Как россияне сами оценивают состояние своей правовой культуры?

Правовая культура и власть в оценках россиян

Заявленная двумя последними российскими президентами необходимость преодоления правого нигилизма и восстановления силы права, а не права силы – реализуется в нашей стране с большим трудом. По всей видимости, объективно и не может быть иначе, т.к. правовая культура (как и любая другая) обладает большой инерцией и меняется крайне медленно.

В современной научной и публицистической литературе можно обнаружить много разных оценочных суждений о месте и роли культуры в российском обществе вообще и правовой культуры, в частности. Мнения и оценки публикуются в печатных СМИ и в сети Интернет, излагаются в официальных политических заявлениях и нормативных документах государственных структур, содержатся в научных аналитических материалах и в итогах проведенных социологических исследований. Так, согласно результатам исследований Фонда общественного мнения, почти две трети россиян (60%) убеждены, что «в последние годы культура в нашей стране находится в упадке». Противоположную точку зрения – что наша культура находится на подъеме – разделяет лишь пятая часть опрошенных (21%)[1].

Стараясь не попасть под влияние субъективных оценочных суждений и негативного анализа состояния правовой культуры в современном российском обществе, обратим внимание на тот факт, что чаще всего состояние культуры вообще и правовой культуры, в частности, научным сообществом все же оценивается критически.

Для подтверждения этого утверждения приведем лишь два примера. Так, в своем аналитическом материале, размещенном в сети Интернет, заместитель директора средней школы из Тамбовской области Л.А. Голубева в рамках изучения правовой культуры исследовала социальную дезадаптацию людей. По ее мнению, в России «…покорно и безропотно пытаются прожить на нищенскую пенсию старики, повсеместно нарушаются права детей и молодежи, неуютно чувствуют себя 30-40-летние, ощущающие быстрое устаревание профессиональных знаний, полученных в ВУЗах. Положение усугубляется крайне низким уровнем правовой и экономической культуры населения»[2]. В результате проведенных в январе-феврале и октябре 2002 года социологических исследований была выявлена следующая картина: 80% родителей учащихся не знают содержания Конституции РФ;текст основного Закона есть у 11% семей; только 29% опрошенных оказались знакомы с Законом о правах потребителей; Закон «Об образовании» читали 9 человек из 600 опрошенных. Как далее отмечает Л.А. Голубева, более 60% россиян обеспокоены криминальной обстановкой в стране и ростом асоциального поведения молодежи; 40% семей имеют доходы ниже минимального прожиточного уровня, почти у 50% есть проблемы с жилплощадью.

Приведем второй пример по исследуемой проблеме. 17 октября 2002 года сотрудники газеты «Комсомольская правда» осуществили просмотр телевизионных передач шести основных российских каналов, чтобы выяснить, насколько правдивы утверждения о том, что российские телепрограммы переполнены так называемой «чернухой». Результат буквально ошеломил не только их, но и всю общественность страны, которая узнала о результатах этого журналистского анализа из публикации газеты[3]. Например, только 17 октября телевидение показало: 47 убийств и 5 драк – на первом канале; 31 убийство и 112 драк – на НТВ; 54 убийства и 13 драк – на ТВ-3; 51 убийство и 16 драк – на RENTV. Канал «Россия» продемонстрировал 13 убийств и 9 драк, но по пьянкам (18 эпизодов) опередил всех остальных коллег по телеэфиру. В сумме – подвела итог «Комсомолка», – шесть ведущих российских телеканалов выдали в эфир 17 октября 2002 года 160 драк, 220 убийства (10,6 покойника в час), 6 ограблений, 10 половых актов, 66 пьянок, 39 раз в эфире звучала площадная брань, а общее число негативных новостей перевалило за три сотни. И это всего лишь за один день!

Конечно, на основании двух примеров фундаментальный вывод, наверно, делать не вполне целесообразно, а зафиксировать достаточно негативное отношение большинства исследователей и СМИ к состоянию правовой культуры в современном российском обществе можно. Тем не менее, я не считаю, что негативный результат анализа может полностью заменить научное познание, поэтому в данной статье рассмотрим состояние правовой культуры в нашей стране, сосредоточив особое внимание на роли политической системы, государства и гражданского общества в ее формировании. Также целесообразно внимательно рассмотреть: каковы роль, место и значение правовой культуры в развитии современного российского общества с точки зрения различных государственных, политических и общественных институтов, а также российских граждан.

 Некоторые особенности правовой культуры в России

Особенности правовой культуры уже неоднократно являлись предметом самостоятельных научных исследований. Так, по мнению И.П. Савченко, правовая культура постсоветского человека обладает целым рядом характеристик: представления о собственной исключительности; государственно-патерналистская ориентация; сочетание внутренней установки на иерархичность миропорядка с ярко выраженной экспрессией эгалитаризма; имперский характер; слабая потребность в социальной идентификации; амбивалентность[4] (двойственность). Исследователь С.И. Карпушкин в своей диссертации также выделяет несколько характерных особенностей отечественной правовой культуры – это: неустойчивость ценностно-мировоззренческих ориентиров; правовой нигилизм; отсутствие доверия к органам государственной власти[5]. По мнению же М.Б. Смоленского правовая культура в России характеризуется преимущественно неправовым характером социальных практик и нигилистическим отношением к праву[6].

Свой анализ начнем с рассмотрения того факта, что «…правовая культура играет большую роль в реформировании Основного Закона России, в сложных процессах формирования социально-экономической, политической и духовной сфер жизни общества»[7]. Поскольку правовая культура представляет собой совокупность результатов правовой деятельности, то и текст Конституции РФ несет в себе большое количество правовой информации (об основах государственного строя, о месте и роли человека и гражданина в государстве и т.п.). Выделим внутри общей правовой культуры России культуру ее законодательства (наряду с культурой правового поведения). В основе и культуры поведения, и культуры законодательства лежат общепризнанные правовые ценности и принципы, созданные обществом на конкретном этапе его развития, что и образует определенный стандарт правовой культуры.

Правовая культура заключена, прежде всего, в информации, содержащейся во всей совокупности нормативных юридических актов, действующих в определенном государстве, то есть, в культуре законодательства. В правотворческой деятельности законодатель, принимая вполне определенные по своему содержанию нормы, не действует по произволу. На его деятельность оказывает влияние, среди прочих условий, определенный эталон правовой жизни или правовой идеал, объективно сложившийся в конкретном обществе. Он выражается, прежде всего, в совокупности основополагающих ценностей права, меняясь от эпохи к эпохе, и его развитие никогда не завершится. К правовым ценностям, в первую очередь определяющим правовой идеал, относятся: свобода; равенство как необходимое условие обладания всего людьми, без каких-либо различий и изъятий; неотъемлемость, неотчуждаемость прав человека; принадлежность прав человеку с рождения и другие базовые ценности.

Правовая культура во многом определяет правовое поведение человека и способствует преодолению у индивидов неверных представлений и суждений о праве. А это, в свою очередь влияет на политический процесс в стране, его осуществление именно правовыми методами и только в правовом пространстве. Особенностью же правовой культуры личности в России является устойчивое представление об оправданности подчиненного положения самой личности по отношению к государству. Гражданину в нашей стране традиционно отводится подчиненное положение, ему «приписывается служить Государству, безоговорочно ставя его интересы выше своих и не задумываясь о возможном ущемлении им прав каждого конкретного человека»[8]. То есть государство во многих случаев и многими людьми воспринимается как вполне определенное надличностное и надправовое начало, что сочетается с глубокой отчужденностью от государства и его структур, в том числе и правоохранительных. Понимание государства как сверхценности оправдывает любые ограничения, накладываемые им на личность, а с другой стороны – неразвитость осознания личностью своих собственных прав и прав окружающих вписывается в общий противоправно-нигилистический контекст.

Такая особенность российской правовой культуры, естественно, приводит к появлению правового нигилизма. Сущность правового нигилизма, на наш взгляд, заключается в общем негативно-отрицательном, неуважительном отношении к праву, закону, нормативному порядку. Правовой нигилизм является своеобразным отношением неправового сознания к праву вообще. То есть для сознания, в содержании которого отсутствуют правовые представления, права как реальности просто не существует. Хотя скорее правовой нигилизм означает, прежде всего, то, что субъект правосознания не находит в жизни реального воплощения своего «видения», своего понимания права. В свою очередь, отмечает исследователь А.И. Землин, правовой нигилизм, как правило, приводит к девиантному поведению: наркомании, токсикомании, алкоголизму, бродяжничеству и проституции[9].

 Разделение властей в России: миф или реальность?

Правовая культура россиян, на наш взгляд, во многом характеризуется отношением граждан к высшим органам государственной власти, в том числе, к органам представительной власти. В марте 2002 года Независимый исследовательский центр RomirMonitoring провел очередное социологическое исследование, посвященное отношению граждан России к Совету Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. Как показали результаты этого исследования, Совету Федерации в целом доверяют только 33,7% опрошенных.

Доверие граждан России Совету Федерации Российской Федерации

(по материалам исследований RomirMonitoring 2001 – 2002 гг., %)

 

Март 2001

Май 2001

Август 2001

Ноябрь 2001

Декабрь 2001

Март 2002

Доверяют

38.2

39.4

38.1

37.0

35.0

33.7

Не доверяют

38.9

43.1

40.8

38.5

41.3

41.2

Затрудняются ответить

22.9

17.5

21.1

24.5

23.7

25.1

 Противоположной же точки зрения придерживаются 41,2% респондентов. Затруднились с ответом на данный вопрос 25,1% участников проведенного исследования. В целом, анализируя динамику уровня доверия граждан России к этой палате российского парламента (см. таблицу выше), можно отметить, что уровень доверия к Совету Федерации имеет определенную тенденцию к понижению[10]. Принцип разделения властей, всоответствии с которым должна быть сконструирована и функционировать современная российская государственность, как показывают опросы граждан и экспертов, противоречит традиционным для российской политической и правовой культуры представлениям об оптимальной модели взаимоотношений власти и общества – представлениям, органически связанным с установками на государственный патернализм и регламентацию социальных отношений преимущественно «сверху». Разделение властей предусматривает, как известно, относительную автономию и взаимный контроль ветвей власти, обеспечиваемый системой сдержек и противовесов. Оно изначально призвано не только и даже не столько рационализировать процесс государственного управления, сколько гарантировать подотчетность власти обществу, служить своеобразным «противоядием» против тирании и механизмом защиты прав и интересов граждан от возможных злоупотреблений со стороны государства.

Но если идея разделения властей в основном базируется на понимании опасности государственного произвола и необходимости превентивного ограничения прерогатив власти, то для патерналистского сознания приоритет совершенно иной подход. Рассматривая государство как инициатора и основную движущую силу всех социальных процессов и возлагая на него всю полноту ответственности за состояние общества, это сознание предполагает беспрепятственное проникновение власти во все ниши социального пространства в качестве необходимого условия нормального функционирования социума. Институциональные ограничения для такого проникновения, порождаемые разделением властей, оно склонно воспринимать как неоправданные препятствия, мешающие государству исполнять свои основополагающие функции по отношению к обществу. Поэтому традиционно укорененной в отечественной политической культуре ориентации на всестороннюю опеку государства над народом релевантна не установка на диверсификацию власти, а, напротив, установка на ее монолитность и безальтернативность.

Такая монолитность не только допускает, но и предусматривает определенное разграничение функций между различными властными структурами. Но разграничение это сугубо инструментальное, возникающее, по существу, в результате делегирования полномочий и ответственности сверху вниз по властной иерархии (а не общественной сети) и призванное обеспечивать эффективное исполнение стратегических решений, которые принимаются в едином центре власти – одним субъектом, главой государства. Поскольку представления граждан о реальном и желаемом устройстве власти тесно связаны с представлениями о ее функциональном предназначении, не будет большим преувеличением отметить, что отношение наших сограждан к разделению властей является одним из наиболее значимых и универсальных индикаторов, позволяющих судить о том, в какой мере трансформировались базовые социальные, правовые и политические установки современного российского массового сознания в целом.

Обращаясь к данной проблематике, автор отдает себе отчет в том, что его попытка будет сопряжена со значительными объективными трудностями. Нельзя ожидать, что смысл самого понятия «разделение властей» вполне ясен большинству российских граждан, что они понимают его адекватно и полно. Поэтому их отношение к институту разделения властей – а не к понятию, обозначающему этот институт, – приходится реконструировать, анализируя, главным образом, представления респондентов о предназначении существующих в реальности институтов власти (например, мнения о том, зачем нужен парламент и нужен ли он вообще).

Прежде всего, целесообразно выяснить, какой смысл наши сограждане вкладывают в само понятие «разделение властей». Проанализируем ответы респондентов на вопрос, который был сформулирован так: «Как Вы понимаете выражение «разделение властей»? Что оно, по Вашему мнению, означает?»[11].

Оказалось, что многие опрошенные россияне трактуют «разделение властей» как разногласия, разлад во власти. Подобные противоречия, по мнению части респондентов, ведут к неэффективности, недееспособности власти, что в итоге пагубно сказывается на общем положении дел в стране. В связи с этим неоднократно упоминается традиционно русское сравнение: «лебедь, рак и щука».Еще чаще термин «разделение властей» понимается как борьба в верхах – борьба, в которой каждый участник преследует свои собственные интересы, а ее итогом являются вполне конкретные властные полномочия, высокие должности, материальные блага. «Борьба за власть», «каждый тянет к себе, все делают для себя»; «каждый думает только о себе, о своей выгоде, а не о народе», –подобную трактовку понятия «разделение властей» – как «войны всех против всех» – предлагают 6% опрошенных россиян. Практически все они видят в самом понятии «разделение властей» нечто отрицательное иопасное, все в основном разделяют мнение респондента, заявившего: «это что-то такое, что не для пользы народа».И хотя они решительно не понимают, о каком «разделении» идет речь, но именно это слово вызывает у них негативную реакцию. Иначе говоря, все они исходят из того, что власти надлежит быть «нераздельной» – то есть единой и монолитной.

Довольно часто российские респонденты прямо заявляли об этом, хотя постановка вопроса предполагала разнообразную интерпретацию понятия «разделение властей», а отнюдь не оценку данного института: «затрудняюсь ответить, но делить не надо, власть должна быть одна» и т.д. Установка на монолитность власти отчетливо прослеживается и в репликах тех опрошенных, которые понимают «разделение властей» как ситуацию, при которой определенная доля власти принадлежит криминалу («бандиты и правительство»; «открытая власть и скрытая – мафия»; «бандиты и власть»); либо полагают, что речь идет о ее «разделении» между достойными и недостойными людьми во властных структурах: «одни честные, другие воруют»; «одни что-то делают для народа, другие только карманы набивают», «когда неграмотные лезут во власть, оттесняя грамотных». Такое «разделение» явно воспринимается этими респондентами как проявление некоего негатива.

Следует также упомянуть и еще об одном, довольно крупном блоке высказываний. Некоторые респонденты отождествляют «разделение властей» с многопартийностью и с политическим плюрализмом вообще, с борьбой различных идейно-политических течений и группировок: «каждая партия хочет взять власть в свои руки»; «в Думе разделены на партии, раньше не было партий, все было едино» и т.д. Иногда в высказываниях такого рода звучит явное недовольство, раздражение по поводу существующей многопартийности, разноголосицы мнений, но в целом преобладает, пожалуй, все же нейтральная интонация.

Часть россиян так или иначе увязывает «разделение властей» с разграничением их базовых функций. Примерно каждый третий из них (7% опрошенных) обнаружил понимание того обстоятельства, что речь идет не просто о разных органах государственного управления, а о разных ветвях власти. Правда, при этом подавляющее большинство этих респондентов говорит лишь о двух ветвях: «законодательная власть – Дума, исполнительная – правительство».О третьей же ветви власти – судебной – вспоминают гораздо реже; лишь очень небольшая часть наших сограждан воспринимает судебную систему как полноправный институт власти.

Многие россияне говорят о «разделении властей» как о сугубо функциональном распределении обязанностей, полномочий и ответственности между людьми или органами власти. В их понимании «разделение властей» осуществляют, прежде всего, вышестоящие «начальники» (или один «начальник» – глава государства), распределяя обязанности между своими подчиненными. Некоторые так, собственно, и говорят: «высокопоставленные чиновники решают вопросы о разделении власти»; «один человек не может делать все, нужно определять работу на заместителей»; «чтобы не один человек занимался всеми вопросами в государстве, а обязанности были распределены на всех»[12].

Очевидно, что люди, отождествляющие «разделение властей» с обычным разграничением полномочий между должностными лицами – то есть «технической» процедурой, без которой мало-мальски эффективная деятельность любых управленческих структур невозможна в принципе, – весьма далеки от понимания сущности политической «сверхзадачи» и принципов функционирования этого демократического института. Поэтому есть все основания предполагать, что схожее представление о его предназначении разделяет и некоторая часть опрошенных, продемонстрировавших, вроде бы, более или менее адекватное понимание термина – то есть теми, кто ассоциировал понятие «разделение властей» с разграничением законодательной и исполнительной власти. А ведь такое разграничение в принципе вполне может интерпретироваться по преимуществу и как функциональное – когда акцент делается не на автономии и взаимозависимости ветвей власти, а на самом факте различия их основных обязанностей и прерогатив.

Кроме этого необходимо также учитывать специфику исторического опыта наших сограждан. Институциональный дизайн «советской власти» более или менее правдоподобно имитировал схему разделения властей – несмотря на то, что мифологема о всевластии Советов этой схеме и противоречила[13]. В реальности никакой диверсификации власти не было, но формально законодательные функции принадлежали «выборным» Советам, которые фактически выступали в роли некоего законодательного «департамента» существовавшего властного монолита. Возможно, что некоторые из наших сограждан и в настоящее время воспринимают законодательную власть в качестве подобного «департамента». Поскольку интерпретация «разделения властей» как сугубо инструментального разграничения полномочий, обязанностей ("каждый должен заниматься своим делом") в современных российских условиях распространена весьма широко, то естественно предположить, что этот же смысл вкладывает в свои ответы и часть респондентов, размышляющих о наличии «двух властей» – законодательной и исполнительной.

Упомянем и еще об одной трактовке понятия «разделение властей». Определенная часть опрошенных (5%) полагает, что оно описывает взаимоотношения между федеральными и региональными властями, а также местным самоуправлением: «в центре своя власть, на местах – своя»; «центральная власть в Москве и окраинная – по областям»; «разделение на областные и региональные власти». В принципе такая трактовка не является ошибочной: в федеративных государствах разделение властей «по вертикали», обеспечиваемое не только разграничением полномочий, но и механизмами взаимного сдерживания, составляет весьма значимый компонент системы разделения властей. Хотя «первичным», базовым компонентом этой системы является все же относительная автономия ветвей власти – как на общенациональном, так и на региональном уровнях. Однако по крайней мере некоторые из респондентов определенно имели в виду не столько разграничение функций между различными уровнями власти, и уж тем более не механизм их институционального взаимодействия, сколько ситуацию, при которой региональные власти просто игнорируют центр: «когда власть делится на центральную и губернскую: в Москве принимают законы, а в областях – не выполняются». Иначе говоря, определенная часть упоминающих об отношениях между Москвой и регионами фактически солидарна с довольно широко распространенной точкой зрения, согласно которой «разделение властей» – это синоним хаоса.

Проведенная аналитическая работа выявила следующие интересные моменты: смысл термина «разделение властей» в той или иной мере адекватно понимают меньше четверти россиян, большинство же опрошенных, упоминавших в своих ответах о законодательной и исполнительной власти или о Москве и регионах, не имеют сколько-нибудь четкого представления о сущности и предназначении разделения властей и основных принципах функционирования данного института. При этом три четверти ответивших трактуют понятие «разделение властей» явно негативно. В основе такой реакции лежит, очевидно, традиционная установка на монолитность власти и, соответственно, потенциальные опасения по поводу возможных последствий ее диверсификации.

Поскольку напрямую спрашивать респондентов о том, как они оценивают разделение властей, явно не имело смысла – в силу предсказуемо низкой осведомленности о содержании этого термина, – наиболее рациональный способ выяснить их позиции относительно ценности данного института состоял в том, чтобы проверить, насколько оправданным представляется им само существование автономных ветвей власти. Но говорить в этом контексте о власти судебной не было смысла из-за того, что судебная система, как уже отмечалось, крайне редко воспринимается нашими соотечественниками в качестве полноправного института власти, так и потому, что «предложение» об упразднении ее автономии было бы небезосновательно воспринято как «призыв» санкционировать полный произвол власти исполнительной, а стало быть – с негодованием было отвергнуто даже теми, кто считает всякую диверсификацию власти порочной. Не было смысла спрашивать и о возможности обойтись без исполнительной власти или передать ее функции какой-либо иной ветви власти. Поэтому единственным кандидатом на потенциальное «упразднение» оказалась законодательная власть.

Так, респондентам был задан вопрос о том, оправдано ли существование Государственной Думы – института, который в значительной степени отождествляется нашими согражданами с законодательной ветвью власти в целом (см. таблицу ниже, в %)

«Для страны было бы лучше или хуже, если бы Государственной Думы вообще не было, если бы ее обязанности и полномочия взяло на себя правительство?»

 

Россияне в целом

Образование

ниже среднего

среднее

среднее спец.

высшее

Лучше

40

45

37

40

36

Хуже

41

29

42

43

52

Затрудн. ответить

20

26

21

17

12

 

 

 Мнение о том, что без Думы стране было бы лучше, оказалось столь же распространенным, как и противоположная точка зрения. При этом наименее образованные респонденты довольно решительно «проголосовали» за передачу ее обязанностей и полномочий правительству, а наиболее образованные – против такой операции. Суждения опрошенных на этот счет варьируются, хотя и не очень сильно, в зависимости от возраста (молодежь чаще, чем представители старшего поколения, «заступается» за Думу), от типа населенного пункта, в котором проживают респонденты (сельские жители охотнее, чем горожане, высказываются за ее упразднение), и весьма ощутимо – от уровня их доходов: среди относительно состоятельных граждан – с доходом, превышающим 1500 руб. на члена семьи, – лишь 33% полагают, что без Государственной Думы стране было бы лучше, а 50% – что ей было бы хуже. Граждане, заявляющие, что передача обязанностей и полномочий Думы Правительству пошла бы на пользу нашей стране, не приемлют принципа разделения властей.

Россияне склонны отождествлять Правительство с высшей политической властью – в гораздо большей мере, чем парламент. Довольно значительная часть опрошенных россиян (14%) говорит о том, что функции Правительства заключаются в управлении государством: «решать, что и где нужно делать в стране»; «достойно управлять своей страной» и т.д. Об обязанностях же Государственной Думы респонденты подобным образом высказывались опять-таки втрое реже – доля опрошенных, характеризующих ее функции как осуществление власти в целом, составляет всего лишь 4%. Причем нередко звучал тезис о том, что роль Думы в управлении государством должна быть вспомогательной, что ее задача – «помогать президенту и правительству», «помогать работать правительству» и другие подобные высказывания. Также россияне, позитивно оценивающие работу Правительства, значительно чаще полагают, что его обязанности состоят в управлении государством и регулировании экономики, и значительно реже – говорят о том, что оно должно обеспечивать благосостояние народа, чем те, кто выражает недовольство действиями Правительства (см. таблицу ниже, в %).

«В чем, по Вашему мнению, состоят функции, обязанности Правительства?»

 

Россияне в целом

«Как, по Вашему мнению, российское правительство сегодня справляется со своими обязанностями?»

хорошо

удовлетворительно

плохо

Обеспечение благосостояния народа

38

36

39

44

Управление государством

13

18

15

11

Регулирование экономики и финансовой системы

12

16

14

9

 

 

 Склонность к недифференцированному восприятию власти, связанная с установкой на государственное покровительство, является фактором, стимулирующим критическое отношение к ней. Это является естественным, поскольку респондент, заявляющий, что функции Правительства состоят в заботе о народе и обеспечении его благосостояния, склонен оценивать деятельность кабинета (а фактически всей власти в целом) «по конечному результату» – то есть, в соответствии со своим представлением о том, насколько благополучна жизнь российских граждан. Когда же он несколько «сужает» эти функции, возлагая на Правительство всего лишь обязанность управлять государством или регулировать экономику, он, тем самым, обнаруживает, по крайней мере, некоторую предрасположенность к оценке его и по другим критериям: по тому, насколько эффективно действует Правительство России в очерченных им – пусть и весьма широких – рамках.

Определяя функции и обязанности Государственной Думы, 46% опрошенных россиян заявляют: ее главная задача – это «принимать», «утверждать», «издавать», «писать», «рассматривать», «творить» законы. Среди прочих вариантов ответов преобладают высказывания, суть которых сводится к тому, что Дума должна заботиться о народе (13%), осуществлять власть (4%), следить за исполнением законов (2%), исполнять волю избирателей (2%), а также критические отзывы о работе депутатов (2%). Очевидно, что весьма значительная часть россиян знает о том, что основная функция Думы – это законотворчество. Но вот о том, что функции Думы состоят в создании законов, заявили 57% респондентов, считающих, что для страны было бы хуже, «если бы Государственной Думы вообще не было» и 42% респондентов, полагающих, что так было бы лучше для страны. Разница, как видим, достаточно заметная. Если противники «упразднения» Думы в большей мере, чем их «оппоненты», склонны акцентировать внимание на ее законодательных функциях, то это означает, что идея о необходимости автономной законодательной власти российскому массовому сознанию, во всяком случае, не совсем чужда. Однако говорить о широком распространении этой идеи, а тем более – о ее укоренении в российской политической и правовой культуре пока еще нет оснований. Ведь и граждане, утверждающие, что Государственная Дума стране не нужна, а ее обязанности следовало бы передать правительству, тоже, как правило, понимают, что речь идет именно о законотворческой деятельности Думы.

Я не считаю, что россияне демонстрируют почтительное отношение к «закону» либо к «законности», помещая эти понятия на самую вершину ценностной «пирамиды». Если вполне конвенциональной является точка зрения, согласно которой законодательные функции можно «безболезненно» передать Правительству (2% респондентов, отвечая на вопрос, в чем состоят обязанности правительства, приписали ему законотворческую функцию: «создавать законы», «издавать законы» и т.д.), то само по себе почтение к «закону» пока едва ли может расцениваться как явное свидетельство становления правового сознания. Высокий рейтинг понятия «закон», подтверждаемый самыми различными опросами, отражает массовую потребность в стабильных и универсальных «правилах игры». Но едва ли не столь же массовое безразличие к происхождению этих правил и, тем более, широко распространенная готовность передать право генерировать их исполнительной власти дает основания полагать, что «закон» для значительной части – вполне вероятно, что для большинства – наших соотечественников тождественен «порядку». А такое его понимание вполне органично вписывается в традиционное для российской политической и правовой культуры представление об оптимальной модели взаимоотношений власти и общества, предусматривающей более или менее тотальную регламентацию социальных отношений именно «сверху». Иное же, имманентное правовому сознанию понимание «закона» неразрывно связано с освоением и усвоением постулата о независимости законодательной власти, формирующейся в результате народного волеизъявления и имеющей действенные рычаги воздействия на власть исполнительную. Подобное понимание «закона», судя по приведенным данным, отнюдь не является сегодня доминирующим в российском массовом сознании.

 Демократический стандарт в современной российской правовой культуре

Описанные выше системные особенности отношения россиян к принципу разделения властей, конечно, не являются статичными, а любая система права нуждается в периодическом обновлении. Культура законодательства требует, чтобы в процессе законотворчества изменялись и дополнялись правовые законы в соответствии с требованиями времени. При этом особую важность приобретают принципы права как основополагающие начала, ключевые идеи права, определяющие и выражающие его сущность. Начавшаяся в стране в 1985 году перестройка привела к существенным изменениям в правовой культуре и правосознании россиян. Со временем из Конституции были исключены характеристики общества и государства как советского и социалистического. Принцип однопартийности уступил место многопартийности и политическому плюрализму. Система власти, построенная на верховенстве Советов, была заменена провозглашением принципа разделения властей. Было разрушено господство и монополия государственной собственности, существенно изменена система социальных и политических базовых ценностей. В действующей Конституции определяется, что теперь гражданин сам и по своему усмотрению распоряжается своими способностями к труду. В Конституции и российском законодательстве закреплен новый правовой статус личности на основе общепризнанных принципов, ценностей и норм международного права.

Статья 10 Конституции Российской Федерации гласит: государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную[14]. В России право законодательной инициативы принадлежит Президенту Российской Федерации, Совету Федерации, членам Совета Федерации, депутатам Государственной Думы, Правительству Российской Федерации, законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации, а также Конституционному Суду Российской Федерации, Верховному Суду Российской Федерации и высшему Арбитражному Суду Российской Федерации по вопросам их ведения. В нашей стране принятием законов и формированием правовой системы функционально призвано заниматься Федеральное Собрание – парламент, являющийся представительным и законодательным органом Российской Федерации (статья 94 Конституции Российской Федерации[15]).

В Основном Законе утверждается принципиально новая система федеральных государственных органов, что в основных чертах повторяется и на региональном уровне. В России появляется институт Президента как главы государства и его высшего должностного лица, вводится местное самоуправление как система органов, не входящих в систему органов государственной власти (статья 12 Конституции Российской Федерации), предпринимаются усилия по реформе судебной системы в целях более эффективного обеспечения прав личности. Таким образом, только ретроспективный и фрагментарный анализ основных изменений, внесенных Конституцией и российским законодательством в общественную, политическую и правовую системы позволяет сделать вывод о реальном переходе правовой культуры к современным демократическим стандартам.

Действительно, Конституция России 1993 года раскрывает в своем содержании правовую культуру через фундаментальные принципы и ценности демократии. Так, демократизм Российского государства находит свое выражение в обеспечении народовластия, в основе которого лежит идеологическое и политическое многообразие, незыблемость прав и свобод человека и гражданина. Идея народовластия воплощена в принципе народного суверенитета, а политической основой демократии является наличие политического многообразия в стране.

Правовая культура, отраженная в Конституции Российской Федерации 1993 года, является одной из важных составляющих общего процесса обновления и преобразования страны на основе права, демократии и справедливости. Речь идет о правовой культуре законодательного закрепления в Основном Законе проводимых в стране политических и экономических реформ, направленных на формирование и функционирование современной федеративной государственности, социально ориентированной рыночной экономики, базовых гарантий обеспечения прав и свобод личности. Особенность же правовой культуры обусловлена тем принципиальным обстоятельством, что в стране осуществляется переход от антиправового (по сути) политического режима к политической демократии, в основе которой, как известно, лежит Закон.

Правовая культура, отраженная в содержании Конституции Российской Федерации 1993 года, представляет собой стандарт демократической правовой культуры, включающий основополагающие демократические принципы и ценности, заключенные в следующих элементах:

  • Внедрение в общественное сознание и бытие идеи приоритета человеческой личности, уважения ее достоинства.
  • Непосредственное участие народа в осуществлении функций власти; не просто наличие определенных государственных органов, а демократический порядок их формирования на основе избирательной системы, основанной на всеобщности, равенстве, свободе состязательности, справедливости и подлинности.
  • Набор стабильных конституционно-правовых институтов, в котором отражаются демократизм общества и государства, свобода личности, демократические права; институтов власти, сочетающих прямое волеизъявление, и органов, формируемых демократическим путем, испытывающих на себе влияние народа, имеющих необходимые полномочия и средства воздействия друг на друга, при глубоком почитании диалектической взаимосвязанности государства и общества правом и законом, политическом плюрализме и многопартийности; общественном сознании, построенном на убежденности в необходимости и пользе институтов власти и государственных законов, их оформляющих.
  • Наличие процессуальных механизмов защиты прав и свобод граждан, эффективной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, создания и участия в государственно-политических делах общественных объединений.
  • Система защиты конституционного строя и ценностей Конституции через требование признания ее верховенства и обязательности соблюдения норм права всеми государственными органами, органами местного самоуправления, любыми общественными объединениями, гражданами.

Таким образом, правовая культура, отраженная в Конституции Российской Федерации, есть важнейший результат общедемократических завоеваний в России – государстве, признающем в своей организации и деятельности примат права, гарантирующем неотчуждаемые права человека, что дает основания говорить о Конституции России как о феномене правовой культуры на современном этапе развития Российского государства.

К несколько иным выводам я прихожу при анализе культуры правового поведения в России различных социальных, политических институтов и ее граждан. Под правовой культурой поведения обычно понимается информация, обеспечивающая такое поведение. Согласно социологической теории, право появляется естественно-историческим путем в процессе общественной практики, в которой регулярно повторяются те или иные акты человеческого поведения. Как следствие этого возникают устойчивые правовые отношения между участниками социально-политического процесса. Данные отношения становятся необходимой формой упорядочивания общественного строя и только затем выражаются и закрепляются в текстах нормативных актов.

Так, например, исследователь А.Б. Шегало[16] среди актуальных проблем становления и функционирования правовой культуры в современной России выделяет следующие особенности:

  • Безответственность российских СМИ, негативно влияющих на правовую культуру путем тиражирования криминальных сюжетов вместо позитивного правового просвещения граждан.
  • Низкая культура нормотворчества субъектов Российской Федерации, обусловленная слабой скоординированностью действий представительных и исполнительных органов, узостью круга субъектов законодательной инициативы, неосвоенностью международных стандартов, правил юридической техники, низкой квалификацией законодателей.
  • Низкий уровень правовой безопасности российских граждан, обусловленный несовершенством законодательства, его противоречивостью и нестабильностью, низкой правовой культурой власти, безответственностью государства перед личностью.

Не стараясь критически оценить творческий подход исследователя А.Б. Шегало, рассмотрим особенности правового поведения россиян на примере их отношения к актуальным социальным изменениям в обществе последнего времени, их отношения к вопросам некоторых ограничений свободы слова, печати, собраний и т.д. В большинстве своём граждане России довольно настороженно относятся к социальным инициативам власти (мы имеем в виду "знаменитый" закон "О монетизации льгот") : 71% людей в возрасте старше 60 лет в той или иной мере против введения подобной практики, даже обеспеченные граждане по большей части против этого законопроекта, и только для молодёжи эта проблема не стоит остро. В июле 2003 года специалисты ROMIR Monitoring спросили своих респондентов: «Имеете ли Вы или кто-нибудь из членов Вашей семьи право на государственные льготы, пособия или иные виды социальной помощи?». Тогда 44% опрошенных сказали, что имеют право на получение различных видов помощи от государства (соответственно – 56% заявили, что не имеют никаких льгот). При этом тех, кто имеет право на получение льгот, спросили: «Насколько сложно или легко Вам удается реализовать свое право на получение социальной помощи (оформление документов, посещение соответствующих инстанций)?». Сложным или очень сложным этот процесс считают 52% россиян, в то время как 30% говорят о том, что эта процедура не сложная, а 15% вообще дают ответ «легко». Затруднения при ответе на данный вопрос возникли только у 3% респондентов.

При обсуждении в российском обществе вопросов возможных границ свободы совести[18], более половины россиян (56%) посчитали, что отечественным журналистам необходима самоцензура, и только 4% – что она не нужна. При этом 13% россиян полагают, что сегодня у наших журналистов самоцензура отсутствует; 26% говорят, что она есть, но ее слишком мало. Считают, что самоцензуры столько, сколько нужно, 10% респондентов, а об избытке ее говорят 4% опрошенных. Чаще всего опрошенные респонденты трактуют понятие «самоцензура» как «чувство самоконтроля», «самонадзор» (26%). Другие распространенные интерпретации этого понятия – отбор и фильтрация информации самими журналистами («когда журналисты сами отбирают материалы для своих репортажей»; «сами должны выбирать, что давать в эфир, а что – не давать») – 12%; «моральный этикет» («ограничение по моральным и этическим принципам»; «граница, которая определяет совесть, нравственность человека») – 12%; проверка достоверности информации («все проверить, чтобы было без обмана, достоверная информация») – 4%.

Некоторые опрошенные россияне ставят знак равенства между самоцензурой и персональной ответственностью журналиста («дисциплина, ответственность за результат своей работы"; "каждый человек должен отвечать за свои слова») – 3% или считают, что она состоит в культуре речи («фильтровать свою речь»; «чтобы матом не ругались») – 2%. Кроме того, самоцензура иногда понимается как «та цензура, которая внутри редакции» (1%).

Еще одной характерной чертой правового поведения граждан является их реакция на правонарушения. Так, когда россиян попросили ответить, были ли они свидетелями каких-либо правонарушений, и если да, то сообщили ли об этом правоохранительным органам[19], то заявили, что были свидетелями правонарушений 29% респондентов, при этом сообщили о своих свидетельских наблюдениях правоохранительным органам 16%, не стали этого делать 13% россиян. В целом свыше половины россиян (54%) верят, что если рядовые граждане будут сообщать об известных им правонарушениях, то уровень преступности в стране снизится. Такие надежды питают в первую очередь женщины (59%). Треть же респондентов (32%) думают, что на уровень преступности активное сотрудничество граждан с «органами» вообще не повлияет и ничего в этом отношении не изменится.

Так, например, проведенный анализ показывает, что люди не сообщают в правоохранительные органы о замеченных правонарушениях по ряду причин: 5% респондентов считают, что сообщать «куда надо» бесполезно и бессмысленно, так как полиция не станет принимать никаких мер(«там все куплено»; «там одна шайка-лейка, все друг за друга»). Остальные либо опасались мести со стороны преступников (2%), либо не сочли нужным сообщать о «несерьезных нарушениях»(1%), либо не имели возможности связаться с «органами», так как не знали, куда обращаться (1%). Кроме того, большинство россиян (54%) убеждены, что «осведомительство» не должно быть бескорыстным, граждане должны получать вознаграждение за помощь правоохранительным органам. Впрочем, 29% полагают, что деньги «помощникам» платить не следует. Судя по результатам опроса, у людей, имевших в последние два-три месяца дело с сотрудниками полиции (в целом такой опыт имели 25% опрошенных), остались от этого общения в основном негативные впечатления (18%). Значительно реже (7%) контакты с милицией обогатили респондентов положительными воспоминаниями. Критическое отношение к милиции довольно вообще широко распространено в российском обществе: 48% граждан утверждают, что она плохо справляется со своими обязанностями; 38% – что удовлетворительно, и только 8% – что хорошо. Показательно, что и те, у кого в последнее время не было личного опыта общения с милицией, оценивают ее работу довольно сдержанно (см. таблицу ниже, в % от числа опрошенных):

 

Милиция справляется со своими обязанностями...

Не было опыта общения с милицией

Был опыт общения с милицией

положительный

отрицательный

...хорошо

7

18

5

...удовлетворительно

40

56

25

...плохо

46

21

67

 

 

 К МВД большинство наших сограждан также относятся довольно негативно: 55% опрошенных убеждены, что это министерство работает плохо (21% – хорошо). Действующего главу МВД смогли назвать только 23% россиян. При этом 54% респондентов уверены, что работа российской милиции зависит от деятельности министра в значительной мере (26% считают, что – в незначительной мере, а 7% – что совершенно не зависит)[20]. В целом, негативную оценку действий милиции (см. таблицу ниже, в %) не меняют даже пиар-компании, активно проводимые в стране за последнее время[21].

Сегодня милиция справляется со своими обязанностями...

Июль-2002

Июль-2003

…отлично и хорошо

8

7

...удовлетворительно

38

32

...плохо и очень плохо

48

54

 

 

 Неудивительно, что задержания высокопоставленных сотрудников милиции, которое широко освещалось в СМИ и имело громкий резонанс в обществе (80% россиян знают об этой акции), было одобрено большинством респондентов (67%). Только 3% негативно отнеслись к проведенным арестам «оборотней в погонах». Хотя суда еще не было и обвинения не доказаны, но 63% опрошенных не сомневаются, что задержанные сотрудники милиции совершали те преступления, в которых их обвиняют. Чаще других такую уверенность выражали жители Москвы, Санкт-Петербурга и других мегаполисов (74%), сторонники Г.Зюганова (71%), люди с высшим образованием и мужчины (по 69%). В то же время респонденты довольно скептично оценивают перспективы очищения рядов полиции от «оборотней в погонах»: 58% убеждены, что руководству МВД не удастся избавиться от нарушающих закон полицейских (надеются на успех в этом деле только 12%), а 36% считают недавнее задержание высокопоставленных сотрудников МВД просто разовой акцией (впрочем, 29% склоняются к мнению, что это только начало крупной операции по действительному очищению милицейских рядов).

В современных условиях среди силовых структур Российского государства безусловным лидером, пользующимся наибольшим доверием граждан, остается Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (МЧС). Ему в той или иной степени доверяют 83,2% респондентов. На втором месте, по-прежнему, Вооруженные силы России (Российская армия), им в целом оказывают доверие 65,4% опрошенных. Далее следует Федеральная служба безопасности (ФСБ), ей доверяют 52,5% граждан России. На четвертом месте – Министерство внутренних дел (МВД), рейтинг доверия этой структуре составляет 36,9%. Рейтинг же недоверия строится несколько в ином порядке: больше всего граждане не доверяют МВД (55,2%), Армии (28,5%), ФСБ (24,7%) и меньше всего – МЧС (9,5%). Анализ динамики уровней доверия к силовым структурам позволяет отметить следующее: положение двух силовых структур (ФСБ и МЧС) в массовом сознании граждан России относительно стабильно[22].

Насколько россияне чувствуют себя в современных условиях свободными людьми, было выявлено в ходе опроса, проведенного ВЦИОМ в 2004 году (см. схему ниже). Почти половина опрошенных (48%) чувствуют себя свободными, 40% – не чувствуют себя таковыми и 12% затруднились ответить на вопрос о собственной свободе[23].

Отвечая на вопрос: «Лично Вам важно или неважно чувствовать себя свободным человеком?» были получены следующие результаты (см. схему ниже).

Все опрошенные

 

 

Чувствующие себя свободными людьми

 

 

Не чувствующие себя свободными людьми

 

 

 

 

 

 Анализ вышеприведенных результатов опроса россиян позволяет сделать несколько промежуточных выводов об особенностях правовой культуры россиян и российского общества в целом.

Во-первых, правовая культура России характеризуется динамичностью, постоянными изменениями, которые характеризуют собственно правовую систему и политическую систему; социальную сферу и сферу духовную.

Во-вторых, правовая культура российского общества характеризуется эклектичностью и разнообразием. По всей видимости, эта особенность правовой культуры обусловлена многонациональным поликонфессиональным характером российского общества, а также наличием большого количества правовых субкультур (социальных, профессиональных, возрастных и т.д.).

В-третьих, наиболее приоритетными в правовой культуре россиян являются следующие направления (в порядке убывания): право на охрану здоровья и медицинскую помощь; право на личную неприкосновенность; право на жилище; право на защиту от безработицы; право получать вознаграждение за труд; право на образование; право на защиту чести и доброго имени; право на личную и семейную тайну; право трудиться в безопасных условиях; свобода выбирать профессию, место жительство и возможность распоряжаться собственной частной собственностью и т.д. Как видно, по характеру все они в основном являются социальными и социально-экономическими, но не политическими.

В-четвертых, в современных условиях политическая составляющая правовой культуры для россиян представляется наименее значимой. Среди всех базовых прав и свобод те из них, которые могут быть в первую очередь рассмотрены как политические, занимают у россиян последние места. Так, наименее популярными (менее 5%) у россиян являются: свобода выбирать своих представителей в органы власти; свобода получать и распространять информацию законными способами; свобода собираться на митинги, пикеты и демонстрации; свобода организовывать профсоюзы и общественные организации; свобода вступать в любые политические партии и т.д.

Отношение россиян к политической власти и к государству в XXI столетии

Несмотря на описанную выше пессимистическую тенденцию, рассмотрим подробнее политические особенности правовой культуры России, то есть, проанализируем отношение россиян к политической власти и к государству в современных условиях.

Существенной особенностью российской правовой культуры является явная слабость и поверхностный характер либеральных традиций[24]. Объективным является то, что в условиях жестких тоталитарных и авторитарных политических режимов они и не могли традиционно оформиться. При этом в российском обществе все же сохраняются некоторые славянофильские традиции, например, такие как признание неограниченного характера власти: власть и народ (земля, община) как бы пребывает в разных плоскостях; власть не вмешивается в дела народа, уважает его свободу в общинном быте; народ не вмешивается в дела власти[25]. Место их встречи – Земский Собор, где народ высказывает свои суждения, когда его о том спрашивают. Государственная власть осуществляется свойственными ей методами принуждения. Народ (общины) решает свои дела, руководствуясь принципами соборности, единодушия и добровольности. Поскольку государство держится насилием, участие народа в нем пагубно, поскольку оно покончило бы с соборностью. Единственная форма власти, которая обеспечивает народу сохранение соборности в его жизни – это самодержавие, абсолютная монархия.

Судя по данным опроса, проведенного Фондом общественного мнения в 2003 году, немногие россияне верят в то, что власть бывает идеальной: только 15% респондентов полагают, что «бывает власть, которая людей не обманывает»; 77% же убеждены, что «любая власть обманывает людей, рядовых граждан». При этом 68% утверждают, что сегодня в России власть обманывает людей часто; 15% – что это происходит редко; 7% – что власть россиян вообще не обманывает. Сравнивая ситуацию с временами двух- трехлетней давности, 17% утверждают, что сейчас власти обманывают людей чаще; 26% – что реже; 40% не видят существенных изменений[26].

Сопоставление с советским периодом оказывается гораздо менее выгодным для властей сегодняшних, поскольку: 45% опрошенных считают, что последние обманывают нас чаще; 16% – что реже, и 17% – что ситуация кардинально не изменилась. Особенно часто, по мнению наших сограждан, россиян обманывают местные власти (39%), реже – федеральные (25%) или региональные (7%).

При проведении опроса респондентов попросили привести конкретные примеры таких ситуаций, случаев, когда власть обманывает простых граждан. Откликнулись на эту просьбу 63% участников опроса. Более половины из них (37%) говорили об обмане государством своих граждан в финансовой сфере – тут и задержка выплат, низкий уровень доходов; и денежные потери населения в результате инфляции; и обесценивание сбережений в результате либерализации цен в 1991 году; и дефолт 1998 года; и денежные реформы, деноминация; и создание финансовых пирамид («начиная с МММ – кто разрешил Мавроди выстроить пирамиду? Власть! А с кем он поделился? С властью!»). Власть обманула граждан, считают респонденты, проведя «реформу по оплате жилья», она виновата в «безмерном повышении платы за коммунальные услуги», а также в том, что люди платят государству большие налоги. Кроме того, многие россияне упоминают в этом контексте присвоение местными властями бюджетных средств, отпускаемых регионам федеральным центром (например, «детские пособия из федерального бюджета поступают, но в нашем городе в сбербанке на счетах их нет»). 6% винят представителей власти в том, что они «много обещают, но мало делают»; 4% уличают в обмане бюрократию, чиновников разных уровней («бюрократия – посылают друг к другу, нет справедливости», «да вот умер у меня муж – а пособие на дочь выхаживала 3 месяца»). Кроме того, по 3% респондентов в качестве примеров обмана привели приватизацию («я помню, ваучеры раздавали, обогатили нас – и где это богатство?») и коррупцию («берут взятки за всё»); 2% отмечают, что власть умышленно искажает информацию («в отношении "Курска" – искажена информация, в Чечне – то же»). Для 2% респондентов обманом народа является неработающее законодательство («частая смена законов, которые еще и не работают, т.е. они неэффективны и приняты не для народа», «все законы не работают, их принимают – и не выполняют»).

ЧЕМ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ОБЪЯСНЯЕТСЯ ВЫСОКАЯ ПОДДЕРЖКА

ВЛАДИМИРА ПУТИНА В ОБЩЕСТВЕ? (в %)

 

Все население

Оценка своего материального положения  (своей семьи)

Хорошее

Среднее

Плохое

Его реальными успехами и достижениями

22

25

24

17

Надеждами на то, что ему удастся что-то сделать в перспективе

32

37

31

32

Его личными и деловыми качествами

22

25

22

22

Просто никого другого не видно, кто был бы лучше

21

13

20

26

Затрудняюсь ответить

4

1

3

4

 

 Таким образом, в настоящее время в правовой культуре российского общества наблюдается своеобразная смесь вестернизации и традиционности, но при сохраняется потребность в сильной власти, а ее отражением является институт Президентства: большинство россиян позитивно оценивают деятельность В. Путина на посту главы государства[27], практически независимо от уровня своего материального положения (см. таблицу выше), образования, социального происхождения и половозрастных особенностей.

Сравнивая положение дел в стране в периоды президентства В. Путина и Б. Ельцина, россияне отметили произошедшие существенные позитивные изменения, прежде всего, в международном статусе России (улучшение отметили 61%, ухудшение – 5%), а также в уровне жизни населения (56 и 11%), в возможности зарабатывать (48 и 14%) и ситуации в Чечне (39 и 11%). Менее выраженную, но, тем не менее, позитивную окраску имеют оценки ситуации, сложившейся в сфере прав, свобод и развития демократия (улучшение отметили 23%, ухудшение 15%, сохранение статус-кво 49%), а также в сфере борьбы с коррупцией (30, 20 и 41% соответственно). Однако и в этих, и в некоторых других областях довольно значительное число респондентов не видят принципиальных изменений ни в лучшую, ни в худшую сторону.

Весьма разноречивыми оказались оценки, сделанные россиянами сложившейся ситуации в социальной сфере при Б. Ельцине и при В. Путине (здравоохранение, образование, наука, культура), а также в области порядка и законности, и в отношениях между людьми разных национальностей. Тем не менее, доля пессимистов ненамного, но превосходит долю оптимистов: в социальной сфере ухудшение отметили 31% опрошенных, а улучшение – 27%; в сфере порядка и законности эти доли составили соответственно 27 и 24%; в сфере межнациональных отношений – 24 и 22%. Существенное ухудшение ситуации отмечается в области личной безопасности граждан – негативную динамику положения дел в ней отметили 32%, тогда как позитивную только 16%.

Популярность Президента страны как главы государства продолжает оставаться длительное время практически неизменной и это является особенностью политической и правовой культуры России, поскольку именно от него россияне ожидают больше всего позитивных изменений[28] (см. таблицу ниже, %).

Политики

Март 2004

Апрель 2004

Путин Владимир

58,2

58,1

Шойгу Сергей

27,5

25,0

Жириновский Владимир

11,5

11,9

Лужков Юрий

16,4

11,7

Глазьев Сергей

10,7

8,9

Зюганов Геннадий

8,6

8,7

Грызлов Борис

7,9

8,4

Харитонов Николай

11,0

8,2

Хакамада Ирина

8,1

6,5

Иванов Игорь (Совет Безопасности)

6,4

6,1

Рогозин Дмитрий

5,6

5,8

Иванов Сергей (Минобороны)

8,6

5,6

 

 По мнению 66% респондентов, В. Путин знает[29], какие настроения царят в современном обществе, о чем думает народ. Среди людей с высшим образованием в этом убеждены 72%; четверть опрошенных (26%) полагают, напротив, что президент не осведомлен об общественных настроениях, причем чаще всего такое мнение разделяют сельские жители (32%). В том, что в своих действиях В. Путин в первую очередь руководствуется мнением россиян, уверены 53% опрошенных, 29% считают, что " мнение россиян для В. Путина – не самое главное". Довольно актуален еще один вопрос: «Откуда, из каких источников В. Путин узнает, о чем думают люди?» По мнению участников опроса, основными источниками информации для президента служат (см. таблицу ниже, в % от числа опрошенных):

личные наблюдения в результате непосредственного «общения с массами»

37

СМИ («от журналистов, репортеров», «телевизор смотрит и газеты читает»)

23

доклады подчиненных, министров, губернаторов, депутатов

19

близкое окружение: приближенные люди, «доверенные лица», родные, друзья («у него мать такая, как я, - она ему рассказывает»)

7

специально отвечающие за это люди

6

социологические, аналитические центры

5

спецслужбы

4

 

 

 То есть, россияне в основном полагают, что у Президента есть достаточно эффективные каналыинформации о настроениях граждан и, как правило, не думают, что сведения поступают к нему в искаженном виде («он видит то, что происходит», «не в пустыне живет», «он с нами живет»). Тем не менее, в обществе имеет хождение и противоположное мнение. Во всяком случае, 3% опрошенных, отвечая на вопрос о тех источниках информации, которыми пользуется В. Путин, заявили, что от президента скрывают правду: «его информируют неправильно, искажают действительность», «люди, которые его окружают, вводят его в заблуждение», поэтому «правду он узнать не может».

Все вышеперечисленные особенности правовой культуры, бесспорно, указывают на ее относительно самостоятельную и довольно значимую роль в развитии российского общества, в процессе приспособления граждан к реальной жизни в условиях значительных социально-политических трансформаций. Основой формирующейся в России правовой культуры может стать средний класс граждан, который объективно заинтересован в стабилизации общественного порядка и установлении безопасных условий жизни[30]. В этом смысле правовая культура может активно и эффективно способствовать адаптации, приспособлению к условиям рыночных отношений большинства граждан страны, которые сами должны выступать инициаторами защиты своих прав и отстаивании законных интересов.

Правовая культура способствует реальному обеспечению прав и свобод граждан со стороны государства путем воспитания соответствующей общей и политической культуры граждан, а также правовой культуры должностных лиц, которая бы включала в себя уважение к личности, ее правам и достоинству. К сожалению, серьезным препятствием в развитии этой тенденции является пренебрежительное отношение многих чиновников к гражданам, обращающимся с жалобами на нарушение прав и свобод, унижение их достоинства. Преодоление этой исторической традиции, идущей с давних пор в нашей стране, является важной задачей формирования правовой культуры в России.

Правовая культура способствует формированию общей гражданской культуры, характеризующейся более широким охватом сферы и правовых, и политических отношений, поскольку человек, обладающий культурой гражданственности, должен действовать только в рамках законности[31]. Поэтому роль правовой культуры заключается в воспитании не только законопослушного гражданина, но и активной  личности, знающей и умеющей отстаивать свои права и свободы, закрепленные в Конституции Российской Федерации.

Правовая культура как неотъемлемый элемент политической организации общества, обеспечивает лояльность большинства населения к властным структурам различного уровня[32]. Действительно, в современных условиях правовая культура является важной составляющей социализации человека, его адаптации к реальностям окружающего политического и правового пространства, его стремления адекватно воспринимать действительность для более эффективного удовлетворения собственных и групповых потребностей.

Кроме того, правовая культура во многом определяет общую конфигурацию и основные функции социальных и политических институтов; определяет правовой и политический менталитет как российских граждан, так и государственных служащих, чиновников и политиков.

Сформулируем некоторые выводы.

Во-первых, в настоящее время довольно трудно утверждать о том, что общая для российского общества правовая культура сформировалась, скорее, она в настоящее время находится в процессе становления и поэтому носит переходный и эклектичный характер. По всей видимости, основным вектором ее изменений является переход от верноподданической культуры к гражданской правовой культуре. В будущем в России правовая культура будет не только воспитывать законопослушного гражданина, но и формировать ответственную и грамотную в правовом отношении личность, знающую и умеющую отстаивать свои права и свободы, закрепленные в Конституции.

Во-вторых, в современных условиях  правовая культура в нашей странехарактеризуется правовым нигилизмом и отсутствием у большинства населения устойчивых правовых знаний, что в итоге приводит к массовому девиантному поведению: наркомании, токсикомании, алкоголизму, бродяжничеству, преступности и проституции. Понятно, что такое антиобщественное поведение характерно, в первую очередь, для молодежи, однако и некоторые другие социальные слои группы российского общества все больше склоняются именно к такому типу социально обусловленного поведения.

В-третьих, по отношению к государству, как показывают результаты массовых опросов российского населения, граждане нашей страны по-прежнему испытывают двойственные чувства. С одной стороны, у многих россиян сохраняются надежды именно на госвласть, с другой стороны – многие граждане не склонны доверять власти и даже боятся ее. В полной мере эта двойственность относится к судебной власти, о деятельности которой большинство россиян практически мало что знает, а также к деятельности современных правоохранительных и силовых структур государства.

В-четвертых, роль и значение правовой культуры в российском обществе продолжает неуклонно возрастать. Именно правовая культура формирует менталитет россиян и в определенной мере влияет на их поведение в политической сфере общественной жизни; она способствует формированию среднего класса как социальную основу (а гражданское общество – как политическую основу) демократического общества. Правовая культура во многом определяет эффективность деятельности огромного госаппарата в нашей стране и как результат – формирует отношение к государству у граждан.

 Сергей Мельков

[1] Пессимистические взгляды на состояние современной отечественной культуры особенно распространены среди прокоммунистически настроенных россиян (70%). А респонденты моложе 35 лет (30%) и люди с высшим образованием (27%), напротив, чаще других смотрят на культурные процессы в России с оптимизмом. Фонд "Общественное мнение": Всероссийский опрос городского и сельского населения, 17 августа 2002 года. Опрошено 1500 респондентов. См: www.fom.ru.

[2] www.romir.ru.

[3] Комсомольская правда. 2002, 25 октября.

[4] Савченко И.П. Правовое поведение человека в контексте современного политического процесса: Автореф. дис. …канд. социол. наук. Саратов, 1995. С. 19.

[5] Карпушкин С.И. Формирование гражданской и правовой культуры молодежи: Автореф. дис. …канд. филос. наук. М., 1999. С. 13-14.

[6] Смоленский М.Б. Правовая культура как элемент социокультурного пространства: перспективы становления в современной России: Автореф. дис. …докт. социол. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 12.

[7] Клейменова Е.В., Моралева К.А. Правовая культура и ее стандарты в конституциях Российской Федерации // Правоведение. 2003. № 1. С. 50.

[8] Смоленский М.Б. Правовая культура как элемент социокультурного пространства: перспективы становления в современной России: Автореф. дис. …докт. социол. наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 28.

[9] Землин А.И.Правовая культура современной российской молодежи // Основы государства и права. 1999. № 6. С. 53-55.

[10] Так, с марта 2001 по март 2002 года рейтинг снизился примерно на 5%. При этом, рост уровня недоверия составил около 2%. Исследование было проведено по общероссийской выборке с привлечением 2000 взрослых россиян. См.: www.romir.ru.

[11] Ответили на него 39% опрошенных. Для сравнения: на вопросы о том, в чем состоят функции, обязанности Правительства и Государственной Думы ответили, соответственно, 77% и 69% респондентов. Уже это сопоставление дает основания полагать, что понятие "разделение властей" не слишком хорошо знакомо российским гражданам. Лишь в половине ответов (20%) речь идет о разграничении функций – между ветвями или органами власти, между отдельными ее представителями и т. д. См.: Отчет по результатам опроса, проведенного Фондом общественного мнения 6-7 октября 2001 г.www. fom.ru.

[12] Подобных реплик сравнительно немного, но аналогичное понимание «разделения властей», несомненно, характерно и для подавляющего большинства опрошенных россиян, для которых суть проблемы сводится к тому, что «каждый должен заниматься своим делом». Только данные формулировки употребили более 20 опрошенных, этот мотив звучит во множестве высказываний. См.:www. fom.ru.

[13] Восленский М.Н. Номенклатура. М.: Захаров, 2005. С. 15-49.

[14] См.: Конституция Российской Федерации. М.: Юристъ, 2003. С. 6.

[15] См.: Конституция Российской Федерации. М.: Юристъ, 2003. С. 36.

[16] Шегало А.Б. Социально-политическая природа правовой культуры: философский анализ: Автореф. дис. …канд. филос. наук. М., 2003. С. 14.

[17] ROMIRMonitoring. Всероссийский опрос. 1600 респондентов (в возрасте от 18 лет и старше), май 2004 года. См.: www.romir.ru

[18] Фонд «Общественное мнение». Всероссийский опрос городского и сельского населения, 16 ноября 2002 года. Опрошено 1500 респондентов. См.: www.fom.ru.

[19] Фонд «Общественное мнение». Всероссийский опрос городского и сельского населения, 26 июля 2003 года. Опрошено 1500 респондентов. См.: www.fom.ru.

[20] Фонд «Общественное мнение». Всероссийский опрос городского и сельского населения, 29 июня 2002 года. Опрошено 1500 респондентов. См.: www.fom.ru.

[21] Фонд «Общественное мнение». Всероссийские опросы городского и сельского населения, 29 июня 2002 и 5 июля 2003 года. Опрошено 1500 респондентов. См.: www.fom.ru.

[22] Можно лишь отметить некоторый рост числа респондентов, которые затрудняются определить свое отношение к ФСБ. Этот рост достигается за счет некоторого сокращения числа граждан, склонных относиться к органам безопасности с той или иной степенью недоверия. По итогам мониторингового исследования, проведенного в марте 2002 года РОМИР, посвященного отношению граждан России к основным силовым структурам (общероссийская выборка с привлечением 2000 взрослых россиян). См.: www.romir.ru

[23] Опрос населения в 100 населенных пунктах 44 областей, краев и республик России. Интервью по месту жительства 26-27 июня 2004 года 1500 респондентов. Дополнительный опрос населения Москвы - 600 респондентов, 100 из которых входят и в общероссийскую выборку. Статистическая погрешность не превышает 3,6%. См.: www.vciom.ru.

[24] Мартышин О.В. О некоторых особенностях российской правовой и политической культуры // Государство и право. 2003. № 10. С. 26.

[25] Хрестоматия по сравнительной политологии: Запад – Восток – Россия / Под ред. А.М. Ушкова. М.: ИИП, 2000. С. 338-352.

[26] Фонд «Общественное мнение». Всероссийский опрос городского и сельского населения. 15 марта 2003 года. 1500 респондентов. См: www.fom.ru.

[27] В марте 2004 года ВЦИОМ выяснил у россиян, насколько улучшилась или ухудшилась их жизнь за годы президентства В. Путина. Общероссийский опрос проведен в 100 населенных пунктах 39 областей, краев и республик России. Опрашивалось 1600 чел., интервью по месту жительства. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. См.: www.vciom.ru.

[28] Опрос проведен ВЦИОМ 17-18 апреля 2004 года, опрошен 1601 человек в 100 населенных пунктах в 39 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность составляет 3,4%. См.: www.wciom.ru.

[29] Фонд «Общественное мнение». Всероссийский опрос городского и сельского населения. 8 марта 2003 года. Опрошено 1500 респондентов. См: www.fom.ru.

[30] Бабенко А.Н.Правовая культура личности(философско-социологический аспект): Автореф. дис. …канд. филос. наук. М., 1996. С. 17.

[31] Карпушкин С.И.Формирование гражданской и правовой культуры молодежи: Автореф. дис. …канд. филос. наук. М., 1999. С. 13-14.

[32] Ткаченко И.В. Правовая культура в условиях современного российского общества: региональные аспекты: Автореф. дис. …канд. социол. наук. Саратов, 1998. С. 7.

Комментарии

Аватар пользователя Vlado1989

<p> Интересная статья, спасибо. а почему &quot;несвежие размышления&quot;? ведь все актуально. кстати, а когда статья была написана? </p>
Аватар пользователя Сергей Мельков

<p> Статья была написана очень давно (года три назад). Но потом пролежала догое время в запаснике. Тоже считаю, что содержание ее не устарело. </p>
Аватар пользователя Чекалов

<p> &nbsp; </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>Здравствуйте, Сергей Анатольевич!</strong> </p> <p> Чтоб говорить о правовой культуре, необходимо вспомнить то, как эта &#39;новая культура&#39; начинала внедряться в нашей стране. </p> <p> Лучше не скажешь, чем сказал в своё время господин Путин, говоря об этапах проведения &lsquo;реформ&rsquo; в стране. Привожу цитату: </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>&ldquo;Послание Президента Российской Федерации</strong> </p> <p> <strong>Федеральному Собранию Российской Федерации от 26 мая 2004 года</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>Цитата:&nbsp;&nbsp;&nbsp; </strong> </p> <p> <strong>&nbsp;С начала 90-х годов Россия в своем развитии прошла условно несколько этапов. Первый этап был связан с демонтажем прежней экономической системы. Он сопровождался ломкой привычного уклада жизни, острыми политическими, социальными конфликтами и был тяжело пережит нашим обществом. </strong> </p> <p> &nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </p> <p> <strong>&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; Второй этап был временем расчистки завалов, образовавшихся от разрушения &quot;старого здания&quot;. При этом нам удалось остановить наиболее опасные тенденции в экономике и политической сфере. Не все решения, которые приходилось в те годы принимать, имели долгосрочный характер. А действия федеральных властей являлись скорее ответами на серьезные для нас угрозы. </strong> </p> <p> &nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </p> <p> <strong>&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; Фактически, мы только недавно подошли к третьему этапу в развитии современного российского государства. К возможности развития высокими темпами, к возможности решения масштабных, общенациональных задач. И сейчас мы имеем и достаточный опыт, и необходимые инструменты, чтобы ставить перед собой действительно долгосрочные цели&rdquo;</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>Чего хорошего можно ожидать от реформ, которые начинаются с разрушения. </strong> </p> <p> <strong>Когда происходит разрушение, всегда существует период безвластия и образующую пустоту занимает криминал, который сначала завоёвывает экономику, а потом и политику.</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>О какой правовой культуре может идти речь?</strong> </p> <p> <strong>Это один аспект проблемы.</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> При преобразовании общества упускается из виду следующий факт. Написанный, но не проверенный на практике закон или принятое решение, это все равно, что написанная, но не отлаженная программа. Но каждый программист знает, что иной раз остается от такой программы, когда она будет отлажена. Но между программой и законом есть существенная разница, которая заключается в том, что за каждой ошибкой в законе стоят человеческие судьбы. </p> <p> &nbsp; Все законы в своей совокупности должны быть взаимоувязаны. <strong>При таких больших изменениях, которые были внесены в нашу жизнь, неизбежно отсутствие одних законов, другие не работают, третьи не взаимоувязаны, четвертые содержат ошибки, где действуют старые законы, где новые. </strong> </p> <p> &nbsp; Поэтому совокупность всех написанных и не проверенных законов представляют собой страшную разрушительную силу, страшнее атомной бомбы. Этот факт дополнительно вносит усиление репрессивности со стороны государства, т.е. диктатура усиливается, а со стороны общества усиливается анархия, уважение к закону падает, и жизнь трудящихся ухудшается. </p> <p> &nbsp; За изменениями в законах становится невозможно уследить даже юристам, что говорить о простом человеке. Как-то странно звучит в настоящее время любимая поговорка законников, что незнание законов не освобождает гражданина от ответственности, и неверно звучит выражение, что народ достоин той власти, что выбирает. </p> <p> &nbsp; От нас ничего не зависит, законы пишутся не для нас, а чтоб обеспечить работой огромную армию бюрократов. У власти, в большинстве своём, находятся лица, которых мы не выбирали. Вот они-то и отслеживают сроки исковой давности, лишнюю работу они делать не желают. До нас же эти сроки как-то не доводят, и уследить за ними всеми мы не можем. </p> <p> &nbsp; <strong>Поэтому-то все мы, с точки зрения власти, являемся преступниками, не зря даже депутаты законам дают странные названия, вроде закона о дачной амнистии. Бывшему законопослушному гражданину жить в такой стране неуютно.</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>О какой правовой культуре может идти речь?</strong> </p> <p> &nbsp; </p>
Аватар пользователя Чекалов

<br />
Аватар пользователя Vlado1989

<p> Спасибо! Спасибо большое. Всё-таки не до конца понятно, как Ваша статья, если она была написана в 2010 году, могла быть дословно воспроизведена в диссертации Антона Цветкова&nbsp; 2007 года (см oficery.net) - буду благодарен на комментарий. </p> <p> С уважением, Влад </p>
Аватар пользователя Vlado1989

<p> Спасибо! Спасибо большое. Всё-таки не до конца понятно, как Ваша статья, если она была написана в 2010 году, могла быть дословно воспроизведена в диссертации Антона Цветкова&nbsp; 2007 года (см oficery.net) - буду благодарен на комментарий. </p> <p> С уважением, Влад </p>
Аватар пользователя Vlado1989

<p> Интересная статья, спасибо. а почему &quot;несвежие размышления&quot;? ведь все актуально. кстати, а когда статья была написана? </p>
Аватар пользователя Сергей Мельков

<p> Статья была написана очень давно (года три назад). Но потом пролежала догое время в запаснике. Тоже считаю, что содержание ее не устарело. </p>
Аватар пользователя Чекалов

<p> &nbsp; </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>Здравствуйте, Сергей Анатольевич!</strong> </p> <p> Чтоб говорить о правовой культуре, необходимо вспомнить то, как эта &#39;новая культура&#39; начинала внедряться в нашей стране. </p> <p> Лучше не скажешь, чем сказал в своё время господин Путин, говоря об этапах проведения &lsquo;реформ&rsquo; в стране. Привожу цитату: </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>&ldquo;Послание Президента Российской Федерации</strong> </p> <p> <strong>Федеральному Собранию Российской Федерации от 26 мая 2004 года</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>Цитата:&nbsp;&nbsp;&nbsp; </strong> </p> <p> <strong>&nbsp;С начала 90-х годов Россия в своем развитии прошла условно несколько этапов. Первый этап был связан с демонтажем прежней экономической системы. Он сопровождался ломкой привычного уклада жизни, острыми политическими, социальными конфликтами и был тяжело пережит нашим обществом. </strong> </p> <p> &nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </p> <p> <strong>&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; Второй этап был временем расчистки завалов, образовавшихся от разрушения &quot;старого здания&quot;. При этом нам удалось остановить наиболее опасные тенденции в экономике и политической сфере. Не все решения, которые приходилось в те годы принимать, имели долгосрочный характер. А действия федеральных властей являлись скорее ответами на серьезные для нас угрозы. </strong> </p> <p> &nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; </p> <p> <strong>&nbsp;&nbsp;&nbsp;&nbsp; Фактически, мы только недавно подошли к третьему этапу в развитии современного российского государства. К возможности развития высокими темпами, к возможности решения масштабных, общенациональных задач. И сейчас мы имеем и достаточный опыт, и необходимые инструменты, чтобы ставить перед собой действительно долгосрочные цели&rdquo;</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>Чего хорошего можно ожидать от реформ, которые начинаются с разрушения. </strong> </p> <p> <strong>Когда происходит разрушение, всегда существует период безвластия и образующую пустоту занимает криминал, который сначала завоёвывает экономику, а потом и политику.</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>О какой правовой культуре может идти речь?</strong> </p> <p> <strong>Это один аспект проблемы.</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> При преобразовании общества упускается из виду следующий факт. Написанный, но не проверенный на практике закон или принятое решение, это все равно, что написанная, но не отлаженная программа. Но каждый программист знает, что иной раз остается от такой программы, когда она будет отлажена. Но между программой и законом есть существенная разница, которая заключается в том, что за каждой ошибкой в законе стоят человеческие судьбы. </p> <p> &nbsp; Все законы в своей совокупности должны быть взаимоувязаны. <strong>При таких больших изменениях, которые были внесены в нашу жизнь, неизбежно отсутствие одних законов, другие не работают, третьи не взаимоувязаны, четвертые содержат ошибки, где действуют старые законы, где новые. </strong> </p> <p> &nbsp; Поэтому совокупность всех написанных и не проверенных законов представляют собой страшную разрушительную силу, страшнее атомной бомбы. Этот факт дополнительно вносит усиление репрессивности со стороны государства, т.е. диктатура усиливается, а со стороны общества усиливается анархия, уважение к закону падает, и жизнь трудящихся ухудшается. </p> <p> &nbsp; За изменениями в законах становится невозможно уследить даже юристам, что говорить о простом человеке. Как-то странно звучит в настоящее время любимая поговорка законников, что незнание законов не освобождает гражданина от ответственности, и неверно звучит выражение, что народ достоин той власти, что выбирает. </p> <p> &nbsp; От нас ничего не зависит, законы пишутся не для нас, а чтоб обеспечить работой огромную армию бюрократов. У власти, в большинстве своём, находятся лица, которых мы не выбирали. Вот они-то и отслеживают сроки исковой давности, лишнюю работу они делать не желают. До нас же эти сроки как-то не доводят, и уследить за ними всеми мы не можем. </p> <p> &nbsp; <strong>Поэтому-то все мы, с точки зрения власти, являемся преступниками, не зря даже депутаты законам дают странные названия, вроде закона о дачной амнистии. Бывшему законопослушному гражданину жить в такой стране неуютно.</strong> </p> <p> &nbsp; </p> <p> <strong>О какой правовой культуре может идти речь?</strong> </p> <p> &nbsp; </p>
Аватар пользователя Чекалов

<br />
Аватар пользователя Vlado1989

<p> Спасибо! Спасибо большое. Всё-таки не до конца понятно, как Ваша статья, если она была написана в 2010 году, могла быть дословно воспроизведена в диссертации Антона Цветкова&nbsp; 2007 года (см oficery.net) - буду благодарен на комментарий. </p> <p> С уважением, Влад </p>
Аватар пользователя Vlado1989

<p> Спасибо! Спасибо большое. Всё-таки не до конца понятно, как Ваша статья, если она была написана в 2010 году, могла быть дословно воспроизведена в диссертации Антона Цветкова&nbsp; 2007 года (см oficery.net) - буду благодарен на комментарий. </p> <p> С уважением, Влад </p>

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений