Развитие безопасности: от национальной и комплексной к институциональной!

Несмотря на большое количество исследований сферы безопасности отечественное научное сообщество пока уделяет явно недостаточно внимания изучению ее институциональных аспектов. Вместе с тем, институциональное измерение является важной характеристикой не только систем безопасности, но и любого социального, в т.ч. политического, процесса. Поэтому не случайно в центре внимания современной политической науки практически постоянно оказываются институты, формальные и неформальные связи и отношения, т.е. те «правила игры», на которых в основном базируются социальные системы. Как верно отмечается в коллективной монографии «Политические институты на рубеже тысячелетий»: «… встает вопрос об использовании мирового опыта политической институционализации, о возможности, закономерности и способах заимствования этого опыта» [1].

То есть мы признаем перспективность и полезность для любого современного открытого общества создание единой общественно-государственной системы безопасности (на первое место нами сознательно поставлена общественная составляющая). Основу этой системы, полагаем, могут и должны составлять институты, т.е. формально зачастую не оформленные социальные практики, а не органы и/или учреждения.

Высшее военно-политическое руководство России уже пришло к пониманию важности проблемы формирования, развития и изучения институциональной структуры российского общества. Так, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев 7 июля 2011 года подписал Указ, в котором из восьми приоритетных направлений развития науки, технологии и техники под номером один определено «Безопасность и противодействие терроризму» [2]. В своих посланиях Федеральному Собранию Российской Федерации В.В. Путин, находясь на посту главы государства, постоянно уделял весьма значительное внимание проблеме обеспечения безопасности. Фактически, в российском социуме сформировался запрос на прозрачные «правила игры» в сфере безопасности, на вовлечение в нее многочисленных негосударственных акторов.

Поэтому, полагаем, исследователям целесообразно понять существо, системность и функциональность сложившихся отечественных политических институтов безопасности. Перенесение институционального метода анализа в сферу безопасности позволяет, на наш взгляд, осмыслить институциональное устройство в масштабах всего общества, поскольку, как отмечает исследователь В.В. Радаев, институты образуют «...не жесткий каркас, а гибкую поддерживающую структуру, изменяющуюся под влиянием практического действия» [3]. Институционализация сферы безопасности, на наш взгляд, должна быть постоянно в центре внимания любого открытого общества и государства, а не только деятельность силовых структур/спецслужб. В свое время, верно заметил нобелевский лауреат по экономике Дж. Бьюкенен: «… Если бы люди прекратили поиск строящих козни недругов, а вместо этого обратили бы внимание на институты, укомплектованные самыми обычными людьми, открылись бы широкие перспективы» [4].

Полагаем, что для институционального развития сферы безопасности российского общества нужна серьезная ее либерализация, что предполагает активизацию населения страны и общественных институтов в построении безопасной среды обитания. «Граждане только тогда станут активными участниками сферы безопасности, – пишет исследователь С.Н. Соколова, – если они будут видеть в этом собственный интерес. Тогда граждане и их объединения смогут реально сотрудничать с государством в сфере безопасности, и, может быть, его контролировать» [5].

В то же время государство и общество могут эффективно развиваться только в условиях политической и экономической стабильности. «Именно устойчивость и эффективность для социума тех или иных правил и отношений позволяет их классифицировать в качестве института», – полагает начальник Академии гражданской защиты МЧС России С.А. Шляков. Руководитель ведущего ведомственного ВУЗа делает вывод о том, что деятельность общества и государства в связи с потенциальными и реальными чрезвычайными ситуациями (ЧС) сложилась в устойчивый и долговременный социальный институт [6].

Научное сообщество МЧС России уделяет большое внимание изучению проблем комплексной безопасности. Исследователи других силовых структур – национальной безопасности. На наш взгляд, повышение эффективности развития системы комплексной безопасности могут происходить по двум взаимодополняющим друг друга направлениям:

1) формирование новых институтов безопасности в обществе;

2) переход к приоритетному политическому воздействию со стороны политической элиты на сферу безопасности, то есть, на практике перейти от системы госуправления к системе государственного регулирования сферы безопасности, в которой государство будет играть основную, но одновременно – четко определенную координирующую роль. В условиях существующей системы госуправления практически невозможно проводить эффективную координацию деятельности как государственных, так и негосударственных структур и общественных объединений в сфере комплексной безопасности, когда в ней доминирует государственная власть.

Необходимость госрегулирования в сфере безопасности обусловлена еще одним отличием государственной и негосударственной систем комплексной безопасности. Это отличие состоит в том, что государственная система безопасности отражает и защищает, в первую очередь, интересы власти, а негосударственная система – ближе к выражению и защите интересов гражданского общества и граждан [7]. Это связано с тем, что негосударственная система комплексной/национальной безопасности складывалась исключительно по инициативе граждан для защиты их частных интересов. То есть, создание добровольных пожарных дружин, волонтеров, добровольных спасательных отрядов, частных сыскных агентств, охранных фирм и служб безопасности явилось результатом реализации гражданских социально-экономических инициатив.

Введение системы госрегулирования в сферу безопасности, формирование институтов безопасности в обществе позволяет, на наш взгляд, переосмыслить и такие термины, как «национальная безопасность» и «комплексная безопасность». Возможно, что теоретически удастся их «примирить» введением в политическую науку нового понятия – «институциональная безопасность»! Полагаем, что институциональный метод исследования безопасности может дать возможность расширить наши представления об этой сфере и мерах повышения ее эффективности.

 

(Тезисы к международной научной конференции «Комплексная безопасность. Новое измерение».)

 

Литература

1. Политические институты на рубеже тысячелетий / Под ред. К.Г. Холодковского. Дубна: ООО «Феникс+», 2001. С. 5.

2. события.президент.рф/справки/987 (дата обращения: 20.10.2011).

3. Радаев В.В. Новый институциональный подход: Построение исследовательской схемы // Журнал социологии и социальной антропологии. 2001. № 3. С. 113.

4. Джеймс М. Бьюкенен. Сочинения / Пер.с англ.; гл. ред. Р.М. Нуреев и др. М.: Таурус Альфа, 1997. Т. 1. С. 398.

5. Соколова С.Н. Философия государственного регулирования безопасности в российском обществе: Автореф. дис. … докт. филос. наук. М., 2011. С. 38.

6. Шляков С.А. Трансформация отечественных институтов безопасности (на примере МЧС) // Власть. 2011. № 2. С. 6.

7. Грищенко Д.Ю. Политическая безопасность современного российского государства: состояние и механизм обеспечения: Автореф. дис. … канд. полит. наук. Владимир, 2008. С. 2-3, 14-15.