серьезных перемен.  Потому что это одна из концепций, которая позволяет сохранять язык в какой-то степени, то есть это одна из протекционистских концепций, которые вот эту самость языка, эту этническую самобытность  пытаются сохранить, как некий фильтр в условиях, когда идет вестернизация. Это особенно касается традиционных обществ, например, традиционных обществ Северного Кавказа.

Я бы мог сейчас всем  присутствующим задать вопрос – почему у нас  именно на    Северном Кавказе такой всплеск  ваххабитского движения? Почему, скажем, в других регионах, где достаточно большое  и даже преобладающее количество исповедующих ислам, все-таки ваххабизм не находит такого широкого распространения, я имею в виду Татарстан, Поволжье, Башкирию, Саратовскую область, наверное, Волгоградскую область. Почему здесь ваххабизм не находит такой социальной поддержки, а на Северном Кавказе нашел? Потому что он наложился там на традиционное кавказское общество, на тейповое, родоплеменное, родофамильное  устройство общественных отношений.

Представьте себе в условиях , когда с экранов показывают, как живут, как могут жить люди,  и молодые люди в том числе, молодой человек, который находится в самом низком тейпе, который родился, поднося, грубо говоря, блюдо к столу, и он умрет таким же, он тоже будет подносить блюдо к столу, он не хочет этого, он хочет расти, он хочет жить так же, как живут все. И вдруг приходит ваххабит и говорит ему – «ты мой брат» и при этом деньги дает.

Поэтому здесь проблема очень серьезная. В тех регионах, где есть попытки воссоздания традиционных обществ, которые были там в XIIX  веке, те же самые родоплеменные отношения -  это  не такая безобидная проблема. Это тот момент, на котором могут взращиваться такие вещи как фундаментализм и другие негативные проявления.

Миттендорф Р., депутат Ландтага Федеральной земли Саксония-Ангальт, член попечительского совета Земельного центра политического образования

Я считаю, что проблема, которая скрывается за этими страхами, это то, как обращаться с теоретическим подходом и каково действительное положение вещей на практике. А именно это касается нас, выходцев из «новых» земель Германии. Мы ведь относились раньше к Восточному блоку, наше общество было закрытым, и тут мы вошли в совершенно открытое, глобальное общество. Это было время дезориентации. Прежние установки со стороны государства и правительства внезапно исчезли, больше не было привычных ориентиров.

Возникла конфронтация в восприятии многообразия политической сферы, и нам было сложно найти свое место в этом обществе. В России это тоже происходит. У вас много национальностей, которые растут в условиях новых свобод. У вас ситуация намного сложнее, чем у нас. Эту ситуацию, во-первых, надо принимать, и, во-вторых, искать пути, как находить точки соприкосновения друг с другом с помощью разумных компромиссов; друг с другом, а не друг против друга.

Это многообразие нужно принимать, потому что существуют совершенно противоположные точки зрения, что касается общества. И основой для этого должно стать именно политическое образование. Нельзя заниматься только молодыми людьми, но нужно обращать внимание и на людей среднего возраста. Это все равно трудно, потому что они выросли в другой обстановке. А теперь им нужно этот переворот переварить. Я считаю, что важная задача политического образования – создать, организовать основы для того, чтобы всем можно было принимать участие в политической жизни.

В первую очередь, для этого нужны знания, но намного важнее возможность применения их, то есть возможность участия. Когда и как, каким образом я могу повлиять на принятие какого-либо политического решения?! Общественная партиципация, соучастие всех, а не какой-то элиты или какой-то отдельно взятой прослойки общества, - именно это цель, направление, которого следует придерживаться. Я знаю, насколько это тяжело. За последние 20 лет я на собственном опыте убедилась, как это непросто. Но если этого не делать, то о демократическом обществе можно забыть.

Петров В.К.  

Хочу сказать, что на это-то и было нацелено мое выступление, когда я говорил о национализме и о том, чтобы уметь уживаться. Толерантность общества – другого пути у нас просто нет. Другое дело, как этой толерантности добиваться. Насаждать ее  - невозможно. Открытое общество, как говорил Сорос, это общество, открытое для изменения. А изменения  внести в одночасье просто невозможно.

Наверное, поколение должно пройти, чтобы эти изменения стали уделом большинства. Почему мы и делаем акцент на молодом поколении, потому что они родились на изломе конца 80-х – начала 90-х годов. Они должны к 30-му году  своей жизни осознанно прийти в политику.  И  как они поведут себя в политике, так будет себя чувствовать Россия, ну и весь мир, наверное, в связи с этим.

Поэтому мы должны наше политическое  образование сделать таким, чтобы каждый понимал, находил свои интересы и видел, как эти интересы можно в политической системе реализовывать. Форма участия – это те процедуры, о которых я говорю, то есть мы должны создать общество развития процедур, а мы, к сожалению, иногда этому вопросу не уделяем должного внимания, а иногда где-то   в силу ряда обстоятельств делаем шаг назад.

Людкемайер Б., директор Земельного центра политического образования Федеральной земли Саксония-Ангальт

Я с интересом выслушал Ваше выступление. Мне очень понравилось, как Вы выстроили взаимосвязь между политическим образованием и политической наукой, политологией. Хочу заметить, что политическое образование само по себе – это не наука. Политология лишь служит для дела политического образования. Нам следует быть внимательными к тому, что  происходит в каждодневной практике, в работе на курсах политического образования. Важно не поддаться интересам людей, для которых мы это делаем. В землях Германии, прошедших через непростую историю присоединения, мы столкнулись  с такой проблемой, когда главной целью политического образование было – взять людей за руку, стать для них проводником в новом демократическом обществе. Это очень важная задача политического образования. Конечно, теоретическая база необходима, но теория здесь не должна стоять на первом плане.

Петров В.К. 

Мне кажется, что у нас в России ситуация принципиально отличается от вашей.  В Германии после объединения для Восточных земель в качестве таких проводников выступали Западные земли, которые уже не один год жили в  условиях развитых демократических  отношений.  В России такие проводники еще предстоит создать, поскольку в постперестроечное время многие ценностно-смысловые вещи были попросту утрачены или оказались на грани утраты.

И в этой ситуации, как мне кажется, без политического образования современные проблемы России не решить. Я действительно считаю, что политическое образование и политическое просвещение – это разные вещи. И в данном случае политология и те науки, которые относятся к политическим, недостаточно активно развиваются. Сейчас в России мы это видим, и не случайно выделяем третий уровень профессионального образования.

Необходимо в сферу политических наук вводить новые науки, новые научные направления. Речь идет, прежде всего, о синергетике, об управленческой науке, одним из основателей которой являлся русский ученый Богданов, о системном анализе и так далее. Речь идет и о привлечении, казалось бы, сугубо инженерных дисциплин, например, теории решения изобретательных задач, разработанной нашим соотечественником Альтшуллером (в последнее время эта теория все шире начинает применяться при анализе социальных процессов).

Мы видим, что мир кардинально изменился, он стал менее прогнозируемым, и  более бифуркационным. Синергетичность мира выражается в многократном наложении эффектов даже при действии только одного какого-либо фактора. Я думаю, что последствия глобального кризиса будут ощущаться не только в финансово-экономической сфере. В не меньшей мере он отразится на умонастроениях людей, которые поймут, что мир изменился и изменился принципиально.

Мы должны понять (а это не так-то просто): так, как мы жили вчера и живем сегодня, мы вряд ли будем жить в будущем. Накануне этой конференции у нас в редакции журнала «Политическое образование» состоялась встреча с господином Круммом, который собственно говорил об этом же. Государство уже не справляется со своими социальными обязательствами и эта та реальность, с которой надо считаться.  Данный факт стал предметом дискуссии на прошедших конференциях, организованных нашим журналом в Институте Европы и Институте научной информации по общественным наукам (ИНИОН) РАН, материалы которых уже частично размещены на сайте нашего журнала.

Особенно это важно осознать молодому поколению, наиболее уязвимому в психологическом плане (человек менее всего предрасположен жить в условиях неопределенности), и в этом осознании должно сыграть не последнюю роль политическое образование. Мне кажется, что роль политического образования в этом том и заключается, что молодежь должна увидеть и понять некие ростки, усвоить некое знание, сакральное знание, я бы сказал, которое она бы могла впоследствии на основе социализации в обществе активно превращать в конкретные практические шаги, созидательные практические действия.

Людкемайер Б.  

Безусловно,  ваши условия и наши условия отличаются.  Но не переоценивайте сопровождение, тех проводников из западных земель, о которых Вы говорили. Если бы мы переняли систему политического образования западного образца один к одному для восточных земель, то мы бы потерпели крах в строительстве демократического, политически образованного гражданского общества.  К сожалению, этому есть примеры, и они показывают, что не все, что было уместно, давно устоялось в старых землях и хорошо прижилось в течение 40 лет после образования ФРГ, подходит для новых.

Кроме того, многое сильно нуждалось в реформировании, также и в области образования. Насколько успешно прошла эта реформа, которую мы начали в новых землях, и закончилась ли она – этого я вам сказать не могу. Я полностью согласен с Вами в том, что политическое образование должно идти в ногу с современным положением в обществе и государстве, учитывать переломные периоды и, по возможности, должно подготавливать к ним людей. В ближайшие годы это будет одна из важнейших задач политического образования.

Тюменцев И.О.  Спасибо. Еще вопросы, коллеги? Нет вопросов. Слово предоставляется Александру Николаевичу Аринину, доктору политических наук, главному редактору журнала «Политическое образование».

Текст доклад: «Роль политического образования и просвещения в формировании активного гражданского общества и эффективной власти в России»


Меликбекян А. А. - помощник депутата Волгоградской городской думы, слушатель школы региональной элиты

Александр Николаевич, разрешите, у меня три вопроса, я начну с первого. Кого Вы имеете в виду, когда говорите о просвещенной части правящего класса?

Аринин А.Н.

Я имею в виду тех его представителей, которые ориентированы на национальные интересы России. Именно эта часть правящего класса  осознает, что Россия  должна быть сильной и эффективной, чтобы успешно  конкурировать  с развитыми странами на мировых рынках в целях  достижения высоких стандартов жизненного уровня и обеспечения устойчивого развития страны.  Экономический кризис многим в правящем классе показал, что деньги и собственность на Западе сохранить нельзя. Поэтому  просвещенная часть правящего класса сегодня не живет одним днем и смотрит в перспективу, так как понимает, чтобы сохранить свою власть, свою собственность и финансовые активы ей необходима сильная страна с полноценной рыночной экономикой, сильным средним классом, развитыми демократическими и правовыми институтами.  

Меликбекян А. А.

Спасибо. Второй  вопрос вытекает из первого, какие задачи стоят в настоящее время перед просвещенной частью правящего класса?

Аринин А.Н.

Перед просвещенной частью правящего класса сегодня стоят крупные задачи. Ей необходимо создавать условия для: успешного выхода страны из экономического кризиса, формирования и развития эффективной экономики, строительства сильной банковской системы, роста среднего класса, который является опорой сильного гражданского общества. Просвещенной части правящего класса необходимо также совершенствовать демократические институты, которые призваны гибко и эффективно действовать для  обретения высокой конкурентоспособности России в современном мире. Главное, что необходимо сделать  правящему классу – это создать условия, при которых  власти  и гражданам выгоднее  соблюдать, а не нарушать  закон!

Меликбекян А. А.

Как решить эти задачи?

Аринин А.Н.

Чтобы закон начал соблюдаться необходимо поставить  деятельность власти под гражданский контроль. Этого можно добиться с помощью инструментов прозрачности. Посудите сами, безответственность, коррумпированность и некомпетентность власти обусловлены ее закрытостью для гражданского контроля. Поэтому власть позволяет себе не соблюдать закон,  вымогать и брать взятки, не исполнять своих обязанностей – соблюдать и защищать права и свободы человека, быть безответственной, а, следовательно, неэффективной. Когда деятельность власти станет прозрачной, она будет вынуждена перестраиваться, чтобы сохранить свое  высокое место в обществе.

Меликбекян А. А.

Спасибо и последний вопрос, если можно: «Что заставило определенную часть правящего класса быстро принять, охарактеризованные Вами законы, которые годами были без движения  в Государственной Думе?

Аринин А.Н.

В условиях масштабного экономического кризиса определенная часть правящего класса  осознала необходимость модернизации власти, поэтому  была вынуждена пойти на уступки гражданскому обществу и обеспечить законодательно инструменты прозрачности деятельности власти. Грамотное использование гражданским обществом данных инструментов, с одной стороны, заставит власть исполнять закон, стать ответственной и как следствие эффективной.  А с другой – заставит общество повышать  свою самоорганизацию, правовую и политическую культуру. Все это позволит нам с вами создать сильную и эффективную Россию.

Г-н Людкемайер

Хочу задать вопрос, касающийся метода решения проблемы  телефонного права в судах. Я считаю, что размещение на сайте Высшего Арбитражного суда информации об обращениях должностных лиц  в суды не соответствуют принципам правового государства.  Потом, почему Вы считаете, что за обращениями  представителей власти в суды стоят интересы бизнеса? Почему они  не могут интересоваться ходом судебного разбирательства исходя из  интересов региона или, например,  общества?

Аринин А.Н.  

Вы  задали сразу несколько вопросов, которые требуют последовательных ответов. Во-первых, необходимо разобраться, что понимается под термином «телефонное право», которое не используется в правовом государстве, каким является, например, современная Германия. Мы в России ещё только строим правовое государство, поэтому телефонное право пока, увы, является нашей реальностью.  

Итак, под телефонным правом подразумеваются любые попытки  административного давления на судей. Во все времена в России исполнительная власть давила на суд. Как результат, это приводило к краху правящего класса, который не создал условий для верховенства права и соблюдения законов. Все это приводило к краху как самих правящих классов, так и организации социальной системы. Так было в 1917 году, то же случилось и в 1991 году. Сегодня времена изменились, а привычки незаконного давления на суд представителей власти остались. Если правящий класс не создаст условий для законности, то его ждет та же участь. 

Несмотря на то, что в Уголовном Кодексе есть  специальная статья, посвящённая  ответственности за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия,  она не работает. Между тем наказание за подобное  вмешательство предусматривает от крупного штрафа до  лишения свободы  на  различные сроки. Почему не действуют эти правовые нормы на практике? По одной причине –  закрытости  информации.  Именно поэтому её необходимо открыть и тем самым защитить суд от давления представителей  исполнительной и законодательной власти. Это соответствует и принципам правового  государства, и интересам общества, и демократии, а в итоге - России!

Во-вторых, важно разобраться, что и кто стоит за давлением на суд. Практика показывает, что за обращениями  в суды представителей власти нет интересов общества, но зато есть прямой личный и бизнес - интерес. За определённую плату специальные посредники могут сделать так, что какое-нибудь высокопоставленное должностное лицо направит в суд  официальную бумагу. Мол, как у нас дела с таким-то спором хозяйствующих субъектов? Смотрите дело на особом контроле. Считается, что после этого судьи должны всё понять и вынести правильное решение.

Могу привести массу примеров также по поводу прямых  личных интересов губернаторов и президентов республик, обращающихся в суды  в связи с разбирательством в них массовых нарушений избирательных прав граждан в ходе избирательных кампаний и во время подсчёта голосов по итогам выборов.  В 90-е годы не было ни одной избирательной кампании руководителей субъектов Российской Федерации, где в той или иной форме не нарушались бы права граждан. В абсолютном большинстве суды защищали не избирательные права граждан, попранные властью, а интересы глав регионов.

Если бы в тот период развития России существовала  прозрачность деятельности суда, то сегодня можно было бы иметь более  развитую демократию и правовое государство. Но этого не случилось, так как, с одной стороны, правящий класс был далёк от защиты национальных интересов России, а с другой -  гражданское общество было к этому не готово.

Г-н Людкемайер

Аргумент о прозрачности я могу только приветствовать.
По моему мнению, публикация обращений представителей власти в суды не решают основную проблему, но порождают еще одну – недоверие людей по отношению друг к другу. Если выразиться грубее, то проблема может быть решена только одним способом – снятием с должности этой персоны. Причем в дальнейшем не допускать его до постов, которые предоставляют хоть маломальскую власть. Снятие, или переизбрание, назовите это как угодно, относится к основным принципам демократии и правового государства.

Г-жа Миттендорф Р.

Я считаю, что эту проблему в корне могут решить только граждане. Конечно, это ужасно, когда мы узнаем о коррумпированности чиновников, губернаторов или депутатов. Но обсуждая и ужасаясь этому факту, даже предавая его огласке, мы никогда не решим эту проблему. Единственный способ, которым можно исправить ситуацию, это переизбрание его и в дальнейшем строгое пресечение всех его попыток занять любое управленческое кресло. Движение должно исходить снизу, иначе это будет продолжаться бесконечно. А нам останется только ужасаться, что сами мы ничего не изменили.

Аринин А.Н.

Действительно, это  соответствует тем стандартам, которые установились сегодня в правовом государстве. Но это не совсем подходит для России, которая живет в условиях правового нигилизма, как говорит все время президент, а я бы сказал, проще: беззакония. Что значит «снять губернатора»?  Во-первых, губернатор сегодня, как вы знаете, проходит сложную процедуру выборов, я не скажу – назначения, - выборов в парламенте субъекта федерации. Так вот, чтобы его по этой сложной системе отстранить от должности, - кто может инициировать это отстранение, когда в парламенте субъекта федерации существует известная партия, которая его и поддерживала на выборах.

Во-вторых, размещение на сайте Высшего Арбитражного суда информации о непроцессуальных  обращениях губернаторов, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и законодательных собраний субъектов Российской Федерации к суду с просьбами уже привело за короткий промежуток времени к снижению таких обращений в 10 раз! Это и есть главное, ради чего совершенно законно, а, следовательно, справедливо  применяются инструменты  прозрачности.

Аринин А.Н. 

Уважаемые участники конференции, Игорь Олегович Тюменцев попросил меня вести нашу конференцию в связи с тем, что у него большая загруженность.  Предлагаю выступить Виктору Александровичу Пилипенко, кандидату философских наук, доценту Волгоградской академии государственной службы.

Текст доклада: «Политическое просвещение в современной России: оценка ситуации и постановка проблем»
 

Волоцков А.А., депутат Волгоградской городской Думы

Виктор Александрович, скажите, пожалуйста, как Вы считаете, все-таки  нужно  ли политическое просвещение молодежи у нас в России, и по 5-ти балльной шкале на сколько Вы его оцениваете?

Пилипенко В.А.

На первую часть вопроса отвечу, что политическое просвещение  просто необходимо. Если говорить  конкретно, то  только что выступавший человек является одним из трех отцов-основателей  проекта, в рамках которого сидите Вы - Школа региональной элиты. Да, это просветительский проект, в 2002 году, когда это начиналось, идея была проста – попытаться сделать проект, который не преследует коммерческие и  политические цели. То есть вы здесь деньги не платите, слава Богу, условия вам все созданы, хотя это тот самый случай, когда создаешь чем лучше, тем вообще как-то к этому подозрительнее и менее активно относятся. Мы будем надеяться, что проект обретет второе дыхание до следующего года. В этом году объективные были причины, чтобы произошли  какие-то организационные мелкие неурядицы, но суть проекта была очень проста – вдохнуть жизнь в то, что еще более или менее одухотворяемо - в вас.

Вторая часть вопроса касалась оценки политического просвещения по пяти бальной системе. Боюсь, что уровень политического просвещения молодежи, если оценивать то, что сейчас и то, что было 10 лет назад, потенциал сократился на порядок, причем эта деформация, которая, к сожалению, идет на уровне вообще российской массовой культуры. Я бы это определил как совершенно тотальный ползучий прагматизм плюс резкое снижение планки общего школьного образования. Одно в сочетании с другим создает гремучую смесь, когда, даже если есть все условия и есть желание, очень часто выбирать не из кого.

Поэтому когда, например, в этой аудитории в прошлом году, в позапрошлом году, 5 лет назад, 10 лет назад задают вопрос  мне не как к преподавателю, не как администратору, а как человеку, занимающемуся политическим консультированием: «Виктор Александрович, а вот расскажите, как вот это делать, как политическую технологию такую-то применять, а что там писать, а какие там агитационные плакатики лучше сделать?» - и так далее  - я всегда на такие вещи реагирую очень нервно, потому что ядерная дубина в руках дикаря – страшная вещь. Поэтому надо сначала заниматься политическим  просвещением, потому что без этого будет получаться так, как получилось  у тех многих мэров городов, которые понесли  уголовную ответственность и сегодня отбывают наказание в местах не столь отдаленных.

Аринин А.Н.

Спасибо. Коллеги, я с удовольствием предоставляю  слово. руководителю филиала Фонда имени Фридриха Эберта Райнхарду Крумму.

Текст доклада: «Деятельность Фонда им. Фридриха Эберта в сфере политического просвещения молодежи»

Байдалова Ольга Васильевна доктор социологических наук, профессор, кафедра социологии управления  Волгоградской академии государственной службы

У меня такой вопрос. Мы уже не первый раз встречаемся за этим столом с немецкими коллегами и несколько раз уже обсуждали этот вопрос. Вы сейчас   фрагментарно сказали о проблеме толерантности германского общества по поводу этнических меньшинств или групп, проживающих у вас. Я имею в виду в, частности, турок, которые у вас очень широко представлены. У меня такой вопрос: как Вы считаете, немецкая молодежь насколько действительно толерантна, равнодушна или, наоборот, агрессивна, патриотически агрессивна по поводу,  турецкой диаспоры и других диаспор, которые живут на территории Германии. Спасибо.

Крумм Р. 

Ну, я думаю, что  простого ответа как всегда не бывает. Это зависит от разных факторов. Я думаю, это зависит от места – это Юг, Север, Восток, Запад, это зависит от социального положения молодежи и это зависит от соотношения немцев и турок или россиян в этом же районе.

Я думаю, что до объединение (о ГДР  я ничего не могу сказать, поскольку там я не жил), в Западной Германии было очень сложным временем, потому что Германия никогда не была страной, где хотели жить другие национальности, в принципе, и после войны тем более. Но так получилось, что у нас работали итальянцы, сербы, турки и так далее. Толерантность у молодежи, по-моему, была больше, чем у старшего поколения, это было в 70-80-х годах. После объединения в таких районах, где экономическая ситуация была довольно сложная, были, к сожалению, случаи агрессии по отношению к иностранцам. Безусловно, это очень печально и продолжается до сих пор. Но все-таки солидарность других немцев с иностранцами есть.

У нас были такие яркие случаи и на Западе и на Востоке,  и все-таки солидарность была огромная. Честное слово, поскольку я давно уже живу за рубежом, не могу вам сказать о ситуации сегодня. Поскольку немцы, как вы знаете, очень любят ездить, по-моему, это очень помогает быть толерантными. Но есть, к сожалению, буквально в последние дни я это читал в «Шпигеле», есть такое повышение активности нацистов в Германии против иностранцев. Это, к сожалению, есть, и, по-моему, наши службы очень беспокоятся по этому поводу.

Австрийков Александр Михайлович, старший преподаватель кафедры истории и теории политики Волгоградской академии государственной службы

В своем выступлении Вы сказали, что Германия социальное государство, что налоги больше 50% . Меня интересует, у Вас есть данные каких-либо соцопросов, либо вообще из каких-нибудь источников, какое количество населения поддерживает социальную политику вообще в немецком государстве, какой процент?

Крумм Р.

По этому поводу я ничего не могу сказать, но могу сказать другое: Вы видите, какие опасности есть. Мы, немцы, после войны переживали демократию вместе с экономическим ростом, мы идентифицируем демократию с экономически хорошей ситуацией, но не только. После объединения, и не только после объединения, а и сейчас, во время финансового кризиса  мы понимаем, что такого роста, постоянного роста, - не будет, и мы об этом сегодня поговорим. Мое поколение, наверное, платит больше в социальные фонды, чем я когда-нибудь получу.  У меня нет уверенности, что моя пенсия будет такая, как я сегодня думаю, нет гарантий. А молодежь? Если они подумают, они еще яснее это поймут. Такой опрос, по-моему, 2 или 3 года назад проводился. Меньше, чем 50% поддерживали демократию, потому что у них какое-то чувство, что демократы  не могут сейчас решить такие проблемы. Это большой удар. Может быть это не репрезентативно, может быть один день так, другой день так, может быть канцлер сказал, что у нас сейчас плохо, завтра скажет, что не так плохо,  кто знает. Но все-таки критика есть, потому что такая социальная система, такая солидарность, конечно, зависят от честности, и, к сожалению,  в каждой стране и в Германии всегда есть такие примеры, которые использует желтая пресса, чтобы показать: «Вот ваша социальная система, вот «беженцы» из Норвегии, один день в Германии – и сразу ездят на «Мерседесе». А деньги наши. Что такое? Объяснить, почему это так, а никого  просто не интересует. Поэтому если это повторяется 10 раз, 15 раз, 100 раз,  то у нас есть возникает какое-то ощущение несправедливости, - я плачу, я работаю и не получаю ничего. Хотя каждый немец имеет возможность получить до сих пор, я могу сказать, первоклассную защиту от аварий и так далее, и страховку. Страховая система все-таки неплохая. Не знаю как сейчас,  но 5 лет назад я знал, сколько это все стоит – таблетки и так далее. Немец никогда не получает счет, он думает: «Ну, таблетки, ну, наверное, рубль, не больше». Я знаю, сколько это стоит. Есть таблетки, которые 400 евро стоят, а я плачу каждый месяц (это зависит от зарплаты) 200-300 евро. 2 таблетки – 800, у меня замечательный плюс, а поскольку я не вижу счет,  - ну, какая разница. Значит, жизнь, которая есть в Германии, - я не такой большой патриот, - но в этом же смысле, - неплохая. Это только поскольку есть такая солидарность, это идеально сейчас. Я знаю, что в политике уже видно, – есть проблемы, и так не будет продолжаться. И поэтому это очень длинный ответ на Ваш короткий вопрос. Есть критика, конечно, и до кризиса была вообще идея – зачем нам нужно государство, мы это все сами сделаем. Пенсию от государства не надо, мы все разместим на рынке, покупаем акции, и когда мне будет 60, у меня будет не 100 евро каждый месяц, а  минимум 15 000, потому что они постоянно растут. Это уже не так и в политике и в наших фондах. Фондам надо объяснить вашему поколению, как меняется система,  и готова ли  наша система к этому. Спасибо.

Волоцков Алексей Анатольевич, депутат Волгоградской городской Думы

Господин Крумм, я представляю партию «Единая Россия». Многие здесь из ребят – это представители молодежных организаций  политических партий в нашем регионе. То о чем Вы сегодня говорили, – политическое образование, – как раз этим наша молодежная организация и занимается. Мне хотелось бы узнать, есть ли при партиях Германии молодежные организации или молодежные движения внутри партии, которые ведут работу с молодежью и как они себя позиционируют, в том числе во время избирательной кампании? Какими методами и средствами ведется политическая борьба среди партий, в том числе среди молодежи.

Крумм Р. 

Да, я могу вам на это ответить. Да, у нас у каждой партии, или почти у каждой партии,  есть такое молодежное крыло, в основном это более радикальные крылья, которые жестко отвечают и выступают за более ортодоксальную политику. Наш бывший канцлер Герхард Шредер был руководителем левого молодежного крыла JuSOS.  И когда он был руководителем этой организации, он очень жестко выступал, совсем по-другому, чем когда он был канцлером.

Это в принципе приветствуется в партии, поскольку это более чистый вариант партии, хотя это чрезвычайно сложно, поскольку опытные политики скажут: «Это невозможно», а молодежь скажет: «А почему нет?» Вот такие дискуссии очень жесткие были  в 70-80-х годах, во время войны во Вьетнаме, в частности. И сегодня они вновь начинаются, поскольку кризис – это повод, чтобы подумать, как дальше жить: мы просто продолжаем нашу политику, или есть уже другие выходы из этого, кардинальные выходы. Поэтому  для партии это есть хорошая возможность работать с молодыми политиками.

Аринин А.Н.

Спасибо Райнхард. Уважаемые участники конференции  предоставляю слово  доктору Рите Миттендорф, депутату Ландтага Федеральной земли Саксония-Ангальт.

Текст доклада: "Система политического просвещения земли Саксония-Ангальт"

Аринин А.Н.

Уважаемые коллеги, прошу выступить доктора Бернда Людкемайера, директора Земельного центра политического образования Федеральной земли Саксония – Ангальт

Текст доклада: «Работа Земельного центра политического образования»

Аринин А.Н.

Благодарю Вас, господин Людкемайер. Уважаемые коллеги, благодарю всех за работу на конференции. Надеюсь, что наша конференция внесет серьезный  вклад в совершенствование политического образования и просвещения  в России.

authorname: 
author: