Найти

Здравствуйте, Гость!

Война и терроризм: сладкая парочка?

Продолжаю разбираться с сутью современной войны
Война и терроризм: сладкая парочка?

Терроризм особо опасен

Да, терроризм в настоящее время особо опасен, так как террористы (очень многие) не соблюдают договоренности. Еще Первая мировая война продемонстрировала очевидную тенденцию к отказу от конвенциональности (стремления соблюдать договоренности), что было осознано и привело к появлению целого ряда международно-правовых актов, призванных не допустить этого. Имеются в виду, в первую очередь, Гаагские конвенции.

Однако все усилия по сохранению конвенциональности в политике оказались тщетными. Вторая мировая война наглядно продемонстрировала, что уничтожение мирного населения стало одной из целей боевых действий. Место конвенциональной (ведущейся в рамках договоренностей) войны заняла тотальная война.

Кульминацией тотальной войны считается атомная бомбардировка японских городов Хиросимы и Нагасаки, где вообще не было никаких военных объектов. Политическое и военное руководство США не скрывало, что ее целью было уничтожение мирного населения в максимальных масштабах. Атомная бомбардировка стала переносом тотальной войны из Европы в Азию. Она продолжила стратегию уничтожения населения немецких городов, которой придерживалось руководство западных союзников на заключительном этапе Второй мировой войны.

Парадоксальность данной ситуации в том, что к предельно аморальному способу ведения войны (каковым, бесспорно, является сознательное массовое уничтожение мирного населения), прибегли государства с противоположными идеологиями и политическими режимами. Так, руководители гитлеровской Германии открыто демонстрировали свой аморализм и национализм, массово уничтожая военнопленных и мирных граждан.

Но «симметричный ответ» США был ничем иным, как возрождением в полном объеме обычая кровной мести («кровь за кровь»), который, как известно, присущ родоплеменному обществу (эре варварства). Мы имеем в виду, что США своей атомной бомбардировкой отомстили Японии за нападение на Пёрл-Харбор в декабре 1941 года.

Обычно для оправдания подобного рода действий используется аргумент военной целесообразности (минимизация собственных потерь). Поясним проще: некоторые политики думают, что уничтожив больше мирных жителей противника, они заставят власть и военных противостоящей стороны быстрее прекратить сопротивление. А значит, погибнет меньше собственных солдат.

Предельный аморализм, продемонстрированный в ходе Второй мировой войны, самым непосредственным образом повлиял на формирование представления о допустимости и даже эффективности уничтожения мирного населения как способa достижения военных и политических целей. Это оказало влияние на умонастроение организаторов и руководителей диверсионно-террористических действий, а через них и на массу боевиков-террористов.

Считается, что руководители ряда террористических организаций скопировали действия политических лидеров времен Второй мировой войны. Действительно, диверсии против невоенных объектов заведомо предполагали неизбежность гибели большого числа случайных людей. Такие диверсионные акты представляли собой переходную стадию к превращению диверсионно-террористической войны в тотальную.

Данная стадия завершилась в 60-е годы ХХ века. К этому времени у многих политических организаций стал доминировать экстремистский принцип: «Кто не с нами, тот против нас». Как неизбежное следствие, резко возросло число врагов и сократилось число «своих» за счет «предателей» и, особенно, «пособников врага». Последняя категория имеет тенденцию к безграничному расширению.

Куда оно может привести, свидетельствует опыт итальянских «красных бригад». Эта организация стала осуществлять диверсии против пассажирских поездов, так называемый «слепой террор» против гражданского населения. Его целью, как утверждалось, было поднять на борьбу с правительством «инертную и несознательную массу», не идущую за «революционным авангардом». По существу все граждане страны рассматривалась как «пособник врага». Об избирательности тут не может быть и речи.

Следует заметить, что руководители «красных бригад» отнюдь не сразу пришли к идее тотальности (стремлению подчинить жизнь всех граждан своим целям), не говоря уже о «слепом терроре». Начинали они с тривиального политического террора (в частности, похитили и убили премьер-министра А. Моро).

Противоположный пример продемонстрировало палестинское движение сопротивления (ПДС), которое совершало диверсионно-террористические действия с Израилем, имея четко сформулированную концепцию их ведения. Эти действия с самого начала мыслились как тотальная война на истощение.

Ее основные черты актуальны сегодня (датой ее рождения можно считать 1965 год) и в обозримом будущем. Для нее характерна достаточно строгая логика, которая сводится к следующему. Целью войны является не военный разгром Израиля, а его демографическое истощение.

Поскольку прирост населения Израиля происходит в основном благодаря притоку эмигрантов, то необходимо его блокировать, а параллельно стимулировать отток гражданского населения из Израиля. Решить эту двуединую задачу предполагалось, прежде всего, благодаря ударам именно по гражданскому населению. В рамках этой концепции удары по военным и административным объектам были в сущности вспомогательными, хотя предполагалось достаточно широкое использование и партизанских действий (рейды боевиков-«фидаинов»[1]).

Тотальная война ПДС против Израиля началась после поражения вооруженных сил арабских государств в «шестидневной» войне 1967 года. Первоначальные успехи ПДС сменились неудачами, которые привели к фактическому прекращению партизанских действий. Они стали эпизодическими, то есть война стала диверсионно-террористической, но возможности ее эффективного ведения на территории Палестины непрерывно сокращались.

И тогда произошла трансформация террористических действий из ограниченных во всеобъемлющие. Обратим внимание, что всеобъемлющие террористические действия против Израиля стали перерастать в ограниченные против ряда западноевропейских государств (Франции, Германии, Италии), а также США.

Какова цель этой войны? Заставить руководство этих стран изменить свою позицию в арабо-израильском конфликте. В формулировке руководителей ПДС – заставить «обратить внимание на нашу проблему». Применительно к западноевропейским государствам эта цель была в основном достигнута. Что касается США, то тут результат оказался не столь однозначным, хотя определенная подвижка в их позиции произошла.

В известной степени это было связано и с той серьезной военно-политической неудачей, которую потерпели «многонациональные силы» (по существу войска НАТО) в Ливане в 1982-1984 годах. Как только они прибыли туда, против них началась интенсивная диверсионно-террористическая война со стороны ПДС и исламистов. Потери «многонациональных сил» стали быстро расти, особенно у американцев. В частности, только в результате взрыва штаб-квартиры морской пехоты погибло вдвое больше военнослужащих, чем во время операции «Буря в пустыне».

Именно в Ливане исламисты в борьбе с «многонациональными силами» в Бейруте и с войсками Израиля, оккупировавшими южный Ливан, прибегли к новой тактике – массовому использованию диверсантов-смертников. Она показала свою достаточно высокую эффективность и стала все шире применяться. Исламизация ПДС привела к тому, что именно использование диверсантов-смертников стало играть основную роль в тех тотальных террористических действиях, которые ПДС развернуло против Израиля после срыва мирного урегулирования в 2000 году.

Именно смертники сегодня являются последней надеждой террористов. Хотя само по себе использование террористов-смертников не ново. Достаточно вспомнить ставших известными в последние годы японских камикадзе[2]. Были случаи использования их и для осуществления актов индивидуального политического террора, но в диверсионно-террористических действиях они не участвовали. Только в Ливане массовое использование смертников стало основным способом ведения диверсионно-террористической войны.

Идейной основой их массовой подготовки стала религиозная идеология. Из трех мировых религий пока только ислам выдвинул идеологическую доктрину, обосновывающую диверсионно-террористическую войну. Ее необходимость была сформулирована еще в конце 20-х – начале 30-х годов ХХ века в работах руководителей организации «Братья-мусульмане» (организация появилась в Египте). На этой идейной основе уже в 1970-е годы происходило развитие движения исламистов[3], взявших на вооружение политический террор, а затем и диверсионно-террористическую войну.

Инициативу борьбы с «пособниками врага» из числа развитых стран и прежде всего с США, взяло на себя исламистское движение. Операция «Буря в пустыне» убедила многих исламистов в том, что без серьезного ослабления США Израиль не может быть уничтожен. А диверсионно-террористическая война была названа исламистами «священной освободительной миссией».

Кульминацией диверсионно-террористической войны исламистов против США стали события 11 сентября 2001 года. Отметим масштабность замысла террористической операции исламистов – одновременный удар по нескольким американским политическим, военным и экономическим центрам. В полном объеме этот замысел реализовать не удалось. Тем не менее, нанесенный ущерб оказался весьма значительным. Американское общество испытало глубокий психологический шок.

Советую запомнить: смертники всегда используются другими людьми и организациями. Смертники – всегда против стабильности и безопасности.

Противостоять террористам можно только совместными действиями граждан, общественности и власти. А для этого необходимо сотрудничество и взаимопонимание.

 


[1] Фидаины (арабск. – «жертвующие собой») – название верующих мусульман, жертвующих своей жизнью для выполнения задания руководства общины (чаще всего – терактов); в настоящее время употребляется для обозначения палестинских партизан.

[2] Камикадзе (япон., буквально – ветер богов), лётчик-смертник в вооруженных силах Японии во время 2-й мировой войны, вступавший в бой с надводным кораблём противника на самолёте одноразового действия. В 1945 г. в военно-воздушных силах Японии насчитывалось до 5 тыс. самолетов одноразового действия, называвшихся "Бака". Самолёт, пилотируемый камикадзе, достигал цели, пикировал и врезался в неё. Во время боевых действий на Тихом океане погибло свыше 2500 лётчиков-смертников.

[3] Исламистские организации, в отличие от исламских, ставят перед собой четкие политические цели переустройства окружающего их мира на принципах ислама.

Сергей Мельков

Продолжение следует

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
H
N
B
Y
P
2
Введите код без пробелов.