Против фальсификации обстоятельств и причин ввода советских войск в Афганистан: Прошло 35 лет, настала пора говорить правду

Посвящается воинам-интернационалистам, «афганцам» – настоящим героям своей Отчизны, и среди них – председателю Комиссии Государственной Думы, члену Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, Специальному представителю в Парламентской Ассамблее ОБСЕ по противодействию терроризму, директору ФСБ России (1986-1998 гг.), генералу армии НИКОЛАЮ ДМИТРИЕВИЧУ КОВАЛЁВУ.

Однажды в интервью корреспондентка,

Польщённая моим вниманьем к ней,

Черкая карандашиком пометки,

Спросила: «Убивал ли ты людей?»

И, видя, что не тороплюсь с ответом,

Добавила, взглянув в окно на снег:

«Скажи – а что ты чувствовал при этом?

Наверно, жалость – все же – человек...»

А я вдруг вспомнил – серую дорогу,

Фугасы, пулемёты на горе,

Сапера, друга верного Серёгу,

Разорванного в клочья в сентябре...

Улыбчивого, доброго пилота,

Его семью в деревне на Днепре.

И экипаж, сгоревший в вертолете,

Десантников спасая, в декабре.

Отметки непонятные на карте,

И кишлаки, объятые огнём,

И школу, что сожгли душманы в марте,

И школьников, сгоревших в ней живьём...

Ну, а теперь – прости за откровение –

Я отвечаю прямо на вопрос:

Что чувствовал я? Удовлетворенье!

И, может быть, совсем немного – злость.

Не морщитесь – я гуманист, поверьте,

Но я горжусь работою своей:

Я убивал людей! И каждой смертью

Предотвращал я тысячи смертей!

Леонид Молчанов

Сентябрь 1988 г.

Читая представляемый аналитический материал, не следует запинаться, встретив слова – Советский Союз, перестройка, Политбюро; аббревиатуры ЦК КПСС, СССР, другие выражения, которые относятся к канувшему в Лету политическому времени. Период 1917-1991 гг., пришедшийся на Советскую Россию, – это всего лишь одна из исторических вех более чем тысячелетнего развития нашего Отечества. Писалось бы о событиях, сопряжённых с эпохой Российской империи – тогда бы мелькали в предложениях – царь, крепостное право, уезды и т.д. Характеризовалась бы современность – не обошлось без упоминания многопартийности, олигархов, рыночных отношениях и пр.

Ввод, а затем и вывод советских войск из Афганистана пришёлся на годы Советской власти, а, следовательно, из песни слов не выбросишь, поэтому используются слова и понятия, привычные для жизни тех лет.

При подготовке настоящего материала использовались открытые источники: газетные и журнальные статьи; книги; Интернет-ресурсы; публичные мнения отечественных и зарубежных участников описываемых событий. Автор приносит извинения, что не все факты и размышления очевидцев Афганской кампании уместились в представляемый ниже текст.

I.

Вместо предисловия:

Историческая сущность Афганистана как государства

Среднего Востока.

Началом современной государственности Афганистан обязан Великобритании, искусственно «слепившей» его в 1896 г., в виде буферной зоны между Индией и Российской империей. Точно также позднее образовался Пакистан.

Причина этих усилий лежит в политической плоскости: нежелание Лондона, чтобы географические устремления Санкт-Петербурга после освоения Кавказа и Туркестанского края (Средней Азии) распространялись по направлению к Индийскому океану – в зону колониальных интересов Великобритании. Англичане хорошо запомнили не состоявшиеся к их удовольствию планы Павла I, когда в 1801 г. он направил 22,5 тыс. донских казаков на завоевание Индии. Оставили в их памяти ревностный след другие, более успешные попытки Российской империи обосноваться в этом регионе.

Великобритания, как и последующие мировые державы, чаще пытались закрепиться в Афганистане силою оружия. Однако мало кто принимал во внимание ключевой фактор, подобно камертону настраивающий местную жизнь. Им является религиозный догматизм, питающий силы из мировых центров магометанства, в том числе радикальных, расположенных не на территории Афганистана. Но и сами эти центры подвержены ненавязчивому внешнему патронажу, а когда возникает необходимость, то и жёсткому диктату. Тотальное подчинение канонам ислама племён и городского населения делало афганцев духовно сплочёнными, побуждало искусно, внешне смиренно, имитировать покорность интервенциям, оккупации и даже насилию. Оставаться верными собственным этническим, конфессиональным и политическим воззрениям. В плену иллюзий возможности военного покорения Афганистана оказались все, кто предпринимал такого рода попытки.

Историки XIX – начала XX вв. разделились во мнениях о происхождении афганцев (пуштунов). Одни причисляли их к арийцам, другие – к потомкам одного из десяти колен израильских. Последней версии придерживаются афганцы-пуштуны, имеющие смутные представления о собственных этнических корнях. Ровно так же, например, горские таджики охотно поддерживают легенду о ведении своего рода от Александра Македонского. К аналогичному парадоксу относится заявление президента Турции Реджепа Эрдогана, сделанное им 16 ноября 2014 г. во время церемонии закрытия первой конференции мусульманских лидеров из Латинской Америки. Он сообщил аудитории, что «мусульмане посетили Новый Свет в 1178 году, и, якобы, Христофор Колумб в своих дневниках упоминает, что видел мечеть на холме на острове Куба»[1].

Эти характеристики – имитация покорности, согласия, подавление до поры до времени собственной гордости – кредо жизни мусульманского мира, где бы и в каких бы экономических условиях он не существовал, будь то махалля бедняков Пакистана или роскошь особняков Саудовской Аравии. Впрочем, подобные правила поведения, развития и экспансии присущи любой мировой религиозной конфессии, даже самой, как вроде бы видится вначале, миролюбивой. Другое дело Российская империя, где мусульмане и православные, представители других религиозных конфессий мирно проживали бок о бок долгими столетиями. Здесь конфликты если и случались, то, как в прошедшие века, так и в настоящее время, провоцировались они недоброжелателями нашего государства[2].

В 1979 г., в год ввода советских войск в Афганистан, в стране насчитывалось 40 тыс. мечетей, около 300 тыс. мулл, по факту руководившими 13,2 млн. населения на местах. Через эту религиозную инфраструктуру проводилась и поныне проводится извне мировая политика радикального ислама.

После суверенизации Афганистана в 1919 г. и формального высвобождения из-под опеки английской Короны, его лидеры успешно лавировали между посягательствами иностранных государств, которыми эта страна оценивалась площадкой реализации собственных геополитических аппетитов. Каждый пришелец извне, и враждебный и дружелюбный, вносил позитивную лепту в социальную жизнь афганцев: прокладывал шоссейные и железные дороги, строил аэродромы, плотины, гражданские и промышленные объекты, перечислял крупные суммы денег, лечил и обучал население, укреплял местные вооружённые силы, полицейские отряды и др.

Деньги, вложенные в Афганистан, обратно никогда не возвращались по одной простой причине – возвращать их было неоткуда из-за экономической нищеты самой страны, дополняемой тотальной и неистребимой коррупцией среди местных чиновников. Точно по такой же причине Российская Федерация простила Узбекистану в декабре 2014 г. около $1 млрд.

Генерал-лейтенант А.Е. Снесарев (1865-1937) – энциклопедист, военный теоретик и философ, великолепный географ и геополитик в книге «Авганистан» (1921 г.), предназначенной для военных специалистов Восточного отделения Военной Академии РККА, по достоинству неоценённой и в наши дни, так характеризовал эту страну: «Чтобы не говорили англичане, какие бы фразы вы не встречали о том, что это – житница, что интересно было бы поднять эту страну, вы не должны этим обольщаться. Перед вами ясная картина, что в настоящем страна эта бедна, но, увы! – мы имеем историческое подтверждение, что она и раньше была и бедна, и неинтересна; мы можем даже сказать, что эта страна останется такою и в будущем».

В связи с научно-технической революцией в области транспортных перемещений, особенно товарных перевозок воздушными судами, географическое расположение Афганистана, с экономической точки зрения, перестало быть таким актуальным, каковым оно являлось ещё в первой половине XX в.

С точки же зрения милитаристической, как удобный плацдарм для развёртывания военных операций в глобальном прицеле, территория Афганистана по-прежнему остаётся в сфере интересов ведущих мировых держав. Именно в этом заключается историческая сущность Афганистана времени прошлого и текущего. Точно также как Афганистан был «слеплен» англичанами, точно также при определённых условиях, в любой момент он может прекратить своё «суверенное» существование в современных границах.

Военную, экономическую, научную, прочие виды безвозмездной и отчасти компенсируемой помощи Россия на регулярной основе начала оказывать Кабулу с 1921 г.

Коммунистическая партия обосновалась в Афганистане в 1965 г.

II.

Основные причины, послужившие введению Ограниченного контингента советских войск на территорию Афганистана.

Ретроспективный анализ этого вопроса позволяет выделить из многих детерминант группу ведущих факторов, которые обусловили принятие решения партийного руководства – ЦК КПСС – о присутствии в Афганистане Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ). Назовём их.

Причина № 1, главная. Опасения ЦК КПСС о захвате американцами Афганистана и размещении там баллистического ракетно-ядерного оружия средней дальности.

В феврале 1979 г. аятолла Хомейни возглавил Исламскую революцию и узурпировал власть, поголовно изгнав американцев из Ирана. Так США утратили на Среднем Востоке базу для подрывной и шпионской деятельности против СССР, ослабили стратегические позиции в нефтеносном Персидском заливе. В этой связи в ЦК КПСС формулируется оборонительная гипотеза, что Вашингтон в целях восстановления фрагментарно потерянного контроля оккупирует Афганистан. И если подобное случится, то Америка, несомненно, разместит в нём новые сверхзвуковые комплексы MGM-31C Pershing II («Першинг-2») – дальность 1 800 км, и/или крылатые ракеты наземного мобильного базирования BGM-109G Tomahawk («Томагавк») – дальность 2 500 км. Дозвуковые, но более точные. США в захвате Афганистана помогли бы государства-члены НАТО, та же Великобритания, традиционно обладавшая на Среднем Востоке сильными агентурными позициями.

Данная версия 8 декабря 1979 г. была выдвинута Ю.В. Андроповым – Председателем КГБ СССР[3] и Д.Ф. Устиновым – Министром обороны СССР в кабинете Генерального Секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева. Там, в узком кругу из наиболее авторитетных членов Политбюро ЦК КПСС – Ю.В. Андропова, А.А. Громыко, М.А. Суслова, Д.Ф. Устинова состоялось предварительное перед Пленумом ЦК КПСС рабочее совещание. На нём в течение нескольких часов взвешивались доводы «за» и «против» ввода советских войск в Демократическую Республику Афганистан (ДРА). Председатель КГБ и Министр обороны довели до присутствующих сведения по линиям вверенных им внешних разведок, что ЦРУ прикладывает усилия к созданию «новой Великой Османской империи» с включением в эту моделируемую гиперформацию кавказских и азиатских Союзных Республик.

[1] См., напр.: Эрдоган заявил, что Америку открыл не Колумб, а мусульмане //NEWSru.com: В мире. Воскресенье, 16 ноября 2014 г. 00:06.

[2] См., напр.: Мультатути П.В. Император Николай II и мусульмане /П.В. Мультатути: Рос. ин-т стратег. исслед. – М., 2013.

[3] В начале декабря 1979 г. Ю.В. Андропов направил Генеральному Секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу служебное письмо с описанием ситуации в Афганистане в крайне тревожном тоне, опираясь на информацию Первого Главка ведомства (внешней разведки), называл меры по обеспечению интересов Союза ССР в этом регионе. Похожие сведения в ЦК КПСС поступали по линии внешней военной разведки (ГРУ).

Справочно

Резидентуру ЦРУ в том регионе возглавлял тогда кадровый разведчик Пол Хенце (Хенци). Его штаб-квартира располагалась в Анкаре (Турция). В 1952 г., в Мюнхене, в самом начале карьеры, Хенци курировал одну из террористических структур, входившую в разветвлённую сеть ГЛАДИО – постнацистскую организацию. Создана она была в конце 1940-х гг. американской и британской разведками для борьбы с СССР и его союзниками. Формировалась из бывших офицеров Абвера и пр. Структура, патронируемая Хенци, являлась детищем ЦРУ и НАТО и комплектовалась мусульманскими легионерами, выходцами из среднеазиатских и кавказских ССР. Они базировались при Исламском центре Мюнхенской мечети. После ввода советских войск в Афганистан (1979 г.) и успешно проведённого переворота в Турции генералом Кенана Эврена (1980 г.) Хенци получает повышение: переводится в Вашингтон в статусе помощника (при отделе Турции в ЦРУ) Збигнева Бжезинского – советника по вопросам национальной безопасности президента США Джимми Картера. Позднее возглавил конспиративную межведомственную «Группу по национальностям», настроенную на разложение мусульманского населения в СССР. После развала Союза ССР след Хенци обнаруживается в Чечне как главы Международной группы наблюдателей (1992 г.). Уже находясь в отставке, он – член Чеченского комитета, организованного З. Бжезинским (1999 г.). В настоящее время имеются признаки участия Пола Хенци в создании и экстремистской деятельности «Правового сектора» на Украине.

В условиях отсутствия на юге СССР плотной системы ПВО размещение в Афганистане американских ракет типа «Першинг» ставило под угрозу жизненно важные объекты, располагавшиеся в Азиатской части СССР. В их числе космодром Байконур.

У совещавшихся были свежи воспоминания о Карибском кризисе 1961-1962 гг. Тогда, в 1961 г., США приступили к монтировке на территории Турции 15-ти ракет средней дальности PGM-19 Jupiter («Юпитер»). Радиус действия – 2 400 км и подлётным временем 10 мин. Новейшие ракеты Пентагона с ядерной начинкой представляли прямую угрозу Европейской части СССР. В ответ Советский Союз развернул скрытную операцию «Анадырь» по переброске и установке на Кубе 24-х ракет средней дальности Р-12 (радиус действия – 2000 км) и 16 ракет Р-14 с дальностью в два раза большей (радиус действия – 4 500-5 500 км). По правилам большой политики ослабление позиций сверхдержавы в одном регионе мира необходимо компенсировать усилением её в другой части Земного шара (см.: рис. 1; рис. 2).

Рис. 1. Радиус покрытия ракет территории СССР, размещённых в Турции.

Рис. 2. Радиусы покрытия ракет территории США, размещённых на Кубе.

К счастью, взаимно уничтожающей бойни между США и СССР тогда избежать удалось. Но так как геополитические противники социалистической мировой системы с высокой вероятностью могли повторить события 17-летней давности, теперь уже не в Турции, а в Афганистане, Москве требовалось предпринять меры упреждающего характера.

12 декабря на общем заседании Политбюро ЦК КПСС Ю.В. Андропов выступил с предварительно согласованным предложением ввода советских войск в ДРА. Голосование прошло единогласно. 23 июня 1980 г. Пленум ЦК КПСС не менее единодушно это решение поддержал: «Пленум ЦК КПСС полностью одобряет принятые меры по оказанию всесторонней помощи Афганистану в деле отражения вооружённых нападений и вмешательства извне, цель которых – задушить афганскую революцию и создать проимпериалистический плацдарм военной агрессии на южных рубежах СССР...»

Справочно

Вскоре после ввода советских войск в Афганистан фронтовиком доктором исторических наук В.И. Дашичевым – заведующим внешнеполитическим сектором отдела политических и идеологических проблем Института экономики мировой социалистической системы АН СССР, была подготовлена, одобрена директором ИЭМСС академиком О.Т. Богомоловым и в январе 1980 г. направлена в ЦК КПСС научная (аналитическая) записка «Тезисы соображений о внешнеполитических итогах ввода войск». В ней присутствие ОКСВ в Афганистане подвергалось критике, в пример приводилась вьетнамская кампания, проигранная США, рекомендовалось войска из ДРА вывести. Завершался документ фразой: «На Советский Союз легло бремя экономической помощи Афганистану».

В июне того же года Нобелевский лауреат премии мира академик А.Д. Сахаров написал открытое письмо главе СССР Л.И. Брежневу и Генеральному Секретарю ООН, немедленно тиражированное поджидавшими того передовицами в западных СМИ, новостных теле- и радиопередачах. В нём советский академик-физик осудил ввод советских войск в Афганистан, информировал из почерпнутой откуда-то статистики, что более миллиона афганцев стали беженцами. Сообщил о «бомбёжках деревень, оказывающих помощь партизанам, о минировании горных дорог, что создаёт угрозу голода для целых районов…» Сформулировал вывод: «афганские события кардинально изменили политическое положение в мире... поставили под угрозу разрядку, создали прямую угрозу миру не только в этом районе, но и везде» и т.д. Однако причины ввода советских войск в Афганистан Андрей Дмитриевич анализировать не стал, уклонился, и ограничился фразой: «Быть может, доля истины есть в каждом из этих предположений…» Послание завершил рекомендацией вывода советских войск, их замещением в Афганистане войсками ООН, предоставлением международной экономической помощи Кабулу, другими советами. В заключении обратился с призывом совсем другого свойства – освободить «узников совести, осуждённых и арестованных за убеждения и ненасильственные действия».

Как известно, за это несанкционированное послание, далёкое от создания оборонного оружия, благодаря разработке которого А.Д. Сахаров стал академиком, трижды Героем Социалистического Труда, лауреатом Сталинской и Ленинской премий, прекрасно обеспеченным, по советским меркам, учёным, он поплатился так называемой ссылкой в г. Горький в стены отдельной комфортабельной четырёхкомнатной квартиры. Есть опубликованные исследования, в них утверждается, что с пути занятия фундаментальной наукой на непривычную политическую тропу этого крупного советского учёного спровоцировала Елена Боннэр. С нею он вступил в брачные отношения после ухода из жизни первой супруги, после чего, как наблюдали его родные дети, папу будто подменили.

Причина 2. Ослабление собственных стратегических позиций Советского Союза на Ближнем и Среднем Востоке в конце 1970-х гг. В пику распространению мировым социалистическим блоком коммунистической идеологии в азиатском и особенно арабском пространстве 26 марта 1979 г. премьер-министр Израиля М. Бегин и президент Египта А. Садат подписали в Вашингтоне Египетско-Израильский мирный договор. До этого, в 1977 г., проиграла в Индии выборы горячая сторонница СССР Индира Ганди (в 1980 г. вернула премьерский пост). В 1963 г. в Ираке свершается антикоммунистический переворот, в 1979 г. ещё один, который заставил приверженцев идеологии Маркса-Энгельса-Ленина уйти в подполье. А когда в Иране победила Исламская революция 1979 г. советское руководство не на шутку встревожилось высокой вероятностью откола Афганистана от марксистско-ленинской платформы, его перехода на буржуазный путь развития. Имели место другие тревоги в районе Персидского залива.

Причина № 3. Иран и Пакистан проводили согласованные диверсии и провокации на территории Афганистана преимущественно в районе Герата. В случае успешного развития наступательных операций и захвата Кабула они получали доступ к эксплуатации афганских урановых месторождений. Следующим шагом стала бы разработка и создание ядерного оружия религиозно радикальным Ираном. Помимо этого весь северный Афганистан мог быть присоединён к Пакистану, где давно уже хозяйничали англосаксы, и с 1972 г. оказывали содействие Исламабаду в реализации ядерной программы (Пакистан вошёл в «ядерный клуб» в 1998 г.).

Причина № 4. Многократные обращения афганских лидеров к партийному руководству СССР с просьбами ввести войска, оказать боевую поддержку афганской революции. До наступления декабря 1979 г. реакции на них не следовало. Но властвующим политическим фракциям Хальк и Парчам так и не удалось привлечь на свою сторону верующее мусульманское население в широких массах. Им симпатизировали менее половины процента афганцев. В апреле 1979 г. одновременно во всех провинциях началось восстание против коммунистического режима, инспирированное оппозицией по науськиванию реакционных исламских мировых центров и теми, кто за ними стоял. В мае 1979 г. Хафизулла Амин принялся безрассудно жестоко подавлять восстание. Тюрьмы переполнялись, а контрреволюция расширялась, перерастая в гражданскую войну, что вело к очевидному краху идеи об утверждении социализма с афганским лицом. В случае падения Кабула к власти прорывались исламские фундаменталисты, курируемые оппонентами СССР. Без всякого сомнения, они бы постарались резонировать беспорядки среди мусульманского населения советских среднеазиатских республик, Кавказа, географически и по вере близкого афганцам. Вероятность получения у государственных границ СССР помимо Тегерана ещё одной недружественной столицы – Кабула, – охваченного исламским радикализмом и ориентированного на Запад, всерьёз обеспокоила Политбюро ЦК КПСС.

Причина № 5. В подтверждение сказанному выше, по данным Пограничных войск КГБ СССР, заставы по линии границы с Афганистаном, а затем и с более обширным охватом, подвергались регулярным, с нарастанием в 1978-1979 гг., нападениям бандформирований и международных террористов. Они пытались осуществить переход через границу СССР в среднеазиатские и кавказские ССР. Целями этих акций являлись: вооружённые провокации против нарядов пограничников и самих пограничных застав; запугивание советских военнослужащих, милиции и местных жителей; распространение агитации среди местного мусульманского населения с призывами выступить против действующего режима власти; ликвидация партийных и советских работников; похищение людей; грабежи и разбои среди гражданского населения; угон скота и пр. Советские органы безопасности установили, что эти нападения дополнительно к обычным криминальным с середины 1978 г. начали курироваться правительством США. Сначала в целях зондажа – нащупать слабые места для организации конфликтов в советско-афганских и советско-иранских приграничных зонах, чтобы рассорить мирно соседствующие друг с другом народы. А спустя год, после победы Исламской революции в Иране, с желанием втянуть афганцев и мусульманское население среднеазиатских Советских Республик в «исламский пояс», вовлечь магометан соседствующих стран в мировой джихад против «неверных».

Причина № 6. Получение агентурной информации по каналам Первого Главка КГБ СССР, что Хафизулла Амин является негласным сотрудником американской разведки. Его вербовка состоялась вроде бы во время пребывания Х. Амина в США в 1960-х гг. Членам Политбюро вспомнились политические и экономические последствия резкого отхода от просоветского курса на примерах Египта, Чили, Сомали. С ноября 1979 г. стала поступать оперативная информация о начале сближения Амина с Пакистаном и Ираном, а ещё раньше, с весны того же года – фиксировались контакты американских спецслужб с лидерами вооружённой оппозиции, а через них – с Х. Амином. Он же, по данным советской разведки, имел регулярные конфиденциальные контакты со связанным с ЦРУ поверенным в делах США в Кабуле. Распорядился свернуть агентурную и иную работу против посольства США. Дал «зелёный свет» деятельности американского культурного центра. Параллельно этому наладил опосредованное общение с оппозицией, методически уничтожал сотни членов НДПА, любых других лиц, заподозренных в нелояльности к устанавливаемой им личной диктатуре. Оставалась непонятной роль Амина в гибели 14 февраля 1979 г. Адольфа Дабса – посла США в Афганистане (1978-1979)[1]. После его захвата как заложника афганскими маоистами из неизвестной прежде террористической группировки «Национальный гнёт» не только американское, но и советское посольство срочно обращалось в правительство ДРА не предпринимать активных действий по освобождению Дабса. Но вопреки этим пожеланиям, без согласования своих действий с партийным и административным главою Афганистана Нур Мухаммедом Тараки, член ЦК НДПА Х. Амин, подмявший под себя силовой блок, лично возглавил операцию афганской службы безопасности (ХАД) по вызволению американского посла, находящегося под охраной террористов в номере столичной гостиницы «Кабул». В завязавшейся перестрелке Дабса смертельно ранили, а всех его похитителей убили. После этого громкого события администрация США официально свернула помощь, оказываемую стране, отозвала почти всех сограждан-специалистов, то есть кардинально изменила политический курс в отношении ДРА. Но особенно сильное раздражение и опасение советского партийного руководства ещё до ввода войск в Афганистан вызвало заявление Амина, что в случае отказа Москвы от оказания военной помощи, он обратится за содействием к США, будто бы не понимая, – Америка и НАТО и без того маячат за наступающей на Кабул оппозицией. В конечном счёте, режим Х. Амина был определён ЦК КПСС террористическим. Его двурушная политика – дружба с американцами при одновременном взывании к ЦК КПСС о военной помощи, несомненно, провоцировали Л.И. Брежнева и его ближайших соратников на вооружённую реакцию. От возмездия Амина не спасло и то, что, узнав 25 декабря 1979 г. о начале переправы 40-й армии через р. Амударью на территорию Афганистана, он выразил благодарность советскому руководству и отдал распоряжение Генеральному штабу ВС ДРА об оказании содействия вводимым войскам.

Как и полагается для подстраховки на случаи возникновения подобных ситуаций на замену имелся заблаговременно подготовленный КГБ СССР Бабрак Кармаль. Его отобрали из числа других кандидатов (отыскали в ЧССР) и последовательно натаскивали на роль афганского лидера.

Причина 7. Коварное убийство Х. Амином своего политического конкурента М. Тараки, твёрдого, как считал Л.И. Брежнев, сторонника курса социалистического строительства. От него первого начали исходить просьбы в ЦК КПСС о военной помощи Афганистану. Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко вспоминал: «…Л.И. Брежнев особенно тяжело переживал его гибель». Правда, и Амин успел раз семь обратиться в Москву с теми же призывами уже после устранения «товарища» по партии.

Причина № 8. Имелись проблемы со стороны Китая; с ним у СССР в ту пору сложились натянутые дипломатические отношения. По оценкам советских международных экспертов, КНР могла негативно для Советского Союза повлиять на ситуацию в Афганистане. Предпосылки к тому складывались, так как Пекин активно продавал оружие, боеприпасы и амуницию сторонникам шиитов, направлял в их лагеря военной подготовки армейских инструкторов и советников. Фиксировалось энергичное сближение США с КНР на антисоветской почве.

Причина № 9. Нарастание напряжённости политической обстановки в Западной Европе. На сессии НАТО 12 декабря 1979 г., в день заседании Политбюро ЦК КПСС по афганскому вопросу, было принято решение о размещении на территории Западной Европы (Бельгия, Великобритания, Голландия, Италия, ФРГ) 108-и пусковых установок новейших американских ракет средней дальности «Першинг-2» и 112-ти пусковых установок наземного базирования «Томагавк». Как уже отмечалось, они были способны доставить ядерные заряды по всей Европейской части СССР. Советский Союз после демонтажа схожих баллистических ракет Р-12 и Р-14 на Кубе и погашения Карибского кризиса аналоговым вооружением вблизи американских границ не располагал. Дополнительная ракетно-ядерная угроза с Востока, из Афганистана, когда территорию Союза ССР могли взять в клещи сверхзвуковыми ракетами средней дальности с коротким временем подлёта, руководство советского государства не устраивала, вызывала объяснимое раздражение и побуждала к принятию ответных, если не адекватных, то ассиметричных мер.

Причина № 10. Наличие между ДРА и СССР международного двустороннего отношения, допускающего оказание обоюдной военной поддержки в случае наступления такой необходимости. Об этом документе подробнее будет сказано несколько позднее.

III.

Правовые основания, имевшиеся для ввода ОКСВ

в Афганистан.

Начиная с 1921 г. между РСФСР/СССР и Афганистаном заключались Договоры и Соглашения о взаимном сотрудничестве в разных сферах социальной жизни, они носили благожелательную для обоих государств редакцию.

За год до ввода советских войск в ДРА между Союзом Советских Социалистических Республик и Демократической Республикой Афганистан состоялся давно подготавливаемый Договор «О дружбе, добрососедстве и сотрудничестве». Подписан обеими высокими сторонами 5 декабря 1978 г. Верховным Советом СССР этот документ был ратифицирован 20 апреля 1979 г. Вступил в силу в соответствии со ст. 15 Договора после обмена ратификационными грамотами в Кабуле 27 мая 1979 г.

Договор рассчитывался сроком на 20 лет, до 1999 г., при этом ст. 13 оговаривалась его пролонгация на пять лет, до 2004 г. Ст. 4 Договора предусматривала допустимость предпринимать «с согласия обеих сторон соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих стран». Это положение стало определяющим обоснованием для Политбюро ЦК КПСС о правомерности введения ОКСВ в Афганистан. Советские войска, повторимся, и будем делать это постоянно, приглашались на действительно дружественную территорию по просьбе правящего политического режима ДРА. Последующие боевые действия ОКСВ вёл совместно с афганскими правительственными войсками с тем вооружённым противником, на коего власти Кабула указывали.

Справочно

После подписания Женевских Соглашений Пакистаном, Афганистаном, СССР и США при посредничестве ООН 14 апреля 1988 г. о сроках вывода советских войск из Афганистана Советский Союз исполнил свои обязательства. В тот же день 14 апреля 1988 г. Правительство СССР подписало в Москве Протокол к Долгосрочному соглашению между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о содействии экономическому, промышленному и техническому сотрудничеству от 29 июня 1974 г. Одновременно с этими шагами доброй воли Москвы продолжал действовать Договор 1978 г.: Кабул до конца 1991 г. получал военную и иную помощь от СССР. Перед подписанием Женевских Соглашений Э.А.Шеварднадзе – Министр иностранных дел СССР и В.А. Крючков – Председатель КГБ СССР, внесли предложение заключить с Афганистаном новый Договор взамен имевшегося от 05.12.1978. Генеральный Секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв эту инициативу не поддержал. 25 декабря 1991 г.[2] Союз ССР прекратил существование как один из субъектов международного права, заключавших Договор 1978 г. Российская Федерация – правопреемник СССР – в части настоящего документа отказалась выполнять по нему обязательства. Так Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и ДРА перестал работать без заявлений о денонсации, за восемь лет до минимального срока окончания его действия. Но пока Советский Союз в полной мере выполнял взятые на себя обязательства по женевским соглашениям, дисциплинированно выводил ОКСВ из Афганистана, США, другие страны Запада, отдельные государства Персидского залива, воспользовавшись этим обстоятельством, вели себя ровно наоборот: наращивали агрессию против освобождённого от «красных» Афганистана, открыто поддерживали моджахедов...

К указанному Договору с декабря 1979 г. прикладывалась закрытая справка: «Перечень просьб афганского руководства по поводу ввода в ДРА различных контингентов советских войск в 1979 г.», подготовленная персонально для Л.И. Брежнева, как руководителя Коммунистической партии СССР. В ней перечислялись по датам секретные донесения в Москву из Кабула, типа: «14 апреля – направить в ДРА 15-20 советских боевых вертолётов с экипажами; 1 августа – направить в Кабул спецбригаду; 12 декабря, 17 декабря – разместить на севере Афганистана советские гарнизоны, взять под охрану дороги ДРА». Кто называет 10 таких обращений, кто все 20.

5 апреля 1980 г. уже в ходе Афганской кампании Москвой и Кабулом ратифицируется Договор об условиях пребывания советских войск на территории Афганистана, подписанный Правительством СССР и Правительством ДРА, как дополнение к Договору от 1978 г.

Таким образом, помимо ЦК КПСС – высшей политической ветви Советской власти, и Верховного Совета СССР – высшей представительной (законодательной) ветви Советской власти, к урегулированию разносторонних отношений, в том числе военных, между Москвою и Кабулом подключилось Правительство СССР – высшая исполнительная ветвь Советской власти.

Здесь надо понимать особенность советской системы государственного управления, закреплённую Конституцией СССР 1977 г. Особенность эта заключалась в присутствии четырёхзвенной структуры высшей государственной власти в СССР: представительной (законодательной) – Верховный Совет СССР, его Пленумы и Съезды; исполнительной – Правительство СССР; судебной – Верховный Суд СССР; политической однопартийной – Политбюро ЦК КПСС, Пленумы ЦК КПСС, Съезды КПСС.

В этой конструкции, отнюдь не восхваляя однопартийное устройство общества, главенствующую властную нишу занимала Коммунистическая партия Советского Союза, что закреплялось в ст. 6 Основного Закона СССР. Решения КПСС, утверждённые на её Пленумах и Съездах, являлись обязательными для их реализации всеми другими ветвями высшей государственной власти. КПСС в рассматриваемый период российской государственности конституционно относилась к верхушке административной пирамиды. Наделялась конституционными полномочиями принимать во внимание и решать как самостоятельно, так и совместно с другими высшими государственными органами страны любые вопросы, отражённые в статьях Основного Закона СССР. А проще – обладала абсолютной властью. Так уж было устроено советское общество и государство в ту пору. По отдельным направлениям внутренней и внешней политики издавались совместные постановления, в рамках исследуемой темы к такому типу документов относилось, например, Постановление ЦК КПСС, Совмина СССР от 17.01.1983 № 59-27 «О льготах военнослужащим, рабочим и служащим, находящимся в составе ограниченного контингента советских войск на территории Демократической Республики Афганистан, и их семьям».

Именно поэтому, на первый взгляд, вначале предварительное кулуарное обсуждение темы ввода советских войск в Афганистан в высшем партийном органе страны – Политбюро ЦК КПСС, а следом – на Пленуме ЦК КПСС, в действительности являлось для того времени само собой разумеющимся, не вызывающим удивления и протеста со стороны других высших ветвей власти, самого советского общества. Рассмотрим эту властную партийную и советскую аксиому подробнее.

В редакции ст. 73 Основного Закона СССР на момент принятия анализируемого решения Политбюро ЦК КПСС было записано: «Ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и управления подлежат:

8) вопросы мира и войны, защита суверенитета, охрана государственных границ и территории СССР, организация обороны, руководство Вооруженными Силами СССР;

9) обеспечение государственной безопасности;»

Формально «вопросы войны» в исследуемом случае отсутствовали: никто никому войны не объявлял и соответствующих нот не вручал. Следовательно, ввод ОКСВ в ДРА обсуждения в Верховном Совете СССР или в Президиуме Верховного Совета СССР не требовал. В противном случае ввод других советских воинских подразделений на территории стран Латинской Америки, Африки, Азии, Восточной Европы с согласия этих суверенных государств имел бы совершенно другой правовой порядок. Но объяви кто-либо Советскому Союзу официально войну, вручи по дипломатическим каналам соответствующие ноты, тогда бы в ответ оказались задействованы совсем другие правовые (конституционные) механизмы. По этой причине в излагаемом материале слово «война» в контексте афганских событий не употребляется намеренно. Место имела Афганская военная кампания, вооружённый конфликт, а кому угодно, гражданская война между афганскими правительственными войсками и вооружённой оппозицией, бунтарями. В этом противостоянии полноценную военную поддержку Москва оказывала официально существующим, признанным в дипломатическом мире и в ООН властям Кабула, но не мятежникам или, как их более лестно величали советские диссиденты и западные СМИ, – партизанам. Было бы иначе – не существовало бы тогда посольств ДРА в зарубежных государствах, не входил бы Афганистан в государства-члены ООН.

По другому реализовывалось положение пункта 8) статьи 73 Основного Закона СССР – «вопросы мира». Верховный Совет СССР и Правительство СССР регламентировали их в Афганистане Договором 1978 г., предшествующими и последующими обоюдно принятыми двусторонними международными документами. «Вопросы мира» касались торговых отношений, культуры, образования, спорта и т.п.

Иными словами, коли существовали тогда международные договорённости о взаимной помощи и сотрудничестве, заключённые между двумя суверенными, признанными мировым дипломатическим сообществом государствами, то и нечего пенять на неправомерность ввода советских войск, их вооружённое участие во внутренних афганских проблемах. Причём, повторимся, по упорным просьбам приглашающей стороны – ДРА. И тем более спустя 10 лет в условиях совершенно иной политической обстановки, сложившейся в СССР. Изменить конституционный регламент принятия высшими органами власти подобных решений, если ранее установленный механизм их реализации не отвечает новым реалиям жизни, да, справедливо. И это было сделано на II Съезде народных депутатов СССР в декабре 1989 г. Но превращать в политический жупел ретроспективные государственные решения, когда система существовавшего конституционного права искренне признавалась абсолютным большинством советского общества совершенной, передовой, – такой подход трудно признать объективным.

Помимо сказанного, советское партийное руководство уповало на ст. 51 Устава ООН, она гласила: «Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдёт вооруженное нападение на члена Организации, до тех пор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Меры, принятые членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, должны быть немедленно сообщены Совету Безопасности и никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности Совета Безопасности, в соответствии с настоящим Уставом, в отношении предпринятия в любое время таких действий, какие он сочтет необходимым для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

Рис. 3. Карта ввода советских войск на территорию Афганистана.

Информация из Кабула и Москвы, как государств-членов ООН, о свершившемся вводе ОКСВ в Афганистан до мирового сообщества публично доводились в виде заявлений, коммюнике и пр. В сообщениях указывалось, что правящий режим ДРА подвергается вооружённой агрессии, что это обстоятельство обусловило приглашение советских войск. Совет Безопасности ООН об этом был прекрасно осведомлён. Но конкретных посланий ни от СССР, ни от ДРА с предложениями или просьбами о введении международных миротворческих сил ООН в Афганистан не получал по простой причине – в международной вооружённой помощи Кабул не нуждался. Руководство этой страны вполне устраивало военное сотрудничество между двумя суверенными государствами в существовавшем ратифицированном договорном формате. Тем не менее, в январе 1980 г., в странном совпадении по времени с ранее упоминавшейся научной запиской из ИЭМСС АН СССР и посланием академика А.Д. Сахарова, США инициировали перед Советом Безопасности ООН провокационный проект резолюции с негативной оценкой ввода советских войск в Афганистан. Несмотря на то, что от самого Афганистана никаких протестов на предмет присутствия ОКСВ на его территории в ООН не поступало. На эту резолюцию СССР и ещё несколько стран из мирового социалистического лагеря наложили вето, что американцев не остановило. В том же месяце США продавили претензии к Москве и дружественному ей Кабулу на Чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН. На ней проект резолюции, не принятый на Совете Безопасности, был поддержан 104 (в других источниках – 108) голосами против 14-ти. В силу каких причин представитель ДРА не выступил на этой Генеральной Ассамблее с протестом на предмет вмешательства США и ООН во внутренние дела суверенного государства – остаётся загадкой.

Политический имидж СССР после столь проигрышного пасьянса заметно упал в глазах мирового сообщества, потому что почва для негодующей международной реакции умело, скоординировано и быстро взрыхлили глобальные противники Союза ССР. Вскоре даже близкие Москве партнёры – Югославия, Индия, некоторые зарубежные коммунистические партии, выступили с осуждением «военной агрессии» СССР в ДРА. Здесь по непонятным причинам советская дипломатия вместе с политической и военной внешними разведками упреждающе не сработали, не подготовили необходимую внешнеполитическую подкладку для другого сюжетного развития советско-афганских взаимоотношений. Не сумели эффективно противостоять ловкой и усердной геополитической игре США и его сателлитов из числа государств-членов НАТО, других международных коалиций, отдельных стран.

В последующие восемь лет – 1981-1989 гг. – против присутствия ОКСВ в Афганистане в нарастающей динамике выступило большинство государств мира. Москва по-прежнему следовала в этом вопросе пассивной дипломатической и иных линий, могла заручиться поддержкой лишь 14-ти наиболее верных курсу Кремля государств. Думается, объяснялась такая непростительная вялость внутренними политическими дрязгами, борьбою за личную власть между интеллектуально и физически одряхлевшими лидерами Коммунистической Партии СССР. В происходящих кабинетных сражениях им было не до внешней политики, каких-то там ОКСВ и Афганистана. А в 1985 г. во главе государства встал новый партийный лидер – Генеральный Секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв и колесо судьбы для Советской России, Афганистана, да всего мира, повернулось в другую сторону. Уже в следующем, 1986 г., на XXVII Съезде КПСС Михаил Сергеевич объявил о новом политическом курсе советского общества – ускорении и перестройке, выводе советских войск из ДРА. И спустя всего два года, в апреле 1988-го Союз ССР подписал указанные раньше Женевские Соглашения, после чего приступил к выводу ОКСВ из Афганистана со всеми вытекающими из этого поспешно и необдуманно предпринятого решения трагическими последствиями для ДРА, а затем и самого Советского Союза.

В связи со сказанным выше, допустимо вынести мнение, что в декабре 1979 г. правовые основания для принятия властного решения о вводе советских войск в Афганистан по просьбе руководства этого суверенного государства, конечно же, у Политбюро ЦК КПСС имелись. Отсутствие протокольного участия советского парламента в обсуждаемом вопросе объясняется ратификацией им Договора от 1978 г. «О дружбе, добрососедстве и сотрудничестве». Не препятствовали тому и формулировки статей Конституции СССР в редакции того периода времени. По этим причинам Л.И. Брежнев как Председатель Верховного Совета СССР, Верховный Главнокомандующий, Председатель Совета Обороны СССР, но, в первую очередь Генеральный Секретарь ЦК КПСС, находил имевшуюся юридическую аргументацию достаточной для принятия столь важного внешнеполитического шага.

Более того, и до афганских событий 1979-1989 гг., и после них наблюдались многократные аналогии военного присутствия иностранных государств на территориях других стран мира. Как по их просьбе, или с их согласия, так и без испрашиваемого на то соизволения. В абсолютном большинстве случаев подобные акции предпринимались не только без согласования с Советом Безопасности ООН, но и без признаков наличия международных Договоров и Соглашений об оказании взаимной военной помощи. Точнее выражаясь, нормы и стандарты международного права эксплуатировались во второй половине XX века весьма одиозно, в строгой зависимости от политической конъектуры. Но об этом мы поговорим отдельно.

На фоне такого рода силовых злоупотреблений, юридически выверенные действия Москвы и Кабула о допустимости вмешательства ОКСВ во внутренние дела Афганистана, по просьбам и одобрению его лидеров, должны быть лишены огульной критики, не подвергаться фальсификации.

Так и последующий вывод 40-й армии из ДРА надо рассматривать не как торжество международного права, что абсурдно по причине не нарушения его норм ни Афганистаном, ни Советской Россией. В данном случае требуется вынести совсем иной вердикт. Похоже, надо остановиться на версии великолепно продуманной, многоходовой, не одного года реализуемой стратегической кампании по втягиванию Советского Союза в Афганскую кампанию. Причём ввод, присутствие и уход ОКСВ из ДРА являлись лишь элементами в цельном мозаичном сценарии по развалу СССР – грозного и успешного геополитического противника. Его крушения теми оказавшимися более искусными силами, которые эту акцию столь удачно провели. Это был гигантский, с крайне трагическими и долговременными волнами-последствиями проигрыш Советской России в «холодной войне», обусловленный столь обширной мозаикой обстоятельств, причин и условий, что их анализ выходит за рамки настоящего по большому счёту точечного аналитического исследования.

[1] Адольф Дабс (Adolph Dubs) – потомок поволжских немцев; его родители эмигрировали в Америку (г. Чикаго) в 1913 г. Считался экспертом по СССР, Ближнему Востоку и Южной Азии. Свободно владел русским языком, в 1973-1974 гг. служил в посольстве США в СССР в должности поверенного в делах. По ряду опубликованных утверждений, являлся кадровым разведчиком.

[2] Обратим внимание на историческое совпадение даты развала СССР – 25 декабря 1991 г. с датой ввода советских войск в Афганистан – 25 декабря 1979 г.

IV.

Выборочные недочёты, сопровождавшие принятие решения

партийного руководства СССР о вводе ОКСВ в Афганистан.

1. Присутствие в ДРА наряду с хорошо подготовленными советскими специалистами людей случайных, некомпетентных, оказавшихся там благодаря кумовству и другим формам коррупции, например, вручению взятки для направления в валютную зарубежную командировку, либо обещания тем, кто её одобрил или оформил регулярных поставок импортных товаров, в частности, дефицитной радиотехники. Непрофессионалы лебезили, подстраивались под мнения вышестоящих руководителей, подготавливали служебную информацию, угодную их представлениям о политической, военной, этнической и других нюансах социальной ситуации, которая складывалась в Афганистане. Осмысленные искажения действительной оперативной обстановки наносили колоссальный вред, провоцировали отдание «на самом верху» неверных стратегических и тактических административных команд. Негативные примеры поведения не лучших представителей советского госаппарата в Афганистане через жёлтые СМИ, зарубежные масс-медиа в годы перестройки становились обобщающими, бросали тень на всех воинов-интернационалистов. В советское общество вбивалось клише: «Генерал-«афганец», значит, участвовал в контрабанде, вывозил барахло транспортниками. «Мушавер»-советник или обычный гражданский специалист, тут и говорить нечего, поехал исключительно за чеками валютного магазина «Берёзка», кооперативной квартирой и «Волгой»…» Поучительно, что к такому же подлому методу прибегала партия большевиков, когда в годы Первой мировой войны, революций 1917 г., Гражданскую войну и в последующие десятилетия Советской власти насаждала неприязнь населению к военнослужащим Российской империи и так называемым белогвардейцам.

2. Решение советского руководства о вводе войск в Афганистан было принято, несмотря на предварительный анализ и прогнозы-предупреждения о последующем неблагоприятном развитии политической ситуации. В частности, просчитывалось, что ввод войск может привести к падению авторитета СССР на мировой политической арене и к вооружённому противостоянию с оппозицией правящему кабульскому режиму, даже афганским народом. Эти аргументы были для Политбюро ЦК КПСС до поры до времени сдерживающими обстоятельствами в предоставлении военной помощи ДРА. Вместе с этим, присутствовала и очевидная ошибочность суждения ЦК КПСС об Афганистане. Она заключалась в воззрениях на эту патриархальную страну через лупу марксистско-ленинских стереотипов. А они не укладывались в модель традиционной жизни исламского общества. В серьёзный расчёт не принималась крепость родоплеменных связей, осознанная патриархальность уклада повседневного быта, главенствующая позиция в общественной и частной жизни мусульманских установок. Лидеры советской коммунистической партии рассматривали Афганистан как страну с безукоризненной социалистической перспективой. ЦК КПСС полагал, что Афганистан – это зеркальное отражение некогда монархического Туркестанского края, вставшего на путь живого восприятия марксистско-ленинских теорий, что также было ошибочным. В этих предопределениях больше присутствовало надуманного затратного альтруизма, чем взвешенного социального прагматизма. Похоже, в те годы мало кто был знаком с упоминавшимся уже фундаментальным междисциплинарным трудом «Авганистан» генерала А.Е. Снесарева, где он писал: «Только та политика, которая принесёт Афганистану прочный покой, обеспечит его самостоятельность и доставит ему шансы просторного развития в русле религиозно-национальных идеалов, сыщет прочные симпатии Афганистана вообще и афганцев в частности». И когда боевые действия ОКСВ зарубежные противники Кабула и Москвы объявили войною против ислама – эффективных ответных мер не последовало.

3. Экипировка военнослужащих ОКСВ не отвечала рельефу афганской местности, другим географическим и природным условиям. Пример. Подошвы сапог советских военнослужащих имели гладкую поверхность. Профессиональные востоковеды, в частности, проф. С.П. Поляков (кафедра этнографии истфака МГУ им. М.В. Ломоносова) настоятельно рекомендовали поменять гладкую подошву на подошву-сцепку с каменистой почвой. Этот совет так и остался до ввода войск неисполненным.

4. Отсутствовала тщательная проработка уже тогда известной версии: ввод ОКСВ в Афганистан – это намеренное вовлечение СССР в экономическую и политическую ловушку, устроенную США, как компенсацию за проигрыш во Вьетнамской кампании, в чём Москва сыграла ключевую роль.

Данная версия укрепилась вслед за рассекречиванием архивных документов на Западе, их обсуждения в СМИ. Так, бывший советник президента Д. Картера по национальной безопасности З. Бжезинский в интервью французскому журналу «Le Nouvel Observateur» в январе 1998 г., почти через 10 лет после вывода ОКСВ, заявил: «… Но в действительности… всё обстояло иначе: на самом деле первую директиву об оказании тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле президент Картер подписал 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал ему докладную записку, в которой объяснял, что, по моему мнению, эта помощь повлечёт к военному вмешательству Советов». На вопрос корреспондента, не сожалеет ли он о случившемся, г-н Бжезинский резонно ответил: «Сожалеть о чём? Та секретная операция была блестящей идеей. Она дала заманить русских в афганский капкан, и вы хотите, чтобы я сожалел? Когда Советы официально пересекли границу, я написал президенту Картеру, по существу: «Теперь у нас появилась возможность обеспечить СССР его собственную Вьетнамскую войну».

И на самом деле, с одной стороны, Москва вела в Афганистане на протяжении свыше девяти лет экономически обременительные боевые действия, морально осуждаемые в ООН. Этот вооружённый конфликт, завершившийся выводом советских войск, стал значимым условием распада Союза ССР. Как выразился в 2007 г. в интервью интернет-порталу «Афганистан.Ру» генерал армии В.И. Варенников: «Они (США) были заинтересованы во вводе наших войск больше, чем мы сами. Мы ставили перед собой цель стабилизировать обстановку, а они подготовили капкан… Против СССР развернули информационную войну, которая обернулась для нас тяжким бременем»[1].

А как вам показное возмущение американского президента Д. Картера после ввода советских войск в ДРА? А ведь именно он отдал распоряжение о вооружённой и иной поддержке исламской оппозиции кабульскому просоветскому режиму за полгода до появления в Афганистане «шурави»: «...оно (вторжение) изменило моё отношение к внешней политике СССР больше, чем что-либо другое за годы моего пребывания в должности».

Между тем, по большому счёту, ввод ОКСВ в Афганистан допустимо рассматривать как превентивный шаг в упреждении Москвою Третьей мировой войны, о чём будет сказано дальше.

V.

«Доктрина Картера» против присутствия ОКСВ

в Афганистане.

В мировых масс-медиа, курируемых Вашингтоном в годы президентства Д. Картера, широкую поддержку получило вызванное присутствием советских войск в Афганистане наращивание американской военной экспансии в странах третьего мира и разработанная администрацией США так называемая «доктрина Картера».

Суть этой доктрины заключалась в комплексе мер политического, экономического и иного воздействия на Советский Союз и его внешнюю политику с ожиданием успеха от намеченных открытых и тайных акций.

Во-первых, предлагалось установить эмбарго на поставки зерна в СССР, а также высокотехнологических разработок. Эффект получился обратным. Эмбарго на поставки зерна нанесло удар по экономике самих США, но главным образом фермеров Канады. Запреты же на предоставление Советскому Союзу технических новинок обходились путём оформления советскими ведомствами нужных заказов через подставные фирмы и дружелюбные СССР государства, которых эмбарго не коснулось.

Во-вторых, усекался только-только становящийся на ноги обмен СССР с зарубежными странами в областях культуры, науки и техники. Однако предусмотренные «доктриной Картера» меры не могли сработать полноценно вследствие того, что стабильность функционирования экономики некоторых европейских государств, в частности Франции и ФРГ, во многом зависела от экспорта продукции тяжёлой индустрии в СССР. Отказ от торговли с Советским Союзом грозил принести ненужные западноевропейской промышленности экономические потрясения. Этот аргумент работал против вводимых санкций, они полнокровно так и не состоялись.

В-третьих, немало западных стран бойкотировали Олимпийские игры в Москве 1980 года. Тем не менее, это важное мировое событие прошло успешно, так как подавляющее число африканских и азиатских государств не присоединились к бойкоту. Позднее западные политики сожалели об игнорировании Московских Олимпийских игр.

В-четвертых, США оказывали масс-медийное и иное давление на западноевропейские страны и Японию, требуя сократить предоставление кредитов СССР. Через прессу, по телевидению и радиовещанию внушалось, будто на Советский Союз и на подконтрольные ему суверенные территории третьего мира действует лишь силовое воздействие: нормальных слов, привычных для вменяемой западной демократии, тоталитарному советскому режиму, их союзникам и сочувствующим явно недостаёт. Зона Персидского залива объявлялась жизненно важной исключительно для США, и янки готовы были пойти на любые меры в целях обеспечения национальных интересов в этом секторе мирового пространства. Тем не менее, к удовольствию международных и зарубежных банков, кредитная история СССР продолжала пополняться новыми долгами, за которые позднее Российской Федерации пришлось расплачиваться сполна.

В-пятых, в результате ввода ОКСВ в Афганистан взаимоотношения между США и Пакистаном, США и Ираном пошли на поправку. После ухода «шурави» восвояси на контролируемых разведкой ОКСВ пакистанских дорогах, по которым вооружение могло поступать к моджахедам в Афганистан (патронировало их правительство генерала Мухаммеда Зия-уль-Хака), был наконец-то открыт его свободный транзит. Пакистанский генерал больше не опасался за собственную безопасность. В годы присутствия ОКСВ имели место неоднократные предупреждения Пакистану о возможности «очищения территории от американских империалистов». Как-то раз советскими войсками совершался показательный рейд в северное приграничье Пакистана, где дислоцировались лагеря моджахедов. Советский Союз не остановил бы Хиберский перевал, и режим генерала Зия оказался низвергнут значительно раньше его гибели в августе 1988 г. в результате авиакатастрофы.

Таким образом, «доктрина Картера», настроенная против СССР, на первый взгляд оказалась проигрышной. Новая администрация президента США Рональда Рейгана как бы с горечью признала это и разработала более продвинутую и изощрённую методологию давления на СССР, его развал. И всё-таки комплексные усилия, предпринятые Америкой против «красной Москвы» в эпоху правления президента Д. Картера, оказали несомненное негативное воздействие на международную обстановку, в первую очередь на торможение переговоров по сокращению вооружений. Помимо прочих негативных тенденций усилилась мировая милитаризация, что играло на руку западным концернам, занятым производством вооружений. Да и экстенсивные финансовые затраты СССР на поддержание присутствия ОКСВ в Афганистане без обратной экономической отдачи, иные не оправданные прозой глобальной жизни альтруистические зарубежные проекты СССР, давали о себе знать не с лучшей стороны, отрицательно воздействовали на экономическое благосостояние советского общества, его политическую стабильность.

Совокупность приведённых выше факторов дополнили прочие детерминанты периода «холодной войны», обернулись не в пользу СССР, от года к году сильнее раскачивали социальную конструкцию Советской власти, и, в конце концов, привели к выводу ОКСВ из Афганистана 15 февраля 1989 г.

Жирная точка выхода ДРА из сферы влияния Советской России была поставлена Кабулом в 1990 г. принятием новой Конституции. В статье 5 Основного Закона этого государства многочисленность политических партий признавалась основой политической системы Республики Афганистан. В том же году НДПА переименовали в партию «Ватан» («Отечество»). А через два года, в 1992-м, после крушения Союза ССР и прекращения военных поставок, оказания других видов союзнической помощи, в Кабул, уже не защищаемый ОКСВ, в условиях деморализации и недостатка оружия и боеприпасов у правительственных войск, вошли прекрасно вооружённые отряды оппозиции Северного Альянса. Коммунистическая монополия завершилась, как она вскоре закономерно прекратила существование и в Советском Союзе.

В 1996 г. Мухаммеда Наджибуллу – «последнюю жертву перестройки» – так именовало первого президента Афганистана агентство «Рейтер», пакистанская разведка вывезла из миссии ООН, где он укрывался с 1992 г., учинила над ним зверские пытки. И убила на бывшей конспиративной квартире советской разведки, перешедшей в руки противника. По другим сведениям, эту акцию провели талибы – сторонники построения исламского государства по законам Шариата. Достоверно то, что изуродованные и окровавленные трупы Наджибуллы и его брата генерала Шахпура Адмадзая не один день висели у ворот президентского дворца. А само государство получило новое наименование – Исламский Эмират Афганистан, в 2001 г. переиначенный в Исламскую Республику Афганистан.

VI.

Социальная обстановка в СССР накануне,

в период и после вывода ОКСВ из Афганистана.

Как упоминалось ранее, Генеральный Секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв 25 февраля 1986 г. объявил о скором выводе ОКСВ на XXVII Съезде Коммунистической Партии СССР: «Мы хотели бы в самом близком будущем вернуть на родину советские войска, находящиеся в Афганистане по просьбе его правительства. Согласованы с афганской стороной и сроки поэтапного их вывода, как только будет достигнуто политическое урегулирование, которое обеспечит реальное прекращение и надёжно гарантирует невозобновление вооружённого вмешательства извне во внутренние дела Демократической Республики Афганистан». (Аплодисменты.)[2]

 Так самим партийным и советским руководством СССР афганская тема была поставлена с ног на голову, добровольно и старательно искажена под сурдинку кардинальных преобразований в стране.

Лидером советского государства энергично озвучивались тезисы ускорения и перестройки во всех сферах жизни, что с воодушевлением, готовностью восприняли народные массы, поддавшиеся помимо прочего на политическое осуждение ввода советских войск в Афганистан. Но, как выяснилось, к затеянным политическим и экономическим переменам оказалась не готова сама властная номенклатура. И социальная обстановка в 1986-1989 гг. стала нарастать, отягощаться серьёзными неурядицами.

Партийные и советские чиновники высших эшелонов власти игнорировали тревожные аналитические выкладки спецслужб, правоохранительных органов и учёных-аналитиков. Например, с риском для жизни сотрудниками Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального штаба Вооружённых Сил СССР были добыты долгосрочные планы государств-членов НАТО о методах разрушении Союза ССР. Однако первые лица ЦК КПСС эти документы положили под сукно. Указаний о принятии упреждающих мер, ответной оперативной игре по ним не состоялось. Аналитические записки на Старую площадь от МВД СССР в части активного вливания в кооперативное движение организованной преступности, привнесения в предпринимательскую деятельность криминальной идеологии и блатных стандартов финансового поведения – накопления умопомрачительных финансовых «общаков» – воспринимались в штыки, как посягательство на только зарождающиеся прогрессивные экономические отношения. Но сами дебаты о существовании организованной преступности – «советской мафии» – партийной элитой активно одобрялись. Мягкую поддержку от них получало и распространение теорий, явно не вписывающихся в понятие «правовое государство», о невозможности накопления первоначального капитала без нарушения действующего законодательства, что взятка – это смазочный механизм кооперативного движения... По центральным каналам телевидения замелькали психологически неадекватные субъекты, выдававшие себя за магов, колдунов, экстрасенсов. Они внушали неискушённому разуму миллионов советских телезрителей интеллектуальную ересь, убеждали население «уверовать в их целительную силу», а на самом деле – смириться с происходящими ухудшениями жизни. И незаметно, исподволь, люди начинали веровать! Смиряться!

Так плавно, но стремительно, буквально за год-два, перестроечные процессы, не обеспеченные строгим подчинением закону, внятной кредитной и налоговой политикой, иными понятными широким слоям населения механизмами перевода из одной модели социальной жизни страны в другую, по уверениям новых партийных бонз, более прогрессивную, начали деформироваться. А ведь на самом деле законсервированное само в себе советское общество давно ожидало позитивных перемен, действительного перехода на выигрышные для страны векторы развития. Но из-за этих очевидных ляпов-перекосов не реализованные на практике хозяйственные, культурные, экологические и прочие концепции Перестройки стали трансформироваться в социальный коллапс. И тогда пробудились силы Тьмы: сепаратизм, экстремизм, ростовщичество, ханжество, предательство, равнодушие и прочее Зло, дремавшее в социуме и ждавшее своего часа. Поджидали этого времени и на Западе, готовились к нему загодя и тщательно.

Уже через десять месяцев после XXVII Съезда КПСС, в декабре 1986 г., первой ласточкой прорезались молодёжные протесты в Алма-Ате и Караганде, обусловленные новой топорной кадровой политикой ЦК КПСС. С августа 1987 г. начал как бы неожиданно разгораться Нагорно-Карабахский конфликт между Армянской ССР и Азербайджанской ССР, переросший в 1989 г. в полноценные кровопролитные боестолкновения. Летом 1988 г., словно подгадало, произошло страшное землетрясение в Армении: были полностью разрушены города Спитак, Ленинакан и Кировакан. Погибли свыше 24 тыс. человек! Прямой материальный ущерб оценивался в 10 млрд. руб. (по ценам 1988 г.), а с учётом затрат на восстановление разрушенного эту сумму следовало как минимум удвоить. Март 1989 г. взорвался тбилисскими волнениями, вызванными стремлением Абхазской АССР выделиться из юрисдикции Грузинской ССР. В июне случилась крупная авария на продуктопроводе сжиженного газа вблизи железной дороги «Челябинск-Уфа», опять с человеческими жертвами.

В те же годы ощутимую лепту в деструкцию советского общества внесли: Приднестровский конфликт; жуткие межэтнические бойни в Новом Узене (Казахская ССР); Ферганские погромы (Узбекская ССР). Наметился критический подъём националистического движения на Украине, в Киргизии, Азербайджане, Молдавии, других Союзных Республиках. При этом лидеры выросших словно грибы «народных фронтов», зачастую поддерживаемые дипломатией Вашингтона, Лондона, Парижа, Монреаля, Берлина и других «друзей» советского народа, проводили хорошо продуманную сепаратистскую агитацию в национальных республиках, призывали к государственному суверенитету. Особенно поддались их влиянию прибалтийцы. В поддержку им в Москве, Ленинграде, Киеве, других крупных городах страны радикалы, почему-то причислявшие себя к «истинным демократам», надрывно призывали население к очевидно патологическим идеалам. В свою очередь шовинисты, например, из общества «Память» – к не менее губительным для государства и общества асоциальным действиям.

Трагические происшествия и антиобщественные воззрения катализировались СМИ: они неумолкаемо сообщали о любых ЧП, от великих до малых, рекламировали якобы новейшую философию свободы бранных слов, настраивали общество не на спокойствие рассудка, но на его помутнение. Внезапно нахлынувший мировоззренческий разнобой, подчёркнём снова, дезориентировал разум советских граждан, привыкших следовать призывам однопартийных установок. Одновременно, надо признать, раскрепощал людей, побуждал к политической активности. Но эта активность, увы, подхватывалась самопровозглашёнными «народными» вожаками и приводила далеко не всегда к благодатным результатам, приносящим пользу отдельно взятым людям, обществу, стране. И постепенно огромное пространство Союза ССР захлестнули цунами многомиллионных в совокупности митингов, манифестаций, забастовок, прочих массовых мероприятий, перерастающих из вначале вроде бы миролюбивых народных акций в открытое игнорирование законов, агрессию и погромы. Толпы людей, преимущественно молодёжи, оглушённые радикальной пропагандой, «подогреваемые» алкоголем, наркотиками, денежными подачками из таинственных фондов, одурманивающей сознание вседозволенностью, из Сил Добра перерождались в Армию Зла.

Репрессивные меры, предпринятые в ответ партийными и советскими властями в Центре и на местах, вместо последовательного внедрения хорошо продуманных подходов, той же организации массовой просветительской и другой профилактической работы в духовно возбуждённом обществе, вызвали ещё больший гнев населения, обращённый преимущественно против Кремля.

Стало ясно: пришедшая в коридоры высшей государственной власти новая номенклатура, как с большим опозданием осознала страна, оказалась совершенно не подготовлена к умелому переводу общества в условия жизни, отвечающие политическим и экономическим запросам дня. Народного вождя с добротным управленческим опытом, способного отремонтировать, оснастить и провести политически и экономический проржавевший советский корабль по водам мирового океана, насыщенного коварными мелями и бездонными водоворотами, пока ещё в обществе не появилось. Номенклатуры пруд пруди, а вождя – нет! Неустойчивая в характере фигура новоявленного партийного лидера М.С. Горбачева воспринималась затухающим советским обществом развитого социализма двояко. С одной стороны, рефлексивно одобрительно: как же, Первый Секретарь ЦК КПСС, Председатель Верховного Совета СССР и т.д., туда случайные не попадают! Мы ему верим и по однопартийной привычке повинуемся беспрекословно! С другой стороны, народ начал уже раскусывать некомпетентность Михаила Сергеевича в качестве главы самого большого в мире многонационального и многоконфессионального государства. Не тянул он эту разномастную упряжку, этот тяжеленный воз. Провозглашённые им перестроечные лозунги воплощались на практике в лингвистическую труху, в окончательное расстройство обветшалого советского государственного механизма без ощутимых признаков его усовершенствования по правилам, диктуемым самой жизнью. Довольно мощная ещё, на ходу, машина советской экономики вместо конкурентного укрепления на глобальном хозяйственном рынке, усвоения новейших правил финансового поведения, переориентаций товарного производства и сферы услуг стала хиреть, сдавать одну позицию за другой, позволила подмять себя под национальные интересы мировых держав-соперниц.

Зачатки этих трагических тенденций пока смутно ощущались советским обществом, но алармистские сигналы некой надвигающейся неминуемой беды уже достигали подсознания значительных масс населения. Эти пограничные настроения подтверждались социологическими выкладками. Опросы Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) выявили: свыше половины советских граждан описывали экономическое положение страны к середине 1989 г. критическим. Респонденты сетовали на растущую дороговизну продуктов питания, нехватку обыкновенного хозяйственного мыла, дефицит простой повседневной одежды. В итоге выходило, что 64% из числа всех опрошенных разуверились в возможность перестройки советской экономики.

Дополнительный импульс социальной напряженности, нарастающей снежным комом, придал вывод советских войск из Афганистана, открытый 25 декабря 1988 г. и формально завершённый 15 февраля 1989 г. Параллельно ему осуществлялся вывод советских военнослужащих из ГДР и ЧССР, затем – из Монголии. В июне 1989 г. был упразднён Среднеазиатский военный округ (присоединён к Туркестанскому военному округу), что сопровождалось дополнительной демобилизацией солдат и офицеров. В целом из пятисот тысяч почти 150 тыс. офицеров, прапорщиков и мичманов (вместе с их семьями – это свыше полумиллиона человек), подверглись сокращению. В итоге, в течение 1988-1989 гг., сотни тысяч разновозрастных людей в униформе возвращались по домам, где для них перестроечная партийная и советская власть далеко не всегда удосуживалась подготовить жильё, рабочие места, организовать переквалификацию на другие профессии, продолжение учёбы, не стремилась занять их досуг полезными делами, а не митингами, демонстрациями, уличными драками. Не удавалось сокращаемых и демобилизованных оградить от пряников криминала, с охотой рекрутирующих в свои ряды людей, кто владел навыками обращения с огнестрельным и холодным оружием, электронной техникой, проведением специальных операций и т.п.

К этому же времени население СССР, состоявшее из двух сотен миллионов детей и внуков участников Великой Отечественной войны, стало раздражать непонятное молчание руководителя советской державы в ответ на яростные публичные нападки, оголтелую критику военных. Советскую Армию упорно очерняют, где – правда, где – ложь, не отличишь. СМИ несут явную околесицу, соревнуются, кто желтее. Горбачеву же хоть бы что, к ответу лгунов не призывает. А обывателю пресса и телевидение, радиовещание и транспаранты, знай, исподволь прививают неприязнь к людям в военной форме. Их, случалось, избивали на улицах, сдирали погоны, сбивали фуражки, сжигали форму. В прессе, том же «Огоньке», Советскую Армию описывали, чуть ли не исчадьем ада, как выразился на I Съезде народных депутатов СССР член Военного Совета СССР генерал-лейтенант А.И. Овчинников. Ну, просто монстром, только и ждущим, как пожрать перестройку вместе с её основателями. И, напротив, народный депутат СССР академик Г.А. Арбатов, а он ведь фронтовик, принимал участие в морозном Военном Параде на Красной площади 7 ноября 1941 г.! Так вот, что поразительно, Георгий Аркадьевич доказывал: военный бюджет США сокращается, внешние военные опасности мнимые. Примерно в таком стиле выступал на I Съезде.

Но в первую голову доставалось от СМИ воинам-интернационалистам – «афганцам». Как их только в прессе и по телевидению, по радио и на митингах словесно не уродовали: «Афганец» – значит человек с искалеченной психикой. Офицер-«афганец» – значит, непременно посылал на убой солдат и командовал карательными акциями против местных». Фраза: «Я вас в Афганистан не посылал», – стала внедрённым в разум миллионов людей чумным штаммом. Огромное нескрываемое уже возмущение вызвало среди «шурави» стихотворение «Афганский муравей», опубликованное в журнале «Огонёк» (1989, № 1) под именем общепризнанного поэта, народного депутата СССР Е.А. Евтушенко (Гангнуса). Нелишним будет привести его строки полностью:

Афганский муравей

Русский парень лежит на афганской земле.

Муравей-мусульманин ползёт по скуле.

Очень трудно ползти... Мёртвый слишком небрит,

и тихонько ему муравей говорит:

«Ты не знаешь, где точно скончался от ран.

Знаешь только одно – где-то рядом Иран.

Почему ты явился с оружием к нам,

здесь впервые услышавший слово «ислам»?

Что ты дашь нашей родине – нищей, босой,

если в собственной – очередь за колбасой?

Разве мало убитых вам, – чтобы опять

к двадцати миллионам ещё прибавлять?»

Русский парень лежит на афганской земле.

Муравей-мусульманин ползёт по скуле,

и о том, как его бы поднять, воскресить,

муравьёв православных он хочет спросить,

но на северной родине сирот и вдов

маловато осталось таких муравьёв.

Стихотворение датировано 1983 г., то есть тем временем, когда Евгений Александрович был награждён орденом Трудового Красного Знамени за многолетнее творчество во славу советского общенародного государства. А на следующий, 1984 г., за поэму «Мама и нейтронная бомба» – Государственной премии СССР. Вероятно, по этой причине поэтическое творение, содержание которого не вписывалось в аргументы представлений на советский орден и на Государственную премию, ждало своего часа «в столе». Впрочем, некоторые из современников на этот счёт писали: «Признаюсь, я сам и тогда и теперь не верю в то, что подобные строки, всегда исключительно опасливо-осторожно фрондирующий советский литератор Евтушенко, написал в 1983»[3]. Другое дело, ветер перестройки, статус народного депутата СССР, иммунитет... Всё это придавало известную смелость. Через недолгое время стихотворение переложили на музыку. Барды и рок-группы стали петь новомодный хит перед многотысячными аудиториями, раскручивать по радио, телевидению. В частности, перед его исполнением некая группа «Шторм» произносила в микрофон: «Существует много взглядов по поводу войны в Афганистане. Мы солидарны с мнением Евгения Евтушенко, выраженном в стихотворении «Афганский муравей»[4].

В концертах более поздних 1990-х гг. солисты эстрады вместо слов «на афганской земле» стали петь: «Русский парень лежит на чеченской земле». Об американский парнях, лежащих на афганской земле, начиная с 2001 г. по настоящее время, Евгений Александрович почему-то вирши не слагал.

Леонид Молчанов – поэт-«афганец», участник боевых действий в составе ОКСВ в 1984-1986 гг., прочитав стихотворение Е.А. Евтушенко в январе 1989 г. дал ему в том же месяце поэтическую отповедь, названную «ОТВЕТ на стихотворение Евгения Евтушенко "Афганский муравей"».

Это куда более нравственно выигрышное сочинение тоже нелишне будет воспроизвести:

ОТВЕТ

на стихотворение Евгения Евтушенко "Афганский муравей"

Я много Ваших строк перечитал, –

Меня господь терпеньем не обидел, –

И всякое, представьте, ожидал,

Но этого, признаться, не предвидел.

Я представляю, как в тиши Москвы,

Куря и нервно комкая листочки,

В патриотическом порыве Вы

У Музы вырывали эти строчки.

Конечно, фактов нету горячей.

Представьте – в небе сполохи заката,

Афганский мусульманин-муравей

И тьма вопросов мертвому солдату...

Вы рассчитали всё, ошибки нет –

Солдат убит, нелепо и ужасно.

Он, может быть, и дал бы Вам ответ,

Но, к сожаленью, мёртвые безгласны.

За них – за всех безгласных и глухих,

Погибших в белом пламени разрывов,

Отвечу я – оставшийся в живых.

И думаю, так будет справедливо.

Солдат погиб – в бою иль на посту,

А муравей-философ рассуждает:

Зачем пришли вы в эту нищету,

Коль у самих забот сейчас хватает?

Ну, что ж, вопрос хороший Вы нашли.

Ответьте ж мне – я оценю Ваш опыт:

Зачем тогда в Испанию мы шли?

Зачем мы в сорок пятом шли в Европу?

Зачем тогда все это нужно нам?

Зачем же мы, во что бы то ни стало,

Поддерживали Кубу и Вьетнам? –

Своих забот нам и тогда хватало!

Я помню, как цветы бросали нам

И как нас со слезами провожали.

Вы тоже это видели бы там,

Но Вы туда – увы! – не приезжали...

Вы в это время где-то под Москвой

Хвалебные поэмы сочиняли

И в очереди там за колбасой,

Я думаю, ни разу не стояли.

Я никого ни в чём не упрекал,

Когда мы пыль афганскую глотали,

Но почему же те, кто там бывал,

Совсем другие строки написали?!

Я понимаю, из Москвы видней

И рыжий склон, и алые закаты,

И как ползёт афганский муравей

По жёсткой скýле мертвого солдата.

Дерзайте же! Пытайте мертвецов,

Ушедших навсегда в объятья смерти.

Пишите про афганских муравьёв.

Теперь все можно, а бумага – стерпит...

Поэтому, конечно же, тема намеренного уничижения советских военных, в первую очередь – «афганцев» – не прорезаться на I Съезде народных депутатов СССР просто не могла. И прорезалась.

Советские граждане, от мала до велика, прилипли к телевизорам, вглядываясь и вслушиваясь в бурные, свободные, освобождённые от контроля монопольной коммунистической системы политические дебаты в залах Кремлёвского Дворца Съездов…

VII.

Первый Съезд народных депутатов СССР.

Формирование общественного мнения о необходимости

политического осуждения ввода ОКСВ в Афганистан.

…2 июня, на девятый день работы народных депутатов к трибуне вышел на ножных протезах воин-инвалид, «афганец», майор ВДВ С.В. Червонописный из Украины (избирался от ВЛКСМ). Он поднял и осудил перезревший уже вопрос о намеренной травле Советской Армии, развернувшейся в СМИ. И попутно заявил: «Совершенно непонятны цель и смысл безответственных заявлений депутата Сахарова по поводу Афганистана, злобное издевательство лихих ребят из телепередачи «Взгляд»». Зачитал обращение от воинского коллектива Краснознамённого орденов Ленина и Кутузова II степени воздушно-десантного соединения имени 60-летия СССР на имя Председателя Верховного Совета СССР, Генерального Секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета Обороны товарища Горбачева Михаила Сергеевича.

В обращении десантники просили дать с трибуны I Съезда разъяснения народным депутатам, «на каком основании или по чьему поручению народный депутат СССР Сахаров дал интервью журналистам канадской газеты «Оттава Ситизен»[5] о том, что будто в Афганистане советские лётчики расстреливали попавших в окружение своих же советских солдат, чтобы они не смогли сдаться в плен. Мы до глубины души возмущены этой безответственной, провокационной выходкой известного учёного и расцениваем его безличное обвинение как злонамеренный выпад против Советских Вооружённых Сил». И так далее, с перечислением фамилий «афганцев», подписавшими это обращение.

В заключение выступления воин-интернационалист добавил: «Я присоединяюсь к этому обращению… готов к дискуссии по поводу высказанных мною сегодня мыслей, но предупреждаю – к дискуссии, а не крикам, как это у нас уже здесь практиковалось…». (Аплодисменты. Депутаты встают).

Совершенно неожиданно для окружения академика А.Д. Сахарова – яркой фигуры в диссидентских кругах, поддерживаемого на Западе правозащитника, категорического противника Афганской кампании, а он уже приготовился оппонировать инвалиду-десантнику, участники Съезда почти как один поднялись из кресел и, громко выкрикивая слова одобрения, стали дружно аплодировать «афганцу» из Украины!

Боевого майора поддержал П.В. Шетько – председатель Комитета Верховного Совета по делам воинов-интернационалистов (лектор отдела пропаганды Минского обкома ЛКСМ Белоруссии, избирался от ВЛКСМ). Тоже инвалид войны, лишился в ДРА руки. Он критически оценил произведения Е.А. Евтушенко, уничижающее «афганцев». Уже упоминавшееся стихотворение о муравье-мусульманине и другое – «Колдунчик»[6]. Предупредил, что «самым страшным может быть потеря веры в государство, посылавшее нас за границу на войну», что «мы не хотим быть жертвами политической ошибки», «чтобы без решения высшего органа власти никто не посмел посылать наших детей за пределы нашей Родины». Поддержал работу Минобороны СССР над «Книгой Памяти», настаивал на опубликовании списков погибших, посетовал на отсутствие качественных протезов, нехватку оздоровительных центров, жилья, сравнил пенсию молодого инвалида без руки или без ноги – 46 руб. и среднюю заработную плату – 217 руб., возмутился отсутствием внимания к семьям погибших: «Конечно, никто не может вернуть матери её сына… Но мы не имеем морального права унижать эту мать в магазине, на работе. Даже для того чтобы соорудить надгробие своему сыну, она должна проливать слёзы и унижаться. Разве это милосердно?» Рассказал, какую обширную работу ведут ветераны-«афганцы» с тысячами неблагополучных подростков.

Выступления второго «афганца» зал также как и первого сопровождал громкими аплодисментами.

Затем к микрофону подошёл академик А.Д. Сахарова (главный научный сотрудник Физического института имени П.Н. Лебедева АН СССР, избран от АН СССР). Прошло время, наступили благоприятные политические перемены, и он снова в Москве. Не как сиделец в закрытой территории секретного города в Горьковской области (в наши дни – Нижегородской области), а как народный депутат, руководитель оппозиционной Межрегиональной депутатской группы (МДГ), вновь занятый афганской темой. Но теперь не в контексте вывода советских войск из Афганистана, это дело было уже, как говорится, в шляпе, а в контексте резкого требования политически осудить принятое в декабре 1979 г. решение ЦК КПСС по данному вопросу…

Приведём стенограмму его выступления целиком:

«Я меньше всего (шум в зале) желал оскорбить Советскую Армию. Я глубоко уважаю Советскую Армию, советского солдата, который защитил нашу Родину в Великой Отечественной войне. Но когда речь идёт об афганской войне, то я опять же не оскорбляю того солдата, который проливал там кровь и героически выполнял приказ. Не об этом идёт речь. Речь идёт о том, что сама война в Афганистане была преступной авантюрой, предпринятой неизвестно кем, и неизвестно кто несёт ответственность за это огромное преступление Родины. Это преступление стоило жизни почти миллиону афганцев[7], против целого народа велась война на уничтожение, миллион человек погибли. И это то, что на нас лежит страшным грехом, страшным упрёком. Мы должны смыть с себя именно этот позор, который лежит на нашем руководстве, вопреки народу, вопреки армии совершившем этот акт агрессии. Вот что я хочу сказать. (Шум в зале). Я выступал против введения советских войск в Афганистан и за это был сослан в Горький. (Шум в зале). Именно это послужило главной причиной, и я горжусь этим, я горжусь этой ссылкой в Горький, как наградой, которую я получил. Это первое, что я хотел сказать.

А второе… Тема интервью была вовсе не та, я это уже разъяснял в «Комсомольской правде», но я повторю: речь шла о возвращении советских военнопленных, находящихся в Пакистане. И я сказал, что единственным способом решения этой проблемы являются прямые переговоры между советской стороной, кабульским правительством и афганскими партизанами, которых необходимо признать воевавшей стороной – они защищали независимость своей родины, и это даёт им право считаться её защитниками. Только так можно решить эту проблему, только на обмене мнениями, только на прямом признании их прав. Отвечая на этот вопрос, я упомянул о тех сообщениях, которые были мне известны по передачам иностранного радио, – о фактах расстрелов (шум в зале), «с целью, – как было написано в том письме, которое я получил, – с целью избежать пленения». Эти слова – «исключение пленения» – это приговор для тех, кто мне писал, это приговор чисто стилистический, переписанный из секретных приказов. Сейчас этот вопрос расследуется. И до того, как этот вопрос будет прояснён, никто не имеет прправа бросить мне обвинение в том, что я сказал неправду. До того, пока этот вопрос не подвергнут объективному и строгому расследованию. А факты я получаю всё новые и новые.

Вот пока всё, что я хотел сказать. Я не приношу извинений всей Советской Армии, я её не оскорблял. Я не Советскую Армию оскорблял, не советского солдата (шум в зале, аплодисменты), я оскорблял тех, кто дал этот преступный приказ послать советские войска в Афганистан». (Аплодисменты, шум в зале).

Сразу же после речи А.Д. Сахарова взял слово полковник В.Н. Очиров, командир авиационного полка (избирался от Университетского национально-территориального округа Калмыцкой АССР). Будущий генерал-лейтенант заявил: «…по праву тех, кто не вернулся, кто мог бы вернуться, заявляю, что это клевета и ложь на наших солдат, на честь нашего народа и нашей Советской Армии. (Аплодисменты).

В тяжелейших условиях, какие бы обстоятельства не были, порой даже одного или двух солдат раненных нужно было забрать или мёртвых, когда ситуация складывалась так, что ни одного шанса при сильнейшем обстреле не было у экипажа вертолёта для производства посадки или взлёта, мы всё равно шли на этот шаг, выручали наших товарищей, независимо от национальности. Это была наша общая семья народов. (Аплодисменты).

Следом за В.Н. Очировым под не менее громкие овации зала выступили с поддержкой «боли за "афганцев"» А.В. Эйзан (Латвийская ССР), В.В. Якушкин (Белорусская ССР), Г.И. Кравченко (Владимирская область), Т.Д. Казакова (Ташкентская область), другие народные депутаты. Маршал Советского Союза и Герой Советского Союза С.Ф. Ахромеев громогласно заверил зал, что «ни одного приказа или подобного чего-либо в Генеральном штабе, в Министерстве обороны не издавалось, ни одного указания от политического руководства нашей страны мы не получали такого изуверского, чтобы уничтожать своих собственных солдат, попавших в окружение. Всё это чистая ложь, заведомая неправда, и никаких документов академик Сахаров в подтверждение своей лжи не найдёт» (Аплодисменты).

Но особенно задело за живое аудиторию короткое выступление директора совхоза «Елизаветинский» Мокшанского района Пензенской области Н.А. Поликарпова, потерявшего в Афганистане 23-летнего брата, военного лётчика: «Правильно то предложение, которое внесли здесь, чтобы никогда впредь советский солдат не погибал за непонятные нам интересы. Но, товарищи, то заявление, которое сейчас было высказано в адрес нашей Советской Армии, я считаю – это клевета...». (Аплодисменты).

В перерыве между заседаниями, в холле, к Сахарову подходили депутаты-«афганцы», вежливо интересовались, к чему это ангажированное интервью, вы же своего дождались, войска из Афганистана выведены на Родину, советских солдат и офицеров там больше нет, только вот, гражданская война не прекратилась, а возгорелась с новой силой. Вы бы об этом, уважаемый Андрей Дмитриевич, канадцам рассказали, кто теперь и против кого там воюет. Поглядите, американцы, пока наши солдаты и офицеры находились в ДРА, как вторглись в Гренаду, так свои войска оттуда не выводят окончательно, осудили бы их за это публично!

Физик-ядерщик, поменявший свою выдающуюся техническую профессию на политическую карьеру, отвечал что-то невнятное, снова вспоминал «ссылку» в Горький, затем отвлёкся на досаждавших его вопросами корреспондентов и телевизионщиков…

После перерыва полемика по афганской теме продолжилась. Народный депутат Ю.Ф. Карякин – старший научный сотрудник Института международного рабочего движения, позднее литературовед, писатель, публицист, автор нашумевших реплик: «Россия, ты одурела!», «Наступать на грабли наш национальный спорт» (избирался от АН СССР) озвучил поступившие к нему заявления как с осуждением точки зрения академика Сахарова, так и с поддержкой той непримиримой позиции, которую он занимал.

6 июня репликой сообщила о «куче телеграмм» с Дальнего Востока в пользу Андрея Дмитриевича Е.А. Гаер – «маленькая леди нанайского народа», так писали о ней газеты тех лет, но слова ей не предоставили. В последующих выступлениях она к афганской теме больше не обращалась.

В густоте других проблем, обсуждаемых I Съездом, афганский вопрос стал, как бы отодвигаться в сторону, затираться. Единственно народный депутат генерал армии А.Д. Левичев – начальник Главного политического управления Советской Армии и Военно-Морского Флота, делая доклад о состоянии Вооружённых Сил СССР, не удержался, выделил: «…Вооружённые Силы живут вместе с народом, живут жизнью нашего народа… основная масса солдат, матросов и офицеров добросовестно исполняют свой долг. Сотни тысяч их прошли войну в Афганистане, никто не «праздновал труса», никто не уклонялся от выполнения приказа, служили на совесть и вернулись оттуда патриотами Родины, не хнычущими по поводу недостатков, а борцами за справедливость, борцами за перестройку. Офицеры тоже не прятались за спины солдат, каждый пятый убитый, каждый шестой раненый там – это офицеры. И никто не вправе чёрным словом пачкать их военную биографию». (Аплодисменты).

В этот же день был принят проект Заявления о тревожных событиях в Китае, которые невольно довлели над сознанием народных депутатов все дни работы Съезда. На площади Тяньаньмэнь в Пекине 4 июня власти после безответных попыток мирным путём разрешить общественный конфликт подавили несанкционированные выступления в основном студенческой молодёжи, начатые ещё 27 апреля 1989 г. Такие же протесты, подогреваемые, как выяснилось вскоре, некоторыми западными государствами, организовывались оппозицией коммунистической власти КНР в Шанхае, Чунцине, Ухане. Они приняли открытый вооружённый характер. 20 мая в стране было введено военное положение, так как, судя по умелому противодействию митингующими тяжёлой бронетехнике, её выведению из строя, стала ясна их предварительная подготовленность к уличным стычкам. Регулярные войсковые подразделения открыли огонь на поражение. Мятеж был подавлен безжалостно. Несмотря на кулуарные требования некоторых народных депутатов СССР строго осудить действия китайских властей, Заявление Съезда при одном голосе «против» и явном меньшинстве воздержавшихся, утвердило нейтральную редакцию: «Мы надеемся, что мудрость, здравый смысл, взвешенный подход возобладают, из сложившейся ситуации будет найден выход, достойный великого китайского народа».

Но не тут-то было! Площадь Тяньаньмэнь не отвлекла политическую оппозицию от принятого ею ещё до начала I Съезда решения провести антиафганскую линию, добиться-таки осуждения ввода советских войск в Афганистан. Эту проблему, по их мнению, на Съезде намеренно волокитили.

И вот, в последний день работы – 9 июня, на тринадцатом заседании, народные депутаты из «ленинградской группы» в лице главного редактора журнала «Нева» Б.Н. Никольского добились своего. Настояли на том, чтобы вместо создания комиссии в рамках Съезда, на что уже не оставалось времени, проект постановления «по расследованию всех обстоятельств, приведших к вовлечению Советских Вооружённых Сил в войну в Афганистане», был поручен Верховному Совету СССР, который бы образовал свою комиссию по изучению данной проблемы. (Аплодисменты).

Эту идею усилил дополнительной репликой И.Б. Шамшев – старший преподаватель Ярославского государственного университета: «Я думаю, что здесь нужно вести речь не о комиссии, поскольку речь идёт, скажем, не о Тбилиси, где погибло около 19 и пострадало несколько сотен человек. Здесь погибли десятки тысяч или даже миллионы человек (около миллиона погибло афганцев), и здесь нужно уже не комиссию, а провести открытое слушание в Верховном Совете СССР о возникновении, ходе и итогах этой войны. Выявить виновников её развязывания и представить доклад Верховного Совета на второй Съезд народных депутатов. Кроме того, мне кажется, что Съезд должен уже, может быть, сегодня осудить эту войну, которая была начата по решению узкого круга руководителей страны, велась незаконно, вопреки Конституции СССР, без санкции Верховного Совета. Кроме того, я думаю, что мы должны принять решение о том, что Съезд категорически запрещает направление контингентов Вооружённых Сил СССР за пределы рубежей СССР без обсуждения этого вопроса в Верховном Совете СССР и принятия решения двумя третями голосов в условиях поимённого голосования». (Аплодисменты). На том и порешили.

В последнем, восьмом выступлении, которое А.Д. Сахарову председательствующий М.С. Горбачёв завершить не позволил, отключил микрофон, академик высказал несколько пока ещё совершенно немыслимых для восприятия прокоммунистической аудитории инициатив, заложенных в разработанный им «Декрет о власти». Среди них: подтвердил высказываемую ранее идею об отмене ст. 6 Конституции СССР; провозгласил перевод вектора управления государством исключительно в компетенцию Съезда народных депутатов с правом избрания и отзыва высших должностных лиц СССР; особо подчеркнул ограничение функции КГБ СССР «задачами защиты международной безопасности СССР». И заверил присутствующих в отсутствии военного нападения на Советский Союз, убеждал в связи с этим в правильности сокращения армии, всех видов вооружений, сроков службы в ней, переводу на профессиональную основу, что, по его убеждению, «имело бы огромное международное значение для укрепления доверия и разоружения, включая полное запрещение ядерного оружия…». Призвал, под гробовую тишину зала, к отказу от прежнего «имперского мышления» в территориальном обустройстве Советского Союза: «Я предлагаю обсудить переход к федеральной горизонтальной системе национально-конституционного устройства… предоставление всем существующим национально-территориальным образованиям вне зависимости от их размера и нынешнего статуса равных политических, юридических и экономических прав…»

Когда академик удалился от микрофона, а народный депутат А.Я. Троицкий, избранный от Всесоюзной организации ветеранов войны и труда, выразил накипевшее негодование, почему Президиум делит равноправных народных депутатов на тех, кому можно «выступать по семь, по восемь раз. Почему мы должны сейчас слушать товарища Сахарова? Почему ему разрешают с трибуны Съезда обращаться к народу Советского Союза? Не слишком ли много он берёт на себя?» – зал снова разразился привычными громкими аплодисментами, ими щедро награждались все докладчики.

По итогам заседаний высшего парламентского мероприятия было принято Постановление Съезда народных депутатов Союза Советских Социалистических Республик «Об основных направлениях внутренней и внешней политики СССР». Среди прочих его положений своё внимание уделялось афганской теме, тому о чём говорили выступавшие.

Во-первых, Съезд обязал Верховный Совет СССР и Правительство СССР усилить внимание «к участникам войны в Афганистане, в первоочерёдном порядке решать их насущные проблемы».

Во-вторых, Съезд признал важнейшим внешнеполитическим шагом последних лет вывод советских войск из Афганистана, в связи с чем обратился «к парламентам и международной общественности с призывом всемерно содействовать возвращению советских солдат и офицеров, не вернувшихся с афганской войны и томящихся на чужбине».

В-третьих, Съезд обратил «особое внимание на необходимость создания надёжных гарантий, способных полностью исключить на будущее недемократическое, негласное принятие внешнеполитических решений, имеющих жизненно важное значение для страны, её народов. Впредь такие решения должны приниматься лишь после их обсуждения в Верховном Совете СССР, его комитетах и комиссиях палат, а наиболее крупные, например, связанные с союзническими отношениями, заключением важнейших договоров, выноситься на рассмотрение Съезда народных депутатов СССР.

И, наконец, в-четвёртых, Съезд поручил Верховному Совету СССР «выработать политическую оценку принятого в своё время решения о вводе советских войск в Афганистан и доложить её на втором Съезде народных депутатов СССР».

VIII.

Второй Съезд народных депутатов СССР:

Моральное и политическое осуждение ввода советских войск

в Афганистан.

Во второй половине 1989 г., к радости западных политологов, наконец-то свершилось зримое «свёртывание социализма» и открылись необратимые центробежные процессы в его мировом лагере. Наступила пора открытой политической конфронтации, что сказалось и на отношении к афганской теме, её пересмотре на II Съезде народных депутатов СССР (12-24 декабря 1989 г) в негативном свете.

Ускорили этот поворот событий резкий перевод правовой советской системы на безусловное подчинение установкам международного права, троекратная после XXVII съезда КПСС кадровая чистка партаппарата в центре и на местах, равно советских органов власти, что основательно пошатнуло их прежнее влияние в народе и межвластную корпоративность. Прошёлся беспощадный кадровый каток по специальным службам и правоохранительным органам. Усиливался на глазах экономический кризис, вызванный резким падением цены на нефть со $125 за одну тонну (1985 г.) до $40-50 (1989 г.), и быстро наступала зависимость от поставок импортных продовольственных и промышленных товаров. Перестроечная программа экономических реформ, открытая в 1987 г., приказала долго жить.

Напротив, росли эмиссия денежной массы, дефицит бюджета, инфляция, номенклатурная приватизация, перекачка денег из госсектора в фальшивые банки и предприятия. Вдобавок осенью 1989 г. произошёл окончательный раскол в Коммунистической партии СССР на Центр и Республики. Однопартийная система, не скрепляемая больше проверенными профессиональными ортодоксами, умело спроваженными под молотилку увольнений, стремительно катилась под откос. На сентябрьском пленуме ЦК КПСС 1989 г. делегаты литовской компартии объявили о намерении выхода Литовской ССР из состава Союза ССР. А вскоре Верховные Советы прибалтийских ССР аннулировали действие 6-й статьи Конституции СССР о лидирующей роли (ядре) КПСС в обществе, признали незаконность своего «насильственного» присоединения к СССР в 1940 году…

Благодаря столь значимым политическим и экономическим встряскам, происходящим в текущей социальной жизни, на II Съезде народных депутатов СССР царила взвинченная обстановка. Ведь предстояло дать оценку неправомерности пакта Молотова-Риббентропа, тбилисским событиям, заслушать и обсудить проблему усиления борьбы с появившейся, будто чёрт из табакерки, советской организованной преступностью, отказаться от ст. 6 Конституции СССР, провести законопроекты о собственности, о земле, рассмотреть другие злободневные темы, в том числе лоббируемую афганскую.

На четвёртый день работы II Съезда (15 декабря) оповестили о смерти руководителя МДГ академика А.Д Сахарова, случившейся днём ранее, вечером. Днём, на заседании, он был жив и здоров. Председательствовал М.С. Горбачев, он выразил соболезнование, дал оценку деятельности покойного: «Всё что делал Андрей Дмитриевич, было продиктовано его недремлющей совестью, глубокими гуманистическими убеждениями». Выступил также заведующий отделом института русского языка и литературы (Пушкинский дом) АН СССР академик Д.С. Лихачев: «Мы могли соглашаться с отдельными его предложениями или не соглашаться, но это был человек абсолютной искренности, абсолютной чистоты».

20 декабря в мировых СМИ грянуло громом среди ясного неба сообщение о вооружённом вторжении США в Панаму, игнорированное партийной и советской администрацией II Съезда, как вступающее в острое противоречие с предстоящим политическим осуждением ввода советских войск в Афганистан. Информацию об американской агрессии те, кто председательствовал, затирали сводками, поступающими из Румынии, где «народное восстание», наученное неудачным опытом пекинской площади Тяньаньмэнь, прошло по успешному режиссированному сценарию. Участница Варшавского Договора – Социалистическая Республика Румыния – оказалась брошена руководством СССР на произвол судьбы. Так, в странном временнóм совпадении с панамскими событиями, осуждением Афганской кампании, крошился некогда братский политический режим Николáе Чаушеску. И отцам советской Перестройки выгоднее виделось перед народными депутатами СССР продемонстрировать крушение мировой системы социализма, нежели осудить захват Панамы войсками «дяди Сэма». Председательствующий М.С.Горбачёв предложил направить в Румынию медицинскую помощь... Тем же временем в советских СМИ клеймили панамского генерала Норьегу как закоренелого торговца наркотиками, получившего по заслугам…

Бурные дебаты вызвали одноимённые доклады Министра внутренних дел СССР В.В. Бакатина и Генерального прокурора СССР А.Я. Сухарева «Об усилении борьбы с организованной преступностью». Прибалтийцам, поддержанным МДГ, удалось после повторного голосования осудить пакт Молотова-Риббентропа от 23.08.1939 и утвердить его юридическую несостоятельность. Этот тактический маневр облегчал им перспективу нравственно бесконфликтного выхода из состава Союза ССР, что по большому счёту легализовало процедуру сепаратизма, давало де-юре старт развалу Советского Союза. Докладывал народный депутат, член Политбюро ЦК КПСС ветеран Великой Отечественной войны и ветеран ВКП(б) с 1944 г. А.Н. Яковлев, который посетовал, что первоисточник пакта не найден: «Оригиналы у нас были, а затем они исчезли. Куда они исчезли, ни комиссия, никто об этом не знает».

Полному разгрому подверглась первичная версия доклада о правомерности применения силы армией во время усмирения массовых беспорядков в Тбилиси. После жарких дискуссий и хлопанья дверьми народными депутатами из Грузинской ССР была достигнута новая редакция проекта резолюции – применённые военными меры осудить!

Накал страстей поднялся градусами выше после обсуждения вопросов об отказе от руководящей роли КПСС согласно ст. 6 Конституции СССР, о собственности, о земле, из которых два последних подавляющее большинство делегатов II Съезда не восприняло: проблемы пока ещё не достигли нужной политической кондиции.

На двадцать втором заседании, 24 декабря, в заключительный день работы Съезда, народные депутаты изрядно подустали от непрерывных, до хрипоты, споров, утверждённых и отринутых исторических решений, кулуарных интриг. В этом переутомлённом психологическом состоянии им было предложено председательствующим А.И. Лукьяновым – заместителем Председателя Верховного Совета СССР, заслушать плановую информацию Комитета Верховного Совета по международным делам о политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан. Слово было предоставлено А.С. Дзасохову – первому секретарю Северо-Осетинского обкома КПСС, дипломату в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР, и.о. Председателя Комитета Верховного Совета по международным делам, руководителю комиссии Верховного Совета СССР, занимавшейся выполнением Постановления I Съезда народных депутатов СССР в части выработки политической оценки Афганской кампании.

Перед Александром Сергеевичем стояла нелёгкая задача. Будучи настоящим патриотом Родины, искренним коммунистом (в 1990-1991 гг. удостоен членства в Политбюро ЦК КПСС, избран секретарём ЦК КПСС), он не мог сходу очернить ввод советских войск в Демократическую Республику Афганистан. Не мог, однако и публично оправдывать это решение, потому что был профессиональным политиком, понимал, что в условиях затеянной перестройки положительный тон здесь не уместен. И поступил, как подсказывало ему мышление дипломата.

Выступая перед народными депутатами, тов. Дзасохов сообщил о большом объёме проделанной работы в промежуток времени между Съездами. Члены комитета ознакомились с документами Советского правительства и ЦК КПСС, материалами МИДа, Минобороны, КГБ, беседовали «со многими лицами, занимавшими в конце семидесятых годов ответственные посты в партийных и государственных органах, военачальниками, дипломатами, руководителями различных ведомств, связанных с развитием советско-афганских отношений». Шли прения в самом комитете, в них принимали участие «народные депутаты СССР, представители других комитетов Верховного Совета, воины, прошедшие Афганистан, и целый ряд экспертов». После проделанной работы, продолжил он, пришли к выводу: «решение о вводе советских войск в Афганистан заслуживает морального и политического осуждения».

Далее А.С. Дзасохов описал сложную международную обстановку, в которой принималось решение от 25 декабря 1979 г., сложившихся у тогдашнего руководства страны представлениях о намерении определённых кругов США «взять в Афганистане реванш за утрату позиций после падения шахского режима в Иране», о чём имелись факты. Присутствовали мотивы укрепить безопасность СССР на подступах к южным границам. Отмечались элементы вооружённого вмешательства в дела Афганистана извне. Были обращения афганского правительства к советскому руководству за помощью, которые отклонялись с ответными заявлениями, что «афганская революция должна сама защитить себя». Но из-за чрезмерной идеологизации советской внешнеполитической деятельности, доминировавших в ту пору идеологических установок, решение всё-таки состоялось. «Соответствующая этим воззрениям аргументация, – докладывал он, –  была положена в основу обращения советского руководства к главам зарубежных государств в связи с объявлением о вводе контингента наших войск в Афганистан».

Затем и.о. Председателя Комитета Верховного Совета по международным делам отметил урон авторитету советской политики, нанесённый применением силовых методов. Особо выделил недопустимость нарушения норм поведения, «которые должны быть приняты и соблюдаться в международном общении». А «многочисленные нарушения этих норм другими государствами, имевшие место и тогда, и, к сожалению, в последнее время (Александр Сергеевич имел в виду, вероятно, вторжение США в Панаму в дни работы II Съезда) не могут служить поводом к оправданию подобных действий со стороны нашего государства». После этих слов он обратил внимание народных депутатов на нарушение положений Конституции СССР, согласно которым вопросы мира и войны, – пункт 8) статьи 73 – защита суверенитета, охрана государственных границ и территории СССР, организация обороны, руководство Вооружёнными Силами СССР – подлежит ведению СССР в лице его высших органов государственной власти и управления. Но Верховный Совет СССР и его Президиум «вопрос о вводе войск в Афганистан не рассматривал», подчеркнул Александр Сергеевич.

И вместе с этим, по понятным причинам, не упомянул о другой стороне афганской монеты. Что в Основном Законе СССР ни словом не обмолвливалась ситуация ввода войск в зарубежное государство по его согласию, точнее, по его просьбе в условиях, когда состояние войны отсутствует: нет её объявления одним государством другому; нет обоюдно врученных по этому поводу дипломатических нот. Даже слова «воинский контингент» в нормах Конституции СССР в редакции тех лет отсутствовали.

Не сказал, что в соответствии со ст. 6 Конституции СССР руководящей и направляющей силой советского общества в 1979 г. являлась именно КПСС, что согласно этой норме КПСС «определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР». И на Политбюро ЦК КПСС в декабре 1979 г., и на Пленуме ЦК КПСС летом 1980 г. за ввод советских войск в Афганистан проголосовали все присутствующие, прекрасно осведомлённые о предварительной проработке этого ответственного вопроса наиболее авторитетными членами Коммунистической партии СССР высшего звена.

Не нашёл необходимым докладчик указать на ратифицированный Верховным Советом СССР двусторонний Договор 1978 г. А именно им предусматривалась взаимная военная помощь между Советским Союзом и Демократической Республикой Афганистан. Нет, он уверял наполненный народными депутатами зал Кремлёвского Дворца, что решение о вводе советских войск принималось «узким кругом лиц» – Брежневым (1906-1982), Устиновым (1908-1984), Андроповым (1914-1984) и Громыко (1909-1989). Эти уже ушедшие из жизни к дням работы II Съезда государственные и партийные лидеры, без упоминания также покойного Суслова (1902-1982), были определены возглавляемой им комиссией как виновные в принятом решении о вводе ОКСВ в ДРА. Остановимся ненадолго на этом месте и внесём уточнения.

При всей справедливой и нужной критике в адрес гуманитарной ущербности правовых и других социальных норм, по которым привычно протекало в 1970-е гг. бытие советской страны, ибо других правил не существовало, сцены, связанные с принятием решения десятилетней давности, его правового сопровождения, о чём писалось выше, имели иные характеристики. II Съезд абсолютно верно поступил, когда внёс изменения и дополнения в Основной Закон СССР (статьи 113, 119, 121 и др.)[1], в целях правового восполнения выявленных пробелов конституционного законодательства, действовавшего в 1979 г. Однако вместо объективного рассмотрения афганского вопроса, была устроена публичная, на лицезрение мирового сообщества, перестроечная политическая порка уже покойных лидеров СССР! Хотя эти люди исполняли возложенные на них обязанности по управлению государством старательно и добросовестно: в силу интеллекта и других потенциалов, которыми были наделены как от природы, так и в процессе домашнего и уличного воспитания, как в годы получения образования, так и в долгий период накопления административного и политического опыта. Точно также, в искренних представлениях о честном служении общественному долгу, поступали при совершенно других исторических обстоятельствах монархи Российской империи, правители Старого Света и Нового Света, Африки и Азии. К чему нужно было сечь розгами самих себя, как неумно поступила известная унтер-офицерская вдова из гоголевского «Ревизора»?

В этом постыдном самобичевании заключалась сердцевина, квинтэссенция духовного состояния участников и I и II Съездов народных депутатов СССР. Большинство из них, а точнее – 80%, или восемь человек из каждых десяти, являясь членами КПСС, традиционно, искренне и слепо доверяя, исполняли установку партии о необходимости вывода советских войск из Афганистана, провозглашённую на XXVII Съезде КПСС. Партийные, комсомольские и советские функционеры, учёные и журналисты  уловили эту конъектурную волну. Недолго раздумывая, они вступили в негласный психологический союз с Западом и его рупором в Советском Союзе – политической оппозицией в лице той же МДГ и возглавлявшего её академика А.Д. Сахарова, которого до этого, опять же, по партийному указанию, нещадно пинали ногами. И довели линию КПСС до конца – морального и политического осуждения Афганской кампании.

Сказала бы Коммунистическая партия, что князь Александр Невский – негодяй, потому что в 1242 г. побил шведов, не дал тевтонцам мечом насадить западную «миролюбивую» демократию в свободном славянском Новгороде. И тогда на I, и на II Съездах народных депутатов СССР создали бы специальную комиссию, изучили исторические архивы, опросили очевидцев, пришли бы к заключению, что, да, Невский, ох, какой ещё был негодяй! Объявил бы коммунистический лидер на XXVII Съезде КПСС о моральном и политическом осуждении генерала Ермолова и генерала Скобелева за их военные победы на Кавказе и в Средней Азии, продвижение российской цивилизации – нашли бы аргументы опорочить обоих национальных героев!

В продолжение выступления А.С. Дзасохов вынес суждение о способности национальных сил Афганистана самостоятельно определять судьбу своей страны, дать отпор вооружённой оппозиции, которая вскоре прикажет долго жить, что президент страны Наджибулла «с пониманием воспринял и активно поддержал советский подход к вопросу о выводе советского военного контингента». Не забыл упомянуть о продолжении политической и моральной поддержки соседнему афганскому народу в соответствии с двусторонними соглашениями.

Поскольку в развязывании Афганской кампании определилась не КПСС в целом, но почившие в бозе отдельные её руководители, постольку Александром Сергеевичем была выделена непричастность солдат и офицеров, направлявшихся в Афганистан, к политическому и моральному осуждению самого решения о вводе в него советских войск. «Они лишь выполняли свой воинский долг… Прошу почтить память наших погибших товарищей минутой молчания». (Минута молчания).

Ляпни тогда кто-нибудь в Кремлёвском Дворце Съездов намеренную ложь, что и «афганцы»-интернационалисты осуждаются морально и политически, потому что они якобы хладнокровные убийцы: уничтожали не только вооружённого противника, но мирное население, они его массово, намеренно и цинично зачищали, занимались геноцидом, мародёрством, зверствовали, насиловали женщин, убивали детей, – мало не показалось бы. Не меньше полумиллиона советских граждан, знающих с какой стороны браться за автомат, с опытом боевых действий выразили бы массовый протест на провокацию такого рода. «Афганцы»  это не шахтёры, стучащие касками по асфальту, они – организованная сила, наделённая куда более опасным для провокаторов потенциалом. Поэтому самоубийственных публичных заявлений с трибуны Съезда, исключая известное интервью академика Сахарова канадской газете, да ещё кулуарных и кухóнных шипений, политическая оппозиция благоразумно не делала.

Завершил отчёт руководитель комиссии, занимавшейся афганской темой по инициативе, напомним, «ленинградской группы», практическими предложениями о внесении необходимых изменений в Конституцию. В ней на момент проведения II Съезда содержались лишь общие положения об использовании контингента Вооружённых Сил СССР в случае необходимости выполнения международных договорных обязательств по поддержанию мира и безопасности. Требовалось конкретизировать такой порядок. И внёс ещё одно принципиальное предложение о целесообразности «создания в рамках Верховного Совета СССР Комиссии по делам бывших военнослужащих контингента советских войск в Афганистане». А 15 февраля было предложено определить Днём памяти завершения вывода наших войск из Афганистана, отмечать ежегодно.

Последними словами докладчика, при подавленном молчании зала, в котором присутствовали 120 народных депутатов из числа «афганцев», опустивших очи долу, были следующие: «Предстоит большая и многогранная работа политиков, дипломатов, учёных для всесторонних оценок этого полного драматизма исторического события».

После выступления тов. Дзасохова трибуна была предоставлена для прений. Высказаться захотели 11 человек. Из них лишь малая толика народных депутатов не выразили вслух прямого одобрения проекту Постановления, первоначальный текст которого имелся на руках у присутствующих в зале. В числе отступников оказался председатель Советского Пагушского комитета[2] академик В.И. Гольданский – директор Института химической физики имени Н.Н. Сеченова АН СССР. Он искусно ёрничал, в иносказательной манере прошёлся по внешней политике М.С. Горбачева, которая «далеко обогнала внутреннюю». Рекомендовал дать высокую оценку его внешней политике в тексте проекта Постановления. Народные депутаты Виталию Иосифовичу аплодировали, не разгадав за его словами горький юмор, свойственный артистической школе незабываемого Аркадия Райкина.

Ветеран Великой Отечественной войны генерал-майор в отставке Салих Халилович Халилов из Дагестана предложил в проекте Постановления осудить «попытки использовать решение политического руководства о вводе контингента советских войск в Афганистан для дискредитации Советской Армии…». Женщина-врач Калиновской центральной районной больницы В.В. Гнатюк из Украины настаивала на внесение в текст вольнонаёмных, принимавших участие в Афганской кампании. В.Н. Очиров предложил в ряду других дополнений в внести в проект и такой: в связи «с политический оценкой решения о вводе советских войск в Афганистан отменить постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР об увековечении памяти Брежнева, Устинова, Черненко, Громыко в той части, где говорится о льготах, устанавливаемых для проживавших с ними на момент смерти членов семьи: бесплатные квартиры, государственные дачи, государственные машины, спецполиклиники и спецснабжение».

Остальные народные депутаты, имена которых оставим за скобкой, помимо дельных рекомендаций, стандартно «поддержали, одобрили и усилили», как и требовала провозглашённая М.С. Горбачёвым линия партии. Фразы вроде: «Теперь вряд ли у кого осталось сомнение, что наше вовлечение в афганские события было трагической ошибкой»; «Все должностные лица, которые сейчас объявлены главными организаторами этой акции, должны нести ответственность»; «…решение о вводе советских войск в Афганистан заслуживает морального и политического осуждения», – звучали довольно дружно. И всё же проект не содержал пока ещё чётко сформулированного политического ярлыка событиям декабря 1979 г., носил расплывчатый смысл, щадящий реноме советского государства, а по большому счёту – не замарывал историческую честь военных баталий, проводимых Россией со времён оных.

Наконец, председательствующий предложил голосовать, что сделали дважды: вначале за сам проект Постановления, право на его существование, основу, а затем после обсуждения всех пунктов документа – за окончательную его редакцию.

В первый раз результаты голосования были следующими:

Проголосовало «за»                    1678

Проголосовало «против»                18:

Воздержалось………………………19

Всего проголосовало……………1715

И тут неожиданно слово взял К.Ю. Лавров – артист Ленинградского академического Большого драматического театра имени Горького, председатель правления Союза театральных деятелей СССР (избирался от Союза театральных деятелей СССР). Он возмутился, что Постановление, «за которое мы сейчас проголосовали как за основу, называется «О политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года». Тем не менее в этом Постановлении начисто отсутствует сама политическая оценка. Всё сводится лишь к тому, что в пункте 1 написано: «Съезд народных депутатов СССР принимает к сведению политическую оценку…»

Считаю, что в постановляющей части должно быть записано следующее: «Пункт 1. Съезд народных депутатов категорически и решительно осуждает или… (Шум в зале)… считает, что решение о вводе советских войск в Афганистан заслуживает морального и политического осуждения». Это должно быть записано в постановляющей части решения». (Аплодисменты).

А.И. Лукьянов, председательствовал он, попытался было спасти первоначальный, не ершистый, вариант проекта, уточнил, что к нему будет прилагаться пояснительная записка комиссии Верховного Совета СССР, где «лица названы гораздо шире. Или мне взять формулировку депутата?» – компромиссно вопросил он. Из зала раздалось настойчивое: «Лаврова». Инициативу именитого актёра тут же поддержал Ю.Ф. Карякин, он призвал «очищаться до конца». За ним выступил член Комитета Верховного Совета СССР по делам ветеранов и инвалидов А.С. Колодезников (от ВЛКСМ): «Я поддерживаю поправку депутата Лаврова». И предложил поручить Совету Министров «в течение первого квартала 1990 года разработать государственную программу социальной реабилитации бывших военнослужащих Вооружённых Сил…» Заместитель главного редактора еженедельника «Собеседник» Ю.Ф. Емельяненков внёс в проект дополнительный пункт об издании «Книги памяти», буксовавшей в Минобороны, чтобы увековечить погибших и пропавших без вести.

После всех выступлений, учёта поступивших мнений, председательствующий поставил проект Постановления на второе голосование. Итоги процедуры показали, что даже при некотором сокращении числа народных депутатов, принявших в ней участие, акцент в сторону вынесения отрицательной политической оценки вводу советских войск в Афганистан усилился:

Проголосовало «за»………………1681

Проголосовало «против»……………..9

Воздержалось………………………….11

Всего проголосовало………………1701

В принятой редакции Постановление выглядело так:

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ

СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ

РЕСПУБЛИК

О политической оценке решения о вводе

советских войск в Афганистан в декабре 1979 года

1. Съезд народных депутатов СССР поддерживает политическую оценку, данную Комитетом Верховного Совета СССР по международным делам решению о вводе советских войск в Афганистан в 1979 году, и считает, что это решение заслуживает морального и политического осуждения.

2. Съезд поручает Конституционной комиссии при подготовке проекта новой Конституции СССР учесть предложение о конкретизации основных принципов принятия решений об использовании контингентов Вооруженных Сил СССР, предусмотренных пунктами 13 и 14 статьи 113 и пунктом 13 статьи 119 действующей Конституции СССР, в увязке с разработкой Положения о Совете обороны СССР.

3. Верховному Совету СССР рассмотреть вопрос о создании Комиссии по делам бывших военнослужащих контингента советских войск в Афганистане.

4. Поручить Совету Министров СССР разработать государственную программу, направленную на решение вопросов, связанных с устройством жизни и быта бывших военнослужащих и других лиц, входивших в состав контингента советских войск в Афганистане, а также семей погибших воинов.

Председатель Верховного Совета СССР М. ГОРБАЧЕВ

Москва, Кремль, 24 декабря 1989 г.

№ 982 – I

Стоит обратить внимание, что на фоне принимаемого уничижительного для собственной истории проекта Постановления о политическом осуждении ввода советских войск в Афганистан, военную агрессию США в Панаме нашли храбрость публично осудить всего лишь два народных депутата – В.И. Гольданский и П.В. Шетько...

Не менее занимательно другое.

За два дня до принятия указанного Постановления и через два дня после американского вторжения в Панаму, 22 декабря, на восемнадцатом заседании, председательствующий А.И. Лукьянов объявил народным депутатам, что Советский комитет защиты мира выпустил уникальный сувенир – рубль-доллар, сделанный из титана, металла, из которого был изготовлен корпус советской ракеты Р-12. Уничтоженной согласно советско-американскому Договору о ракетах средней и меньшей дальности. 23 и 24 декабря в Зеркальном зале «будет организована продажа этих сувениров»…

IX.

Вооружённые интервенции, конфликты,

перевороты и войны, имевшие место в мире

в период нахождения ОКСВ в Афганистане.

1. Спустя четыре года после ввода советских войск в Афганистан США предприняли вооружённое вторжение в Гренаду – островное государство в Карибском бассейне. Цель операции «Вспышка ярости» («Urgent Fury») – возвращение Сент-Джорджеса (столица Гренады) на орбиту сателлитов Америки. Её гренадцы покинули после переворота в марте 1979 г. – взяли ориентир на сотрудничество с Островом Свободы и Москвою. Этого США в собственном «подбрюшье» после утраты Кубы и наступательного развития революционных процессов в других странах Латинской Америке под эгидой СССР, в частности, Никарагуа, Сальвадоре – терпеть не намеревались.

Основанием для военной операции, помимо привычных штампов о защите американских граждан (630 американских студентов-медиков) и восстановления стабильности, стало организованное, надо думать, американской разведкой обращение Организации Восточно-карибских государств (ОВКГ)[3] к США, Барбадосу и Ямайке направить на Гренаду многонациональные миротворческие силы. Такой маневр предусматривался ст. 8 Договора о коллективной безопасности ОВКГ. В Совет Безопасности ООН за помощью не обращались.

Вооружённое нападение состоялось 25-28 октября 1983 г. многотысячными морскими, сухопутными и военно-воздушными ударными подразделениями США (только один воздушный десант исчислялся 5 000 чел.) при участии всего-то 350 военнослужащих и полицейских Барбадоса и Ямайки. По ошибке наступающие войска разгромили психиатрическую больницу, но осознанно блокировали иностранные посольства, как бы случайно неоднократно обстреляли Посольство СССР.

Резолюцию Совета Безопасности ООН от 28.10.1983 провести не удалось: единственными из 12-ти государств-членов Совета Безопасности, кто наложил на резолюцию вето, были сами США. Тем не менее, под действием тайных пружин, на которые, вероятно, на этот раз нажала советская дипломатия и спецслужбы, Генеральная Ассамблея ООН 02.11.1983 приняла резолюцию, осудившую вторжение США на Гренаду с требованием прекратить вооружённую интервенцию, вывести войска. Насадив марионеточное правительство, американцы вывели силы вторжения в декабре 1983 г., не полностью – остался ограниченный контингент войск.

Военная база США функционирует на Гренаде до сих пор. На острове по-прежнему действует проамериканский политический и экономический режимы, включая оффшорные услуги. Вооружённые силы страны были расформированы в 1983 г. – заменены подразделениями полиции (500 чел.) и береговой охраны (60 чел., 4 патрульных катера). Навыки, приобретённые в ходе вооружённого нападения на Гренаду, американцы сполна использовали при оккупации Панамы в 1989 г. Советский Союз, похоже, этот зарубежный военный опыт, как и собственный афганский, во внимание не принял.

Показательна реплика президента США Рональда Рейгана, его объяснение, почему о вторжении на Гренаду не был поставлен в известность конгресс США:

«Нельзя было позволить, чтобы призрак Вьетнама вечно витал над страной и препятствовал нам защищать законные интересы национальной безопасности. Я подозревал, что, если мы даже под строжайшим секретом сообщим о готовящейся акции лидерам конгресса, среди них всегда найдётся человек, который сообщит о ней средствам массовой информации. Мы не стали ни у кого испрашивать разрешения, а поступили так, как считали нужным».

Примечательно и другое. Незадолго до атаки американских войск на этот остров в Карибском море, Р. Рейган выступал во Флориде перед аудиторией Национальной ассоциации евангелистов США с докладом «Религиозная свобода и Холодная война». Это было 8 марта 1983 г. Там он успешно запустил политический штамп о Советском Союзе, назвав СССР «средоточием зла в современном мире», «империей зла». Американский президент использовал устоявшееся литературное, а позднее и кинематографическое выражение, по смыслу означающее приход Сатаны для уничтожения мира добрых людей. Прототипом данного эвфемизма стала Империя Зла, заимствованная из киносаги «Звёздные войны» 1970-х голливудского режиссёра Джорджа Лукаса. В этом вымышленном, фантастическом мире, жирной линией проходит непримиримая борьба между Империей Зла – Тёмной Силой Дайта Вейдера и миром демократии, справедливости, всеобщего счастья.

2. В дни подготовки материалов для проекта Постановления о политической оценке ввода советских войск в Афганистан и его принятия 24 декабря 1989 г. вооружённые силы США вторглись в Панаму под предлогом защиты жизней 35 тыс. американских граждан, «восстановления демократии» и «сохранения демократии» (операция «Правое дело» – Operation «Just Cause»). На самом деле целью оккупации страны было недовольство американского правительства, вызванное, во-первых, непростительным уклонением панамцев от пересмотра соглашения о контроле над Панамским каналом: в 1999 г. США обязаны были передать его под полную юрисдикцию местной администрации. Во-вторых, Панама отказалась предоставить Вашингтону возможность проведения спецопераций со своей территории против Сандинистского фронта национального освобождения, занятому революцией в Никарагуа (сандинистам импонировал СССР).

Нападение произошло 20 декабря 1989 г. с блокированием американскими военными посольств иностранных государств, включая Посольство СССР, расположенных в одноимённой столице Панамы, в нарушение международного права об иммунитете дипломатических объектов. Юридических поводов для развязывания вооружённого конфликта у Америки ни в виде двусторонних Договоров или Соглашений не имелось, как отсутствовала опора и на нормы международного права.

Реакции II Съезда народных депутатов СССР на эту очевидную агрессию в виде постановления или обращения, заявления – аналогичных реакции на ввод советских войск в Афганистан, о чём уже говорилось, не последовало. Выразителен ответ администрации США на Резолюцию 44-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, принятую 29 декабря 1989 г., спустя пять дней после завершения II Съезда, с осуждением агрессивных действий Вашингтона, требованием прекратить интервенцию и вывести войска из Панамы. Представитель США в ООН отмахнулся от претензий мирового сообщества тем, что, в ходе военной операции Америка «реализовала право на самооборону». Под нападавшим на США подразумевался, надо полагать, генерал Мануэль Норьега – командующий Национальной гвардией Панамы и правитель государства без обладания официально признанного на то должностного статуса. Сгубило его тяготение к взаимодействию с латиноамериканскими странами, курируемых Советским Союзом. Норьегу обвинили в международной торговле наркотиками, доставили в США, где осудили в 1992 г. на 40 лет, но сократили срок до 30 лет лишения свободы: приняли во внимание прежнее тесное сотрудничество опального генерала с ЦРУ.

Панамские вооружённые силы в феврале 1990 г. были расформированы с мотивировкой «зачем нам кормить свою армию, если нас американцы защищают». В настоящее время периметр Панамского канала охраняет полиция. Войска вторжения США были выведены из Панамы в том же феврале 1990 г., но не в полном составе. В 1999 г. военные базы в Панаме американцами покинуты, однако финансовое и политическое влияние в стране остались по-прежнему крепкими, равно и контроль над самим каналом.

Как мы видим, пока советские войска находились в Афганистане, давали отпор набирающему силы международному терроризму, вскармливаемого Пакистаном, Ираном, Китаем, другими государствами мира, что диктовалось геополитикой 1970-1980-х гг., Вашингтон дважды успешно оккупировал суверенные территории в своём «подбрюшье».

Первый раз, напомним, в 1983 г. – Гренаду, руководствуясь в этом насильственном акте просьбой близлежащих государств. А сами эти страны, не обращаясь в Совет Безопасности ООН, ссылались в необходимости проучить Гренаду на многосторонние договорные отношения о взаимной военной помощи. Обратим на это обстоятельство особое внимание.

Второй раз, – в дни работы II Съезда народных депутатов СССР 12-24 декабря 1989 г., – в Панаму, вообще без каких-либо правовых оснований и сторонних приглашений.

И дважды, формально подчиняясь требованиям ООН, выводили часть ограниченного контингента войск с захваченных территорий. Но оставляли толику вооруженных сил, разведку, советников и верное США марионеточное правительство для поддержания «демократия и порядка», а проще – сохранности проамериканского базиса текущей политической и экономической жизни в своём «подбрюшье».

Совершенно по другому сценарию, критически ущербному для национальных интересов СССР и его международного имиджа, протекал ввод и вывод ОКСВ. Это привело к тому, что Советская Россия, а следом за нею как правопреемник Российская Федерация, утратили в Кабуле устойчивые политические позиции, завоёванные со столь большими человеческими жертвами и экономическими затратами. К слову, Афганистан по сухопутной площади превышает Панаму в 8,5 раз, а Гренаду во все 1 928 раз. Но с учётом того, что не менее 80% скудной богатой водными ресурсами территории Афганистана занимают горы и плоскогорья, выходит, что современная Исламская Республика Афганистан – это две пригодные для жизни Панамы. Не так уж и много, чтобы сохранить в этом некогда дружественном государстве собственные интересы.

3. Не только приведёнными выше примерами военных действий за пределами Афганской кампании отмечались 1979-1989-е гг. В нарастающей год от года динамике фиксировались тревожные события в Сербии, где в Косово голову подняли сепаратисты-албанцы. Их антигосударственную деятельность активно поддерживали страны Запада. Итоги хорошо известны: в 1999 г. под предлогом «гуманитарного» вмешательства 19 государств-членов НАТО осуществили в Югославии 78-дневную военную кампанию Operation Allied Force (Операция «Объединённая сила»). Она повлекла не только многочисленные жертвы среди мирного населения, но внесла в этот регион межэтническую нестабильность на все последующие годы.

2 апреля – 14 июня 1982 г. состоялась яростная вооружённая стычка между Великобританией и Аргентиной за контроль над Фолклендскими островами без формального объявления войны друг другу. Лондон взял верх, доказав цивилизованному миру, что Великобритания как и прежде остаётся в лидерах мировой политики и военной мощи.

Помимо сказанного, 1980-е годы отметились:

– гражданскими войнами в Ливане (1970-1990), включая военную операцию Израиля «Мир Галилее», – «Ливанская война» – на территории Ливана в 1982 г., в Эфиопии (1974-1991), в Сальвадоре (1979-1992), в Анголе (1975-2002), в Судане (1983-2005);

– вооружёнными конфликтами в Намибии (1966-1989), в Западной Сахаре (1975-1991);

– войнами между Ираном и Ираком (1980-1988);

– другими событиями массового и чаще неправомерного применения различного рода вооружений одной стороной против другой в разных частях света, что надо признать типичными характеристиками нездорового бытия мирового сообщества в XX веке.

Афганская кампания 1979-1989 гг. на этом мрачном фоне выглядит чуть ли ни светлым пятном, поскольку, несмотря на сопровождавшие её жертвы, проводилась в рамках межгосударственных договорных отношений между ДРА и СССР.

X.

Некоторые следствия Афганской кампании.

По убеждениям экспертов в области военных конфликтов, официально опыт боевых действий в Афганистане руководством СССР глубоко не обобщался и не учитывался. Руководство страны после вывода советских войск из этой восточной страны предприняло меры против свободного доступа к архивным материалам. Да и самих оригинальных документов от истинного их объёма осталось куда меньше прежнего: «бумажки», не размышляя об исторической ценности рапортов, сводок и переписки, уничтожили сами военнослужащие, ещё находясь на территории ДРА.

По выводам начальника Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России, доктора юридических наук, генерал-лейтенанта В.С. Христофорова, игнорирование афганского опыта, в частности, лидерами бывших Советских Республик в урегулировании внутриполитических проблем, привело к тому, что только в 1992 г. в результате межнациональных конфликтов погибло свыше 150 тыс. соотечественников. Эта цифра в десять раз больше, чем боевые и иные потери, понесённые нами за девять лет пребывания Советских войск в Афганистане.

Какие же утраты понесли Союз ССР и его приемник Российская Федерация по факту исследуемой военной кампании?

1. Необратимые людские и санитарные потери.

По разным оценкам, от 500 тыс. до 3 млн. советских военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, включая 21 тыс. гражданского персонала, направлялись в Афганистан в 1979-1989 гг. по разным основаниям и на разные временные сроки. Чаще называют величины в пределах одного миллиона.

Есть источники, категорически утверждающие, что с 25.12.1979 по 15.02.1989 в составе ОКСВ прошли военную и гражданскую службу 641 тыс. чел. Из них военнослужащих – 620 тыс. чел. В том числе в составе 40-й армии – 525,2 тыс. чел. (62,9 тыс. офицеров). В пограничных войсках, других подразделениях КГБ СССР – 90 тыс. чел. В МВД СССР – 5 тыс. Гражданский персонал – 21 тыс. чел.

За девять лет, один месяц, 19 дней боевых действий в Афганистане погибли, по одним источникам 13 835 чел., по другим – 14 453, по третьим – 15 031 чел. Обозначались и 140 тыс. погибших, но без документального подтверждения и доступных пониманию расчётов. Последней выкладке верить не стоит хотя бы потому, что и раненых по стандартам боевой статистики должно быть тогда не менее 450 тыс. чел. Правда то, что умершие в госпиталях от ран и болезней «афганцы» в итоговые цифры погибших не попадали. По подсчётам военных экспертов, совокупные потери по установленным фактам смерти на поле боя и в госпиталях могут достигать 26 тыс. чел.

Согласно официальным данным, получили ранения (санитарные потери) около 50 тыс. чел. Вместе с контуженными, травмированными – свыше 53 тыс. чел. Из них 6 669 «афганцев» остались инвалидами; эти сведения вроде бы проходят по документам советского здравоохранения. Хотя указываются и другие трагические цифры – более 10,7 тыс. инвалидов 1-3 группы.

Претерпели различные заболевания – 415 392 чел. (без учёта рецидива обращения в санчасти и размещения в госпиталях).

Попали в плен, и пропали без вести 312-417 военнослужащих. Из плена освобождены 119-130 чел., погибли в плену свыше ста «афганцев». 18-30 чел. интернированы в другие страны мира: их допустимо наречь предателями, так как они попросили у западных государств политического убежища.

2. Экономические затраты.

Советскому федеральному бюджету присутствие ОКСВ в Афганистане обошлось, по разным выводам, от $70 до 80 млрд. или в среднем не менее $22,8 млн. ежедневных материально-технических расходов. Вроде бы Н.И. Рыжков – Председатель Правительства СССР, предпринимал попытки выяснить сумму экономического ущерба, но информация эта осталась в непубличном поле. Однако, что присуще всем войнам, финансовые последствия Афганской кампании Российская Федерация испытывает, и будет претерпевать ещё не один десяток лет. Это связано с разного вида денежными компенсациями участникам боевых действий в составе ОКСВ, их семьям, неучтённой стоимости уничтоженной и оставленной в Афганистане советской военной техники, других форм не принятого в расчёт ущерба. Например, финансовые отзвуки Великой Отечественной войны федеральный бюджет ощущает до сих пор, что с патриотической точки зрения должно носить непререкаемый и щедрый характер.

3. Технические потери.

Основными единицами технических потерь были грузовики и бензовозы, передвигавшиеся, как правило, в колоннах. Уничтожили их моджахеды (душманы) в обобщённом количестве 11 369 единиц, плюс 510 инженерных машин. За ними следуют 1 314 БТР, БМП, БМД, БРДМ. Далее 433 артиллерийских орудия и миномёта, затем – 322-333 вертолёта, 147-385 танков и 109-118 самолётов. Все ли эти утраты случились в боевых условиях или же по причине, например, износа, аварии и т.п. – неизвестно.

Правительственные войска и другие «силовики» ДРА, по статистике генерала А.А. Ляховского, лишились 362-х танков, 804-х бронемашин разного назначения, 120-ти самолётов, 169-ти вертолётов.

4. Боевые награды.

За мужество и героизм, проявленные в период военных действий в Афганистане, 86 военнослужащих из состава ОКСВ удостоены звания Героя Советского Союза, из них 28 человек посмертно. 202 тысячи награждены орденами и медалями (10 900 военнослужащих – посмертно), в частности, орденом Красной Звезды – 52 520 чел.

5. Потери неправительственных афганских вооружённых формирований – моджахедов (душманов).

Афганские правительственные войска при поддержке ОКСВ огневыми средствами положили на полях брани в ДРА, как уверял академик А.Д. Сахаров, миллион человек с перевесом пострадавших среди мирного населения, не всегда вызванных боевыми обстоятельствами. Цифра эта, вероятно, как и другие данные, которыми Андрей Дмитриевич оперировал, была, вероятно, заимствована из радиопередач типа «Голос Америки».

В отдельных книгах, опубликованных после Афганской кампании, приводились примеры, когда штурмовая авиация ДРА и ОКСВ сравнивала с землёй густонаселённые кишлаки, дехкане «расстреливались как заложники за действия партизан». Случалось ли подобное – остаётся на совести авторов, точности описываемых ими боевых ситуаций.

Нельзя забывать о ликвидации иностранных наёмников и так называемых добровольцев. Они прибывали в Афганистан из зарубежных государств, принимали участие в разносторонних действиях против вооружённых сил Кабула и советских войск. Это саудовцы, египтяне, сирийцы, иорданцы, иранцы, пакистанцы, уйгуры, алжирцы, этнические европейцы, североамериканцы, др. Каково было их число, навряд ли кто скажет точно или даже приблизительно.

Исходя из привычных пропорций между убитыми и ранеными в военных конфликтах новейшего времени – 1:5, санитарные потери у моджахедов, наёмников, мирного населения, якобы понесших миллионную утрату, должны были бы составить минимум 5 млн. чел., из них остаться инвалидами – не менее 42 тыс. афганцев и иностранцев. Но такой виктимной статистики в Афганистане не зарегистрировано. Реальные жертвы, подходя к этому тонкому вопросу с пониманием невосполнимости каждой отдельно взятой человеческой жизни, надо думать, исчисляются в десятки раз более щадящим мартирологом. М. Наджибулла во время доклада на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в июне 1988 г. приводил следующие данные: в 1978 – первую половину 1988 гг. погибли 243,9 тыс. военнослужащих правительственных войск, органов безопасности, государственных служащих и мирных жителей. А к раненым он почему-то отнёс только 77 тыс. чел., хотя, как уже отмечалось, стандартное соотношение убитых к раненым во время войн и военных конфликтов – 1:5, следовательно, этой категории жертв Афганской кампании должно быть не меньше 1,2 млн. населения из числа «силовиков» и гражданских лиц, чего на самом деле никогда не было. Отсюда следует вывод, что первый президент ДРА в своих оценочных высказываниях по каким-то причинам оказался неточен.

Другими словами, как среди ОКСВ, так и среди афганцев, к сожалению, назвать точные сведения об убитых и раненых в настоящее время не представляется возможным. И совсем не стоит верить тем учёным и политикам, кто уверяет, будто в ходе Афганской кампании страна потеряла убитыми и покалеченными «более 2,7 миллионов афганцев… ещё несколько миллионов оказались в рядах беженцев, многие из которых покинули страну». (Ох, уж эти неопределённые фразы типа «многие из которых».) Или, что «поддержка Советским Союзом НДПА привела к гибели более 1,5 млн. афганцев, а 5 млн. человек стали беженцами».

6. Долгосрочные демографические потери Афганистана и СССР/РФ.

Для нашей страны демографические потери в детях, не родившихся от убитых советских воинов-мужчин, составили, по моим расчётам, на перспективу до 1999 г. приблизительно 43 тыс. чел. В Афганистане аналогичные показатели могут соизмеряться числом 6,5 млн., но при одном важном условии: достоверности национальной статистике народонаселения, на основе которой производились приводимые здесь и далее расчёты. Как критически заметил один из «афганцев»: «…можно ли в стране, я Афганистан имею в виду, многими десятилетиями охваченной внутренними распрями – военными переворотами, межплеменными бойнями, голодом и эпидемиями, экологическими катастрофами, в стране, где огромные площади неподконтрольны официальной власти, где привычны передвижения миллионов кочевников – вести достоверную демографическую статистику? Да тут хоть нуль, хоть три нуля припиши, а захочешь, наоборот, сотри, всё с рук сойдёт!»

Итак, согласно имеющейся демографической статистике, в течение 9 лет до ввода войск в Афганистан – 1970-1979 гг. – население этой страны показало рост с 11 015 621 чел. до 13 257 128 чел. (+ 2,24 млн. афганцев). И это с учётом невозвратимых потерь местного населения из-за внутриплеменных распрей, переворотов, революций, других вооружённых конфликтов, болезней, криминальных эксцессов, стихийных бедствий, естественной убыли.

В 1979-1988 гг., численность афганцев сократилась с 13 257 126 чел. до 11 013 345 чел. (–2,24 млн. чел.), то есть фактически снизилась до показателей 1970 г. Точный анализ причин тому ещё ждёт тщательных комплексных исследований.

Последующий девятилетний этап жизни афганского населения (1988-1997 гг.), несмотря на физические репрессии со стороны талибов против противников их ортодоксальных религиозных воззрений, вызвал, тем не менее, подъём его численности с 11 013 345 чел. до 19 021 226 чел. (+7,98 млн. чел.).

Другими словами, за прошедшие 35 лет с момента основных боевых действий 1979-1988 по настоящее время афганский народ всё же демографически потучнел на +18,5 млн. чел. (На 14.11.2014 в Афганистане насчитывалось 31 788 421 чел.).

Без военной обстановки, вызванной в 1979-1988 гг. противостоянием между вооружённой оппозицией и официальным Кабулом, население Афганистана могло перешагнуть в 2014 г. за порог 50 млн. чел. Если бы, конечно, к этому времени население не оказалось истреблено последствиями Третьей мировой войны, обусловленной узурпацией Кабула вооружёнными силами США или Пакистана с Ираном, и размещением в Афганистане, Тегеране или Исламабаде баллистических ракет, несущих ядерную угрозу национальной безопасности Союза ССР.

Для сравнения. Россия (РСФСР/РФ) за период с 1979 по 2013 гг., то есть за 34 года, увеличилась населением от 137 550 949 до 143 347 (+5,79 млн. чел.). В 2014 г. после включения в состав Российской Федерации Крыма население страны возросло до 146,1 млн. чел. (+8,54 млн. чел.). Однако всё равно на 10 млн. людей меньше, чем у афганцев в течение 1979-2014 гг.

Между тем, численность советских граждан, проживавших в РСФСР (1979 г.) была больше, чем население Афганистана в аналогичный период времени на +124,29 млн. чел. Соответственно в 2014 г. – на +114,31 млн. чел. Долговременного вооружённого конфликта в СССР-РФ, подобного ДРА, не происходило. Людские потери, понесённые в годы противостояния сепаратизму и терроризму на территории Чеченской Республики (1994-1996), ни сравнимы с Афганской кампанией. Если бы темпы прироста населения в РСФСР/РФ соответствовали темпам прироста населения в Афганистане, то в наши дни численность российских граждан была бы близка 500 млн. чел.

Столь зримое демографическое отставание Российской Федерации от темпов прироста ДРА-Исламской Республики Афганистан наводит на размышление о необходимости привития российскому обществу традиционных основ культуры брака и семьи в современной их интерпретации. Без укрепления и развития этих институтов – индикаторов демографического благополучия – динамика прироста населения в Российской Федерации будет и дальше оставлять желать лучшего. Пока что заметное превышение рождений над смертностью в нашей стране стабильно отмечается лишь в так называемых национальных республиках.

Думается, приведённое межгосударственное сравнение демографических динамик может стать ещё одним уроком присутствия ОКСВ в ДРА.

7. Ввод советских войск в Афганистан, как превентивная мера против развязывания Третьей мировой войны.

Принимая во внимание события Карибского кризиса 1961-1962 гг. и афганскую кампанию 1979-1989 гг., современная американская военная машина, их союзники, оккупировавшие Афганистан под предлогом борьбы с международным терроризмом, не покушаются на размещение там «Першингов», «Томагавков» или ядерных баллистических ракет иных типов. Конфликтный опыт, достигнутый на острове Свободы, и присутствие ОКСВ в Афганистане не прошли для США и НАТО напрасно.

Под таким прогностическим углом зрения ввод ОКСВ в Афганистан, несмотря на понесённые с обеих сторон жертвы, упредил вероятную гибель сотен миллионов, если не более населения планеты. Этого же, подчеркнём ещё раз, не произошло и вслед за размещением советских Р-12 и Р-14 на Кубе, с последующим их демонтажём, и встречным демонтажём американских ракет в Турции.

Ни полвека, ни три десятилетия назад Третью мировую войну, как бы того кому-либо на Западе не хотелось, развязать не удалось!

К сожалению, такого рода размышления, как и вообще упоминание об Афганской кампании, в современных школьных учебниках отсутствуют.

XI.

Другие составляющие присутствия ОКСВ в Афганистане.

1. На территории ДРА до июля 1991 г. несли службу Пограничные войска КГБ СССР, они обеспечивали тыл афганских правительственных войск. Их дислокация позволяла продолжать стабильные поставки продовольствия, медикаментов, строительных материалов и других товаров из СССР. Стабильно транспортировалось оружие и боеприпасы в целях поддержания власти президента Наджибуллы. Точно такие же действия наблюдаются в современном Афганистане, только источники указанных выше поставок стали иными – США, их союзники.

2. В пределах Афганистана находились до тысячи советских военных советников в течение 1991 г. После отзыва военных советников вместе с их руководителем генералом М.А. Гареевым, без наставничества и консультаций среди афганского руководства начался раздрай за сферы влияния, власть. Это привело 28 апреля 1992 г. к государственному перевороту с провозглашением Исламского Государства Афганистан и последующему приходу к власти радикального мусульманского движения «Талибан».

3. Специалисты из СССР, других государств-членов СЭВ из разных областей науки и техники оказали значительную помощь в социальном развитии Афганистана – его экономике, системе образования и здравоохранения, военном деле, правоохранении, других сферах жизни. В частности, Советский Союз отстроил обе дорожные оси Кушка – Герат – Кандагар и Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Джелалабад, до пакистанской границы (с бетонным покрытием для транспортных нагрузок до 60 тонн).

4. ОКСВ первым в мировой практике столкнулся с масштабным проявлением организованного международного терроризма, наработал богатый опыт борьбы с этим явлением в горных, равнинных и прочих ландшафтных полевых условиях, в сельской и городской инфраструктуре. Не вполне востребованный на нашей Родине этот приобретённый опыт, как не покажется странным, в нулевые годы Россия добросердечно передала США по их просьбе. У американцев, в частности, никак не получалось наладить в Афганистане схемы охраны и обороны пунктов расположения войсковых подразделений, разработанных кровью и потом советскими офицерами в 1979-1989 гг.

5. Спецслужбы Советского Союза в целом не допустили на территорию СССР эскалацию военных действий и масштабных террористических актов, вынашиваемых Пакистаном, Ираном, другими государствами, среди которых США, по сути, координировали эти агрессивные замыслы. Поставленные недоброжелателями задачи – провалились!

6. Транснациональной организованной преступности, и стоящими за их спинами западным специальным службам, не удалось использовать территорию СССР как богатый рынок потребления наркотиков, их транзита в другие географические точки мира. Позднее, после вывода ОКСВ из Афганистана, его оккупации США и их сателлитами в 2000 г., несостоявшийся негатив за последующие 14 лет удалось наверстать с лихвой.

XII.

Отдельные правовые проблемы наследия Афганской кампании

в России-2014.

В настоящем случае речь пойдёт о признании статуса ветерана боевых действий (ВБД) в отношении определённой категории вольнонаёмных гражданских служащих (гражданских специалистов), трудившихся на территории ДРА в период Афганской кампании.

В качестве первого примера приводится решение по гражданскому делу № 2-786-07. Из него видно, что гр. М. обратилась в суд с иском к Военному комиссариату Московского района г. Чебоксары, Военному комиссариату Чувашской республики о признании статуса ВБД на основании подп. 1 п. 1 ст. 3 Федерального закона от 12.01.1995 № 5-ФЗ «О ветеранах» (ред. от 28.06.2014). Она указала на то, что 25 февраля 2005 г. обратилась по названным адресам с заявлением о выдаче удостоверения участника боевых действий, определении её статуса и категории ВБД.

Военный комиссариат женщине отказал, сославшись на Приказ Министерства обороны Российской Федерации № 77-2004, и сослался на то, что удостоверения ВБД выдаются только лицам, выполнявшим задачи в Чеченской Республике, тем самым нарушив права истицы на социальную защиту согласно Федеральному закону «О ветеранах». Между тем, истица работала в качестве врача-лаборанта инфекционного отделения по трудовому договору в воинской части на территории Афганистана. На основании Постановления Совета Министров СССР от 04.10.1990 № 892 ей было выдано удостоверение для рабочих и служащих, направлявшихся на работу в ДРА. Однако М. полагает, что она являлась в те годы работником Министерства обороны СССР, поскольку трудовой договор был заключен воинской частью, то есть, она являлась работником, а Министерство обороны – работодателем в лице командира данной воинской части.

Суд удовлетворил исковые требования М., признав за ней статус ВБД в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах», и обязал военный комиссариат выдать ей удостоверение, подтверждающее право М. на положенные льготы (по п. 1 ст. Закона «О ветеранах»). При этом суд обратил внимание на то, что М. состояла в штате войсковой части, она поименована в приказе командира войсковой части в качестве служащей Советской Армии в войсковой части, которая принимала участие в боевых действиях в период её трудовой деятельности в ней. Поэтому никаких дополнительных документов, подтверждающих личное участие М. в боевых действиях, не требуется.

Однако с 15 октября 2012 г. в действие вступил новый Порядок выдачи удостоверений ВБД в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденный Приказом Минобороны России от 11.08.2012 № 2288 «Об утверждении порядка выдачи удостоверений ветерана боевых действий в Вооруженных Силах Российской Федерации». Пунктом 9 указанного Порядка предусмотрено, что к обращению для получения удостоверения ветерана боевых действий лицами, принимавшими участие в боевых действиях при исполнении служебных обязанностей в местах боевых действий, в том числе в ДРА, прикладываются к прочим и документы, подтверждающие непосредственное участие в боевых действиях. Они выдаются органами военного управления, в том числе органами военного управления, являющимися правопреемниками органов военного управления Минобороны СССР.

Исходя из смысла названного Приказа теперь для выдачи удостоверения ВБД по п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах» необходимы доказательства фактического участия лица в боевых действиях, что может быть подтверждено приказами, архивными справками, иными документами.

Следовательно, после вступления в силу нового Порядка, установленного Приказом Минобороны России № 2288, категория граждан, осуществлявшая тыловое обеспечение военнослужащих в Афганистане, даже через суд не сможет добиться удовлетворения своих прав на меры социальной поддержки.

В частности, именно на положения Приказа № 2288 сослался суд, отказывая в иске другой женщине – гр. Т., работавшей в ДРА в период боевых действий машинисткой, об обязанности выдать ей удостоверение ВБД взамен удостоверения для рабочих и служащих, направлявшихся на работу в Афганистан. Как указал суд, в представленной в деле архивной справке от (...) 2010 г. не содержится сведений об участии Т. в боевых действиях на территории Афганистана. Сам по себе факт зачисления Т. в списки воинской части, участвовавшей в боевых действиях, без подтверждения факта непосредственного участия Т. в боевых действиях, не может служить основанием для выдачи удостоверения ВБД в соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах».

Таким образом, возникает необходимость законодательного урегулирования вскрытой проблемы: предоставить вольнонаёмным гражданским служащим Советской Армии, работникам Министерства обороны СССР, состоявших в штатах войсковых частей, принимавших участие в боевых действиях на территории ДРА, одинаковые социальные льготы наряду с теми лицами, кто принимал фактическое участие в боевых действиях.

В этой связи законодателю желательно дополнить положения подп. 1 п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах»: уточнить статус указанной категории граждан – гражданских специалистов, направлявшихся в места боевых действий от Министерства обороны СССР, оформлявших трудовые договора в военкоматах.

Для обозначения данной категории граждан можно предложить формулировку, указанную в п. 3 ст. 17 Федерального закона от 26 февраля 1997 г. № 31-ФЗ «О мобилизационной подготовке и мобилизации в Российской Федерации»: «граждане, направляемые для работы на должностях гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации (дополнить – «служащих Советской Армии»), других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований». Данную категорию граждан необходимо включить в подп. 1 п. 1 ст. 3 Федерального закона «О ветеранах».

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, дифференциация правового регулирования, в том числе в сфере социальной защиты, приводящая к различиям в правах и обязанностях субъектов права, допустима, если её критерии объективно оправданны, обоснованны и преследуют конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им (Постановления от 24.10.2000 № 13-П, от 0306.2004 № 11-П, Определение от 27.06.2005 № 231-О по жалобе гражданина К.А. Галеева).

Несмотря на то, что правоведы настаивают на формировании специального института государственной ответственности за нарушение социальных гарантий и компенсаций, положенных по закону военнослужащим, к сожалению, нормативное закрепление и социализация института ответственности государства перед гражданским обществом и отдельными гражданами в Российской Федерации находится лишь в зачаточном состоянии.

Думается, что социальный статус этих граждан, так много сделавших для своего Отечества, рисковавших жизнью, будет всё же по достоинству прописан в федеральном законодательстве. И тогда у чиновников с чёрствым сердцем не окажется лазеек для истолкования законов в вольном или угодном им смысле.

XIII.

Афганские фантомы в современной геополитике.

Следует отбросить мысли и ожидания, будто вывод советских войск из Афганистана в 1989 г., переход российской государственности из социалистического образа жизни в рыночные условия бытия гражданской демократии в 1992 г., навсегда освободили Российскую Федерацию, её народ от недоброжелательного и пренебрежительного отношения извне.

Увы, суверенитет нашей страны, как и десятилетия, и столетия, и тысячелетие назад продолжает подвергаться внешним угрозам. Не случайно Президент Российской Федерации В.В. Путин в своём Послании Федеральному Собранию Российской Федерации 4 декабря 2014 г. заявил: «…или мы будем суверенными – или мы растворимся, потеряемся в мире», – призвал зарубежные государства «с уважением относиться к законным интересам всех участников международного общения. Только тогда не пушки, ракеты или боевые самолёты, а именно нормы права будут надёжно защищать мир от кровопролитных конфликтов»[1].

Остаются по факту российскими недругами внешние силы, по-прежнему, возглавляемые США, которые последовательно настраивают мировую оперативную обстановку на милитаристический лад. Проводится военизированная политика, она провоцирует гонку вооружений, под предлогом предотвращения ракетно-ядерных атак западных государств со стороны Ирана. В этих целях создаётся глобальная система ПРО в непосредственной близости от государственных границ Российской Федерации (см. рис. 4).

Рис. 4. Радиусы покрытия вероятных ракетных пусков Ирана и ПРО США.

Так, в январе 2012 г. на юго-востоке Турции, в провинции Малатья, запущен радар противоракетной обороны НАТО. Годом ранее в этой же стране начала функционировать радиолокационная станция раннего оповещения о ракетном нападении, которая входит в систему противоракетной обороны НАТО в Европе. Её смонтировали во 2-й полевой армии и оперативно-тактической базе турецких ВВС. Место дислокации этой станции выбрано не случайно, а с точки зрения удобства сканирования территории Турции радиолокационной и иной электронной аппаратурой, установленной на кораблях ВМФ США в Средиземном море.

В достижение поставленной цели организована глобальная индустрия по снабжению Америки техническими составляющими заявленного плана.

Для ПРО США производят комплектующие детали государства, которые одновременно не против развёртывая у себя ПРО/РЛС США. Это Великобритания, Германия, Италия, Румыния, Франция, Финляндия, Швеция, Южная Корея, Япония.

Норвегия пока просто поставляет продукцию для ПРО США. Польша создаёт собственную систему ПРО. В Австралии строится РЛС США с интегрированной системой «ПРО США-Новая Зеландия-Сингапур-Япония». Израиль задействован в программе модернизации противоракет класса Arrow при содействии США.

Все государства – участники системы ПРО США – должны быть готовыми к её вводу в 2015 г. И все вышеназванные страны или граничат или расположены не так уж далеко от рубежей Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Параллельно ведутся переговоры о возможности размещения ПРО США в Азербайджане, Грузии, Индии, Испании, Литве, Малайзии, Мексике, Нидерландах, Сингапуре, Словакии, Тайване, Чехии, Эстонии. Планируются переговоры по размещению ПРО США во Вьетнаме.

Полностью или частично поддерживают замыслы Америки помимо вышеназванных государств Армения, Латвия, Литва, Казахстан, Кыргызстан, Саудовская Аравия, Узбекистан, Турция, Туркмения, ЮАР. В этих странах ведутся переговоры о допустимости размещения баз ВВС США.

В силу этих тревожных обстоятельств Российскую Федерацию не может не волновать и сосредоточение крупных ударных воинских соединений вблизи Ирана (см. рис. 5). Эти войсковые группы, по современным меркам, располагаются не так уж и далеко от государственных границ России, государств-участников СНГ, ОДКБ и ШОС.

Рис. 5. Дислокация ударных сил НАТО у границ Ирана.

Таким образом, без преувеличения, налицо навязывание Соединёнными Штатами Америки военно-промышленного недоверия государств мира друг к другу, нагнетание милитаристической обстановки, рост вооружений. В этом смысле, конечно же, уроки Афганистана, присутствия в нём ОКСВ в 1979-1989 гг., – требуют серьёзного исторического переосмысления.

XIV.

Вместо заключения.

Подводя черту под сказанное выше, можно обоснованно заявить:

ввод Ограниченного контингента советских войск в Афганистан в декабре 1979 г. был оправданным не только с точки зрения существовавшего тогда советского законодательства, норм международного права, но и международной оперативной обстановки, которая сложилась вблизи границ Союза ССР. Национальная безопасность страны находилась под напором реальных внешних угроз.

Вывод ОКСВ из Афганистана не следовало осуществлять столь поспешно и тем более без оставления на территории ДРА постоянно присутствующих воинских подразделений, института советников, гражданских специалистов. Эту практику, пусть история и не любит сослагательного наклонения, требовалось сохранить российскому руководству после развала Союза ССР в условиях вновь образовавшейся Российской Федерации как правопреемницы СССР. И уж обязательно надо было осуществить пролонгацию Договора 1978 г.

Да, Афганистан будет оставаться бедным до той поры, пока в условиях стабильной, долговременной социальной поддержки, инвестиций, исполнения рекомендаций генерала А.Е. Снесарева, не начнутся широко эксплуатироваться недра. А ими это азиатское государство насыщено вдосталь: драгоценные и цветные металлы; драгоценные, полудрагоценные и поделочные камни; нефть и природный газ; марганцевые, железные, урановые и другие руды; сера, поваренная соль, гипс; иные естественные ресурсы.

Только тогда, даже с учётом труднодоступности разработки ряда месторождений полезных ископаемых, можно будет вести речь об экономической отдаче от вложенных капиталов. Избыток местной дешёвой рабочей силы ускорит окупаемость понесённых финансовых и иных затрат.

Нельзя здесь забывать и о производстве опиума, ставшего после вывода ОКСВ из Афганистана в 1989 г. привычным занятием среди дехкан. Здесь, по-видимому, эффективнее было бы наладить его легальное производство в целях поставок на мировой фармацевтический рынок. И одновременно, вновь с расчётом на долговременность, стабильность и последовательность новой аграрной политики, осуществлять постепенный переход с чуть ли ни повсеместного выращивания снотворного мака, на когда-то традиционные сельскохозяйственные культуры – хлеб, овёс, рис, кукурузу, овощи, фрукты. То есть ту крестьянскую флору, что наблюдалась как возделываемая в изобилии советским академиком В.И. Вавиловым (1887-1943) во время его путешествия по Афганистану в 1924-1927 гг. – времени начала завязывания тесных деловых отношений между РСФСР/СССР и названным государством.

Разумеется, без привлечения хотя бы гражданских охранных структур, тех же частных военных кампаний в целях обеспечения безопасности ведущихся строительных и иных работ, – не обойтись. Может быть, эту работу стоит, не торопясь, начинать уже сегодня в содружестве с властями Исламской Республики Афганистан и западными предпринимателями, вооружённые силы которых там дислоцируются.

И ещё об одном принципиальном моменте. В современных российских школьных учебниках, методической литературе средних специальных учебных заведений и вузов, кинематографе, художественной литературе и театральных пьесах должна быть отражена тема Афганской кампании без фальсификаций и намеренно уничижительной редакции её изложения. Сделать это надо во имя памяти павших и живых «афганцев», грандиозной истории войн и военных баталий, в которых принимала участие Россия. В противном случае может наступить время, когда и легендарного князя-«варвара» Олега, и его храбрую дружину заклеймят позором за то, что русские ратники прибили щит победы на врата заносчивого Царьграда (Константинополя).

XV.

Список просмотренных источников информации

по теме исследования

1.     Аллан П. Афганский капкан: Правда о советском вторжении – М., 1999.

2.     Арас Д. Четвертая мировая война. – М., 2003.

3.     Афганистан. Сайт – http:/ /www.rusproject.org.

4.     Афганистан. Сайт – http://afganista.ru/a/dogovor_o_drujbe_dobrososedstve_i_sotrudnichestve_mejdu_sssr_i_demokraticheskoy_respublikoy_afganistan_1978_-_istoriya_podpisaniya_dogovora

5.     Баленко С. Спецназ ГРУ в Афганистане. М., 2010.

6.     Бодански Й. Талибы, международный терроризм и человек, объявивший войну Америке. – М., 2002.

7.     Брудерер Г. Афганская война. – Франкфурт-на-Майне, 1985.

8.     Васин П.В. Советско-Афганская война 1979-1989. Дипломная работа студента 5 курса факультета истории и права Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого. – Тула, 2010.

9.     Викторов А.М. Афганская заноза. – М., 2001.

10.                       Войны и вооруженные конфликты второй половины ХХ века/ Под общ. ред. Громова Б.В. – М., 2003.

11.                       Второй Съезд Народных Депутатов СССР. 12-24 декабря 1986 г. Стенографический отчёт. Том IV. – М., 1990.

12.                       Вторжение США на Гренаду. Операция «Внезапная ярость» // http://wartime.narod.ru/Grenada.html

13.                       Вторжение на Гренаду // http://www.x-libri.ru/elib/krysk000/00000132.htm

14.                       Рац С.В., Безуглый В.Ф. Военная контрразведка как специфический инструмент разрешения военного конфликта (на примере войны в Афганистане 1979 - 89 гг.) // Военно-юридический журнал. 2014. № 4.

15.                       Богданов В.А. Афганская война: Воспоминания. – М., 2005.

16.                       Бодански Й. Талибы, международный терроризм и человек, объявивший войну Америке. – М., 2002, С. 63.

17.                       Брейтвен Р. Афган. Русские на войне. – М., 2013.

18.                       Гейтс Р. Долг. Мемуары министра войны. – М., 2014

19.                       Главное управление международного военного сотрудничества МО РФ (1951-2001 гг.). Военно-исторический очерк. – М., 2001.

20.                       Горбачёв М.С. Политический доклад Центрального Комитета КПСС XXVII Съезду Коммунистической Партии Советского Союза. – М., 1986.

21.                       Грешнов А. Б. Афганистан: заложники времени. – М., 2006.

22.                       Грибанов Б.И. По обе стороны границы. – М., 1999.

23.                       Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование / Под общ. ред. Кривошеева Г.Ф. – М., 1993.

24.                       Гродненский Н. Н. Русские герои засекреченных войн. – М., 2007.

25.                       Группа Пограничных войск РФ в Таджикистане в 1992-2005 гг. Сайт. – http:/ /www.wikipedia.org

26.                       Дегтярев А.П., Семин В.П. Россия в войнах и вооруженных конфликтах. – М., 2004.

27.                       Дроговоз И.Г. Необъявленные войны СССР. – Мн., 2004.

28.                       Евтушенко Е.А. Первое собрание сочинений. В 8 т. Т. 6. 1983-1995. – М., 2013.

29.                       Жирохов М. Опасное небо Афганистана. Опыт боевого применения советской авиации в локальной войне. 1979-1989. – М., 2012.

30.                       Зотов Г. Афганский облом // Аргументы и факты, 2006, № 11.

31.                       История охраны Государственной границы – М., 2001.

32.                       Карнацевич В.Л. 100 знаменитых сражений. – Х., 2004.

33.                       Козлов С.В. и др. Спецназ ГРУ: Очерки истории. Историческая энциклопедия в 5 кн. Кн. 3: Афганистан – звездный час спецназа. 1979–1989 гг. – М., 2013.

34.                       Колпакиди А.И. Энциклопедия военной разведки России. – М., 2004.

35.                       Коровин В. Удар по России. Геополитика и предчувствие войны. – М., 2014.

36.                       Крысин М. Джихад: от Кашмира до Нью-Йорка. – М., 2005.

37.                       Кучерова Л. КГБ в Афганистане. – М., 2009.

38.                       Лавренов С.Я., Попов И.М.Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. – М., 2005.

39.                       Лапшин Ю.М. Афганский дневник. – М., 2004.

40.                       Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афгана. – М., 2009.

41.                       Матвеев Игорь. Вторжение США на Гренаду, 1983 г. // http://www.proza.ru/2010/12/15/1029

42.                       Москвин Г.К. Об опыте оперативно-розыскной работы отряда специального назначения МВД СССР «Кобальт» в афганской войне и его применении в современных условиях // Военно-юридический журнал. 2011. № 4.

43.                       Мультатути П.В. Император Николай II и мусульмане /П.В. Мультатути: Рос. ин-т стратег. исслед. – М., 2013.

44.                       Мухин Ю. Афганский фронт СССР. – М., 2009.

45.                       Окороков А.В. Секретные войны Советского Союза. – М., 2008.

46.                       Особая папка. Часть I. Сайт. Секретные документы по Афганистану накануне ввода советских войск договора, стенограммы межправительственных переговоров, просьбы Правительства ДРА о помощи советскими войсками, донесения военных советников и специалистов из Афганистана, решения Политбюро ЦК КПСС http://avro.org.ua/sites/default/files/materials/afghanistan/sekretnye_materials/part1.pdf

47.                       Панама-1989: забытая правда о вторжении США // http://xan-13.livejournal.com/4208343.html

48.                       Панамский кризис, вторжение США в Панаму в 1989 г. // http://biofile.ru/his/2890.html

49.                       Первый Съезд народных депутатов СССР. Стенографический отчет. 25 мая – 9 июня 1989 г. Т. II. – М., 1989.

50.                       Политический доклад Центрального Комитета КПСС XXVII Съезду Коммунистической Партии Советского Союза. – М., 1986. С. 134-135.

51.                       Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации. 4 декабря 2014 г. Москва, Кремль // http://президент.рф/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/47173

52.                       Потапов П. П. Борьба с НВФ. – М., 2006.

53.                       Проханов А.А. Версты Саланга // Советский воин.1986. №№ 6-9.

54.                       Рогоза С.Л., Ачкасов Н.Б. Засекреченные войны. 1950-2000 гг. – М., 2004.

55.                       Рубежи ратной славы Отечества: люди, события, факты – М., 2002.

56.                       Рунов В.А. Афганская война. Боевые операции. – М., 2008.

57.                       Сафронов В. Как это было // Военно-исторический журнал. 1990. № 5.

58.                       Север А.И. История КГБ. – М., 2008.

59.                       Савостьянова О.Н. Вопросы социального регулирования отдельных категорий ветеранов боевых действий из числа служащих Советской Армии, осуществлявших тыловое обеспечение войсковых частей в Афганистане // Военно-юридический журнал. 2014. № 6.

60.                       Сет Джонс. Война США в Афганистане. На кладбище империй. – М., 2013.

61.                       Скрынников М. ВДВ. С неба – в бой. – М., 2008.

62.                       Слинкин М.Ф. 1957 год. Первый Афганский «десант». // Солдат удачи. 2004. № 2.

63.                       Снегирев В. Н. Вирус "А". Как мы заболели вторжением в Афганистан. – М., 2011

64.                       Снесарев А.Е. Афганистан. – М., 2002.

65.                       Спольников В.Н. Афганистан. Исламская оппозиция. Истоки и цели. – М., 1990.

66.                       Степаков В.С. Спецназ России. – М., 2007.

67.                       Тихонов Ю. Афганская война Третьего рейха. НКВД против Абвера. – М., 2003.

68.                       Шефов Н.А. 1000 боев и сражений Русского оружия. – М.: 2007. (Электронная книга).

69.                       Фергана. Сайт. http://www.fergananews.com/articles/1244

70.                       Эрдоган заявил, что Америку открыл не Колумб, а мусульмане //NEWSru.com: В мире. Воскресенье, 16 ноября 2014 г. 00:06.

Комментарии

Аватар пользователя Шварц

По пункту (причине) 5. В указанный период служил в особом отделе одной из частей Зак. ПО.  Ни о чем описанном в данном пункте   информации не было, хотя обзоры оперативной обстановки по САПО приходилось читать регулярно. ИМХО пункт 5 не соответствует действительности. 

Аватар пользователя Лидия Тур (Лобачева-Курылева)

Уважаемый Николай Дмитриевич! Я, служащая СА, одна из «проигравших» районный и апелляционный суды. Хочу высказать свое видение по главе XII “Отдельные правовые проблемы наследия Афганской кампании” Считаю, что Министерством Обороны, точнее Центральным военным округом неверно истолкован Закон и превышены полномочия в выдаче уд-я Ветерана боевых действий (далее ВБД) Согласно Постановления Минтруда РФ от 11.10.2000 № 69 «Об утверждении инструкции о порядке и условиях реализации прав и льгот ветеранов ВОВ, ВБД, иных категорий граждан, установленных ФЗ «О ветеранах», согласно которому военными комиссариатами, представителями МО, выдаются уд-я участников боевых действий, установленные ТОЛЬКО п.п. 1-4 п.1 ст.3 ФЗ «О ветеранах», где в уд-и производится отметка о праве на льготы, установленные п.1, ст.16 ФЗ «О ветеранах». А п.п. 5-6 п.1 ст. 3 ФЗ «О ветеранах» выдаютч договору, принимала непосредственное участие в боевых действиях, подвергалась постоянным обстрелам. Тем более, является общеизвестным фактом, что при ведении боевых действий, не может весь списочный состав части сражаться с оружием в руках. В каждой в/ч для ее нормальной жизнедеятельности имеется масса обеспечительных, снабжающих, технических и иных служб, которые НЕ срывали боевую задачу, так же как и непосредственно я НЕ срывала боевую задачу. Согласно вышеуказанному законодательству, для получения уд-я ВБД с отметкой п.1 ст.16 необходим факт прохождения службы в такой войсковой части, что подтверждено архивной справкой из г. Подольска, где хранятся личные данные ТОЛЬКО РАБОТНИКОВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ. И все-таки не все суды проигрываются в недавнее время, хотя пример был проигнорирован: Решение Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 29.03.2012 г., вступившего в законную силу Трофимовой М.Н. Прикладывалось и Решение суда г. Чебоксар от 27.03.2007 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской респ. От 16.05.2007 г. Данное обстоятельство указывает на отсутствие единообразия в применении судами норм права в области соц-й защиты ВБД, хотя Президент РФ еще года 2-3 назад просил суды присматриваться к выигрышным делам. И получилось, что до монетизации льгот с 01.01.2005 г. наша категория служащих СА пользовались льготами и преимуществами, такими как БЕСПЛАТНЫЙ ПРОЕЗД НА ОБЩЕСТВЕННОМ ТРАНСПОРТЕ И ЭЛЕКТРИЧКАХ (что немаловажно городским жителям не имеющих личного транспорта), внеочередное предоставление сан-курортных путевок и др., то при монетизации льгот материальное положение ухудшилось, а по Конституции РФ запрещается принимать законы, ухудшающие материальное положение. 

 

Аватар пользователя Лидия Тур (Лобачева-Курылева)

Вынуждена еще добавить комментарий, т.к. в предыдущем, после слов: "А п.п. 5 и 6 п.1 ст.3 Закона "О ветеранах" выдаютч" нужно вставить текст: ТОЛЬКО ГРАЖДАНСКИМИ ведомствами, такими как, напр. Мин-вом сельского хозяйства, культуры, образования, строительства и т.д. Обратите внимание, что в п.п.6 п.1 ст.3 ФЗ «О ветеранах» так и написано: работники, направлявшиеся на работу в Афганистан в период с декабря 1979 г. по ДЕКАБРЬ 1989 г. А общеизвестно, что Мин-во Обороны находились в Афганистане до 15 ФЕВРАЛЯ 1989 г. т. е. в Афганистане оставались еще работники, работавшие от гражданских министерств и ведомств. Судом при разбирательстве нарушена ст.56 ГПК РФ, т. к. истребовались какие-то иные доказательства моего непосредственного участия в боевых действиях. В/ч, в которой я несла службу, согласно заключенному с командиром в/ч договору, штатное расписание в/ч составлено на основании классификатора должностей и утверждено командиром в/ч, классификатор в 1992 году был переименован в перечень и является документом МО на основании Приказа МО РФ(далее по тексту) 

 

Аватар пользователя Лидия Тур (Лобачева-Курылева)

Вынуждена вставить часть текста, т.к. обратила внимание, что он в предыдущем комментарии, пропал, т.е. на 9 строчке после слов "А п.п. 5-6 п.1 ст. 3 ФЗ "О впетеранах" выдаютч.... до слов: договору, принимала непосредственное участие... (далее по тексту): выдаются только гражданскими Министерствами и удостоверения с отметкой ст.16, п.3 должны выдавать те органы исполнительной власти от которых люди направлялись в Афганистан. Обратите внимание, что в п.п.6 п.1 ст.3 ФЗ «О ветеранах» так и написано: работники, направлявшиеся на работу в Афганистан в период с декабря 1979 г. по ДЕКАБРЬ 1989 г. А общеизвестно, что Мин-во Обороны находились в Афганистане до 15 ФЕВРАЛЯ 1989 г. т. е. в Афганистане оставались еще работники, работавшие от гражданских министерств и ведомств. Судом при разбирательстве нарушена ст.56 ГПК РФ, т. к. истребовались какие-то иные доказательства моего непосредственного участия в боевых действиях. В/ч, в которой я несла службу, согласно заключенному с командиром в/ч договору, принимала непосредственное участие в боевых действиях, подвергалась постоянным обстрелам. Штатное расписание в/ч составлено на основании классификатора должностей и утверждено командиром в/ч, классификатор в 1992 году был переименован в перечень и является документом МО на основании Приказа МО РФ 

 

 

Аватар пользователя Ольга Попова

Полностью присоединяюсь к словам Лидии Тур (Лобачевой-Курылевой) .Хочу добавить, что о льготах и преимуществах, которые ранее  должны  были предоставляться  служащим СА (проезд в общественном транспорте, выделение  путевок на  лечение) ,мало кто знал и не во всех регионах они предоставлялись,  а при обращении в военкоматы за разъяснением,  ответ был один: «Не положено». Только с появлением интернета появилась возможность  ознакомиться с нормативными  актами  и узнать что было положено, а что нет. Что касается путевок  для санкурортного лечения, то нас направляют в органы соц.защиты, а там из таких «льготников , имеющих право на первоочередное обеспечение путевками», очередь  на 3 года вперед и при серьезном заболевании можно и не дождаться своей очереди.  Если в молодости о льготах мало кто думал, то теперь самой молодой «афганке» 50 лет, а самой старшей 75 и более. Большая часть живет на мизерную пенсию, а  многие до сих  пор из аптек не вылазят после перенесенных инфекционных заболеваний  (тиф,малярия,гепатит,желтуха). Меры социальной защиты крайне необходимы.  Отношение чиновников к  указанным проблемам  просто поражает  своим равнодушием. Конечно, «сытый голодного не разумеет».

Аватар пользователя Варенцова Елена

Я как раз из тех "молодых афганок", скоро исполняется 50 лет. А в 1986 г. на момент начала моей двухлетней работы в качестве служащей СА МО было двадцать с небольшим. Да, о льготах и зарплате тогда не думалось, воспитание было советское, возраст бесшабашный, патриотизм как должное... А сейчас приближается пенсионный возраст и поднимаются связанные с этим проблемы. Справка из Подольского архива МО получена, в ней ясно написано, что я работала в в/ч п/п 22637, в составе батальона обеспечения вертолетного полка, находившегося в Афганистане. Возможно, я плохо разбираюсь в законотворчестве, но я не понимаю - какое ещё нужно подтверждение, что я принимала участие в боевых действиях? Или военнослужащие тылового обеспечения, к примеру, принимали большее в них участие? На мой взгляд, это абсурд. Если бы нам было известно заранее о пресловутом Приказе 2288, написать кучу таких подтверждающих справок там, в Афганистане, сложностей бы не составило. И даже не пришлось бы сочинять "липовые" - хватило бы и реальных событий. И тот дополнительный год к стажу, который у меня просто отобрали - по другому не скажешь - как этот жест нашего Правительства расценивать? Почему нас просто решили потихоньку замолчать и забыть? Ведь там и тогда мы были нужны и мы ехали, мы находились в тех же условиях,  под теми же обстрелами, летали на тех же вертолетах и самолетах, ездили на тех же БТРах, по тем же дорогам, что и военнослужащие, рисковали так же, кто-то погибал... Надеюсь, что справедливость все-таки восстановлена будет, не хотелось бы, чтобы "посмертно"... 

Аватар пользователя Батырбаева Асия

Согласна с высказываниями "афганочек".Очень обидно что нас не просто не замечают,а вообще вычеркнули из той войны.Хорошо хоть интернет есть,а так бы даже и не знала что удостоверения дают,правда пункт ставят 3.Были в одних и тех же условиях,а получается что на "курорте" судя по высказыванием отдельных чиновников.Когда же будет восстановлена справедливость?! Не у все и сил хватит и средств доказывать правоту.Согласно статистике потерь среди нас очень высокий процент. Хотелось бы чтобы правительство все таки оценило нас и пересмотрела меры соцподдержки.

Аватар пользователя Шварц

По пункту (причине) 5. В указанный период служил в особом отделе одной из частей Зак. ПО.  Ни о чем описанном в данном пункте   информации не было, хотя обзоры оперативной обстановки по САПО приходилось читать регулярно. ИМХО пункт 5 не соответствует действительности. 

Аватар пользователя Лидия Тур (Лобачева-Курылева)

Уважаемый Николай Дмитриевич! Я, служащая СА, одна из «проигравших» районный и апелляционный суды. Хочу высказать свое видение по главе XII “Отдельные правовые проблемы наследия Афганской кампании” Считаю, что Министерством Обороны, точнее Центральным военным округом неверно истолкован Закон и превышены полномочия в выдаче уд-я Ветерана боевых действий (далее ВБД) Согласно Постановления Минтруда РФ от 11.10.2000 № 69 «Об утверждении инструкции о порядке и условиях реализации прав и льгот ветеранов ВОВ, ВБД, иных категорий граждан, установленных ФЗ «О ветеранах», согласно которому военными комиссариатами, представителями МО, выдаются уд-я участников боевых действий, установленные ТОЛЬКО п.п. 1-4 п.1 ст.3 ФЗ «О ветеранах», где в уд-и производится отметка о праве на льготы, установленные п.1, ст.16 ФЗ «О ветеранах». А п.п. 5-6 п.1 ст. 3 ФЗ «О ветеранах» выдаютч договору, принимала непосредственное участие в боевых действиях, подвергалась постоянным обстрелам. Тем более, является общеизвестным фактом, что при ведении боевых действий, не может весь списочный состав части сражаться с оружием в руках. В каждой в/ч для ее нормальной жизнедеятельности имеется масса обеспечительных, снабжающих, технических и иных служб, которые НЕ срывали боевую задачу, так же как и непосредственно я НЕ срывала боевую задачу. Согласно вышеуказанному законодательству, для получения уд-я ВБД с отметкой п.1 ст.16 необходим факт прохождения службы в такой войсковой части, что подтверждено архивной справкой из г. Подольска, где хранятся личные данные ТОЛЬКО РАБОТНИКОВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ. И все-таки не все суды проигрываются в недавнее время, хотя пример был проигнорирован: Решение Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 29.03.2012 г., вступившего в законную силу Трофимовой М.Н. Прикладывалось и Решение суда г. Чебоксар от 27.03.2007 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской респ. От 16.05.2007 г. Данное обстоятельство указывает на отсутствие единообразия в применении судами норм права в области соц-й защиты ВБД, хотя Президент РФ еще года 2-3 назад просил суды присматриваться к выигрышным делам. И получилось, что до монетизации льгот с 01.01.2005 г. наша категория служащих СА пользовались льготами и преимуществами, такими как БЕСПЛАТНЫЙ ПРОЕЗД НА ОБЩЕСТВЕННОМ ТРАНСПОРТЕ И ЭЛЕКТРИЧКАХ (что немаловажно городским жителям не имеющих личного транспорта), внеочередное предоставление сан-курортных путевок и др., то при монетизации льгот материальное положение ухудшилось, а по Конституции РФ запрещается принимать законы, ухудшающие материальное положение. 

 

Аватар пользователя Лидия Тур (Лобачева-Курылева)

Вынуждена еще добавить комментарий, т.к. в предыдущем, после слов: "А п.п. 5 и 6 п.1 ст.3 Закона "О ветеранах" выдаютч" нужно вставить текст: ТОЛЬКО ГРАЖДАНСКИМИ ведомствами, такими как, напр. Мин-вом сельского хозяйства, культуры, образования, строительства и т.д. Обратите внимание, что в п.п.6 п.1 ст.3 ФЗ «О ветеранах» так и написано: работники, направлявшиеся на работу в Афганистан в период с декабря 1979 г. по ДЕКАБРЬ 1989 г. А общеизвестно, что Мин-во Обороны находились в Афганистане до 15 ФЕВРАЛЯ 1989 г. т. е. в Афганистане оставались еще работники, работавшие от гражданских министерств и ведомств. Судом при разбирательстве нарушена ст.56 ГПК РФ, т. к. истребовались какие-то иные доказательства моего непосредственного участия в боевых действиях. В/ч, в которой я несла службу, согласно заключенному с командиром в/ч договору, штатное расписание в/ч составлено на основании классификатора должностей и утверждено командиром в/ч, классификатор в 1992 году был переименован в перечень и является документом МО на основании Приказа МО РФ(далее по тексту) 

 

Аватар пользователя Лидия Тур (Лобачева-Курылева)

Вынуждена вставить часть текста, т.к. обратила внимание, что он в предыдущем комментарии, пропал, т.е. на 9 строчке после слов "А п.п. 5-6 п.1 ст. 3 ФЗ "О впетеранах" выдаютч.... до слов: договору, принимала непосредственное участие... (далее по тексту): выдаются только гражданскими Министерствами и удостоверения с отметкой ст.16, п.3 должны выдавать те органы исполнительной власти от которых люди направлялись в Афганистан. Обратите внимание, что в п.п.6 п.1 ст.3 ФЗ «О ветеранах» так и написано: работники, направлявшиеся на работу в Афганистан в период с декабря 1979 г. по ДЕКАБРЬ 1989 г. А общеизвестно, что Мин-во Обороны находились в Афганистане до 15 ФЕВРАЛЯ 1989 г. т. е. в Афганистане оставались еще работники, работавшие от гражданских министерств и ведомств. Судом при разбирательстве нарушена ст.56 ГПК РФ, т. к. истребовались какие-то иные доказательства моего непосредственного участия в боевых действиях. В/ч, в которой я несла службу, согласно заключенному с командиром в/ч договору, принимала непосредственное участие в боевых действиях, подвергалась постоянным обстрелам. Штатное расписание в/ч составлено на основании классификатора должностей и утверждено командиром в/ч, классификатор в 1992 году был переименован в перечень и является документом МО на основании Приказа МО РФ 

 

 

Аватар пользователя Ольга Попова

Полностью присоединяюсь к словам Лидии Тур (Лобачевой-Курылевой) .Хочу добавить, что о льготах и преимуществах, которые ранее  должны  были предоставляться  служащим СА (проезд в общественном транспорте, выделение  путевок на  лечение) ,мало кто знал и не во всех регионах они предоставлялись,  а при обращении в военкоматы за разъяснением,  ответ был один: «Не положено». Только с появлением интернета появилась возможность  ознакомиться с нормативными  актами  и узнать что было положено, а что нет. Что касается путевок  для санкурортного лечения, то нас направляют в органы соц.защиты, а там из таких «льготников , имеющих право на первоочередное обеспечение путевками», очередь  на 3 года вперед и при серьезном заболевании можно и не дождаться своей очереди.  Если в молодости о льготах мало кто думал, то теперь самой молодой «афганке» 50 лет, а самой старшей 75 и более. Большая часть живет на мизерную пенсию, а  многие до сих  пор из аптек не вылазят после перенесенных инфекционных заболеваний  (тиф,малярия,гепатит,желтуха). Меры социальной защиты крайне необходимы.  Отношение чиновников к  указанным проблемам  просто поражает  своим равнодушием. Конечно, «сытый голодного не разумеет».

Аватар пользователя Варенцова Елена

Я как раз из тех "молодых афганок", скоро исполняется 50 лет. А в 1986 г. на момент начала моей двухлетней работы в качестве служащей СА МО было двадцать с небольшим. Да, о льготах и зарплате тогда не думалось, воспитание было советское, возраст бесшабашный, патриотизм как должное... А сейчас приближается пенсионный возраст и поднимаются связанные с этим проблемы. Справка из Подольского архива МО получена, в ней ясно написано, что я работала в в/ч п/п 22637, в составе батальона обеспечения вертолетного полка, находившегося в Афганистане. Возможно, я плохо разбираюсь в законотворчестве, но я не понимаю - какое ещё нужно подтверждение, что я принимала участие в боевых действиях? Или военнослужащие тылового обеспечения, к примеру, принимали большее в них участие? На мой взгляд, это абсурд. Если бы нам было известно заранее о пресловутом Приказе 2288, написать кучу таких подтверждающих справок там, в Афганистане, сложностей бы не составило. И даже не пришлось бы сочинять "липовые" - хватило бы и реальных событий. И тот дополнительный год к стажу, который у меня просто отобрали - по другому не скажешь - как этот жест нашего Правительства расценивать? Почему нас просто решили потихоньку замолчать и забыть? Ведь там и тогда мы были нужны и мы ехали, мы находились в тех же условиях,  под теми же обстрелами, летали на тех же вертолетах и самолетах, ездили на тех же БТРах, по тем же дорогам, что и военнослужащие, рисковали так же, кто-то погибал... Надеюсь, что справедливость все-таки восстановлена будет, не хотелось бы, чтобы "посмертно"... 

Аватар пользователя Батырбаева Асия

Согласна с высказываниями "афганочек".Очень обидно что нас не просто не замечают,а вообще вычеркнули из той войны.Хорошо хоть интернет есть,а так бы даже и не знала что удостоверения дают,правда пункт ставят 3.Были в одних и тех же условиях,а получается что на "курорте" судя по высказыванием отдельных чиновников.Когда же будет восстановлена справедливость?! Не у все и сил хватит и средств доказывать правоту.Согласно статистике потерь среди нас очень высокий процент. Хотелось бы чтобы правительство все таки оценило нас и пересмотрела меры соцподдержки.